?

Log in

No account? Create an account
Нестор Летописец

uctopuockon_pyc


Литературно-ист. журнал ИСТОРИОСКОП


Previous Entry Share Flag Next Entry
ИСТОРИЯ СССР. ЧАСТЬ 10.
sssr_cccr wrote in uctopuockon_pyc
Дневник электрофикатора. 1931 - 1934 годов.



Перебирая архив Никопольской дистанции электроснабжения Приднепровской железной дороги, я наткнулся на старую пожелтевшую общую тетрадь. Когда я начал знакомится с её содержанием, то понял, что это дневник одного из злектрофикаторов, которые в 1932 - 1935годах производили электрификацию участка Кривой Рог Запорожье. Краткая историческая справка. В соответствии с планом ГОЭРЛО и решением июньского Пленума ЦК ВКП (б) началась в стране электрификация магистральных линий железных дорог:
1. Участка Хашури-Эестафоне (Сурамский перевал) Закавказской Железной Дороги, протяженностью 68 километров.
2. Участка Кизел-Чусовая Пермской железной дороги, протяженностью 112 километров.
3. Участка Запорожье-Кривой Рог Екатерининской (Приднепровской) железной дороги, протяженностью 202 километра.
Первая запись москвича Николая Леднева, так звали электрофикатора, была сделана 18 марта 1931 года.

11 августа 1933 года.

Письма были у нас в портфеле, но вот как доставить их на заводы возникли проблемы. Заводы в Москве были мне знакомы, а вот в Ленинград как отправить? Михаил Иванович принял решение ехать лично в Ленинград, а я тем временем пойду по заводам Москвы. Мы пошли на вокзал, купили билеты, и я посадил Михаила Ивановича на поезд, а сам отправился на завод имени Куйбышева. Там долго меня не пускали в заводоуправление, но когда я показал письмо от Наркома, то меня провели прямо к директору завода. Должен сказать, что письмо не обрадовало директора завода. Он говорил, что у него нет никакого материала для изготовления дополнительных трансформаторов, тем более эти трансформаторы специальные, тяговые они только начали производить - конвейер не налажен, и в такой короткий срок он просто физически не может вложиться. Но подпись под письмом, видно, убедила его сделать невозможное.

15 августа 1933 года.

Все дела мы в Москве утрясли, завтра едем (едва не написал домой, насколько я уже сросся со стройкой) в Запорожье. Михаил Иванович тоже договорился в Ленинграде, хотя там сначала его в штыки, но он убедил, обещали в ноябре поставить первые два ртутные выпрямители. Вот только успеем ли мы его к декабрю смонтировать и наладить, ведь как говорил Яков Ильич с ними, у них на Кавказе было очень много мороки. Ничего сделаем, лишь бы поставили. Я тоже в Москве справился по всем объектам, был даже в бывшем своем цехе. Там много перемен - всё начальство сменили после того случая, да и много новых рабочих набрали. Но были и те, с которыми я работал. Встретили меня, как настоящего героя, который приехал с передовых позиций строительства нового общества, пообещали сделать все необходимые нам приборы и аппараты в кратчайший срок, а еще наградили меня живностью, что бы мы хорошо там питались. Дело в том, что у них на ферме кролики уже хорошо обосновались, дали приплод, и они мне вручили двух крольчих и самца, что бы мы тоже там их разводили. Я, конечно, поблагодарил их за это и взял, буду везти в Запорожье.

16 августа 1933 года.

Мы снова в поезде, который нас мчит на юг Украины. Мама с папой проводила нас, смахнула слезу рукой, но Михаил Иванович успокоил ее, сказал, что я нахожусь там под постоянным присмотром, и он в обиду меня не даст. Мама наложила нам еду на дорогу, малиновое варенье, свежих огурцов, а я в парке нарвал травы для моих кроликов, ведь путь у них будет не близкий. Ведут они себе в клетке хорошо, мама пожертвовала для них свою плетеную корзину. Грустно было расставаться, но вместе с тем я предвкушал радость от предстоящей встречи с Оксаной. Интересное дело получается: с другой девушкой встречаешься, много общаешься, ничего не проскакивает, а тут только встретился пару раз, проводил два раза домой, и уже тебя всего переполняют чувства самые необычные, самые красивые, и кажется, что без этой девушки ты не мыслишь свою жизнь. Хочется ее увидеть, быть с ней рядом. Вот и колеса стучат сейчас: увижу, увижу, увижу. Проехали Курск, проехали Харьков. Поля, поля, поля. Пшеницу, ячмень убрали, только стерня осталась, а кукуруза, подсолнухи еще стоят, как часовые. Урожай должен быть хороший. Думаю о нашей встрече. Не обиделась ли тогда на меня, ведь я обещал, но не пришел, обстоятельства так сложились. Я ей ведь тоже везу подарки. Захватил ей книжки: рассказы Горького, Лондона и Чехова, а еще сборник стихов Демьяна Бедного, которые он нам подарил, когда мы были у него в гостях.

19 августа 1933 года.

Прибыл наконец-то на Подстепную. Пока меня не было, стройка выросла - здание тяговой подстанции почти закончили, и начали строительство жилого домика для обслуживающего персонала. С Сережей встретились очень тепло. Он тотчас угостил меня вкусной ухой, а затем зарезал большого арбуза. На мой вопрос:

«Где взял?».

Только подмигнул хитро глазами и сказал:

«Места надо знать».

Арбуз был красный и очень вкусный, мне не приходилось еще таких пробовать. После обеда мы занялись устройством для привезенных кроликов. У нас добавилось людей на стройке:
во-первых, стоял вагончиков контрактников, которые рыли котлованы и устанавливали опоры контактной сети,
во-вторых, стоял вагончик военизированной охраны, которые с боевым оружием охраняли стройку, ибо уже были случаи воровства на тяговой подстанции.
К сожалению, за заботами и своим устройством, я не смог пойти в село, что бы увидеть Оксану. Ничего завтра увижу.

22 августа 1933 года.

На нашей стройке, пока не было меня, произошло немало изменений. Сергей рассказал, что приезжала к ним какая-то комиссия из самой Москвы, человек десять. Они ходили по нашей стройке, что-то обсуждали очень громко, употребляя даже не литературные выражения, затем пошли на перегон в сторону Апостолово. Наш прораб затем рассказал, что комиссия была очень недовольна тем, каким темпом у нас идет строительство, обвиняли в халатности, беспечности и даже саботаже. Как результат - у нас сменилось руководство стройки, добавили людей, но от этого толку мало, так как с материалами большие перебои. Правда, мы не стоим, когда нет материала - копаем котлованы под опоры, на которых будем устанавливать разъединители, трансформаторы, изоляторы и прочую аппаратуру.
Вчера не удалось встретить Оксану, то сегодня вечером пошел домой к ней. Взял с собой Сергея. Оказалось, что она немного приболела и уже несколько дней не ходила на заработки к хозяину. Но ко мне она вышла, в лучах заходящего солнца она была ещё прекрасней. У меня всё нутро запело, когда я её увидел. Мы поздоровались с ней, Сергей отошел от нас, что бы могли поговорить с ней. Вообще-то должен сказать, что Сергей настоящий друг, который тебя всегда понимает, всегда тебе поможет и не оставит никогда в беде. Я извинился перед Оксаной за то, что не смог тогда придти к ней, ибо уехал в командировку. Она сказала, что она не в обиде, ибо она знает, что меня не было на стройке. Я спросил, откуда она знает, она ответила, что это её секрет. Мне от её слов стало так хорошо - значит, она интересовалась мной, значит, я ей совсем не равнодушен, значит, я могу на что-то рассчитывать. Затем я вручил ей книги, которые привез из Москвы. Она меня очень поблагодарила, но, когда открыла рассказы Чехова, то немного огорчилась.

- Та тут же не по-нашему написано, - сказала она. - Якись незрозумили буквы.

Я ей сказал, что между украинским и русским языком совсем небольшие различия - буквы «и» и «ы» различны да еще «э» и «е» да твердый знак «ъ». Так что совсем не будет трудно освоить чтение на русском языке. Она согласилась со мной и была очень благодарна. Еще я поинтересовался, как её здоровья и не надо ли чем помочь с лекарствами. Оксана сказала, что у неё болит только горло, но заболевание её проходит, ибо она лечится какими-то травами, которые ей готовит мама. На этом мы расстались, и мы с Сергеем пошли домой.

25 августа 1933 года.

Нам прислали машину, и мы Сергеем ездили в Апостолово на склад за материалами. Конечно, автомашина - это не лошадь и мы хорошо её загрузили цементом, песком и кирпичом, а она шла легко, словно, пустая, оставляя за собой столп пыли. Все люди смотрели нам вслед, махали рукой, видно, не часто они видят такое чудо. Причем мы сделали несколько ходок, делаем запас, ибо местные жители говорят, что скоро начнется сезон дождей, и тогда будет очень трудно проехать по дорогам.
Вечером Сергей предложил мне пойти в некоторые места под покровом ночи, что бы разжиться арбузами. Я ему сказал, что это же не хорошо воровать, но он меня успокоил, мол, там так много арбузов, что крестьяне все равно их все не уберут, а мы им просто поможем. Я согласился, и мы пошли, ночь была темная, но Сергей хорошо уже знал дорогу, и шел уверенно и спокойно. Когда подошли к баштану, то замерли, некоторое время лежали, молча в бурьянах, правда, у меня сердце едва не выскакивало от страха, что нас поймают. Но Сергей держал себя уверенно. Затем мы ползком заползли на баштан, выбрали по несколько арбузов, и так же ползком выползли оттуда, а потом крадучись пошли домой. Добрались благополучно, но я сказал, что в следующий раз я не пойду воровать. Лучше пойти, и договорится с крестьянами, в крайнем случае, деньги заплатим.

26 августа 1933 года.

Арбузы были очень спелые и сочные. Я поговорил с нашим прорабом Дмитрием Степановичем о том, что надо бы пойти в сельсовет и договорится, что бы они нам продали или ещё каким-то образом снабдили бы арбузами. Кроме того, нам надо организовывать как-то питание людей, ибо у нас ведь рабочих добавилось, а готовим каждый себе. Может, лучше было бы организовать столовую, где всем бы нам готовили еду. Он сказал, что предложение мое ценное, и он переговорить с вышестоящим начальством, а потом скажет результат.

30 августа 1933 года.

Дмитрий Степанович договорился с председателем сельсовета за арбузы. Мы помогли отремонтировать крестьянам их кладовые, куда они засыпают пшеницу, ячмень. В этом году у них вышел хороший урожай, и крестьянам выделяют пятнадцать процентов от собранного урожая, таким образом, их заинтересовывают в том, что бы убирать вовремя и без потерь урожай. Люди немного ожили, стали выпекать хлеб из настоящей муки.
Нам же за то, что мы ремонтировали кладовые, колхоз привез целую подводу арбузов и дынь, а еще я выпросил для кроликов ведро зерна. Оксане очень понравились рассказы Джека Лондона и Сказки Максима Горького. Она свободно читает на русском языке, причем желает это вслух, что бы и мама слышала. Маме тоже понравились эти рассказы. У них тоже улучшения, колхоз выделил им пособие, так как они потеряли кормильца. Оксана преобразилась, глаза у неё загорелись, она стала улыбаться, у неё такая красивая улыбка.

«Наша встреча, то подарок судьбы,
Мою жизнь в один миг изменила ты.
Я жду целый день встречи с тобой,
Что бы быть в согласии с собой».

4 сентября 1933 года.

Вчера был выходной, и мы с Сергеем пошли к Оксане домой. Она попросила починить им крышу, ибо она течет во время дождя. Здесь крыши кроют снопами соломы или камыша. Поскольку у нас соломы не было, то мы нарезали серпом камыша на речке, и закрыли дырки на крыше. Мама очень благодарила нас за помощь, а Оксана наварила нам настоящего украинского борща, который мы с Сергеем с удовольствием поели. Я очень удивился, что Оксана умеет варить такой борщ, даже засомневался, но мама подтвердила, что девушка сама варила борщ. Тогда меня посетила мысль, а не согласилась ли Оксана готовить у нас на стройке обеды, мы б даже платили ей деньги за это. Оксана согласилась, мама не возражала ей, а добавила, что её дочь всё может сама готовить: и пюре, и разные вареники, и каши. Я пообещал им, что переговорю с прорабом.

6 сентября 1933 года.

Я поговорил с прорабом за Оксану. Сказал, как вкусно она варит борщ и другую пищу. Дмитрий Степанович сказал, что бы я привел Оксану, и он посмотрит на неё и переговорит с ней подробно. Я конечно, после работы поспешил к ней, что бы сообщить такую новость. Она с мамой были очень рады и пригласили меня поужинать с ними. Оксана подала нам пюре и пирожки со сливами. Все было очень вкусно и так романтично - мы ели во дворе, под звездным небом. Мама расспрашивала меня о том, чем мы занимаемся здесь, откуда я приехал, и кто мои родители? И, кажется, она была удовлетворена тем, что я ей отвечал. Меня тоже удовлетворило то, как реагировала на мой рассказ мама Оксаны. Это позволяло мне надеяться, тогда, как раньше я боялся того, как встретят меня здесь чужака. Оксана тоже как-то растаяла, засветилась, стала с большей нежностью смотреть на меня. Я счастлив, что приехал сюда на стройку, что встретил такую прекрасную девушку.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Владимир Шарик.

Источник: http://rustod.ru/publicistika/istoriya-sssr.-chast-10./


promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 35
Buy for 30 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…