November 23rd, 2015

  • rimmir

Долбанутые?

25 ноября в Екатеринбурге торжественно откроется первый в России президентский центр — Центр Бориса Ельцина. Ядром его будет музей. Согласно информации на сайте Ельцин-центра, благодаря современным мультимедийным технологиям экспозиция будет передавать «не только суть того драматичного времени, но и дух 90-х». Кроме того, под крышей центра разместятся библиотека, архив семьи Ельцина, образовательный и детский центры, выставочные залы. Впрочем, внимания заслуживает не только и не столько появление ельцинского центра, сколько отношение к этому событию руководства страны. Как ожидается, церемонию открытия почтят своим присутствием президент и премьер, а также целый сонм иностранных государственных деятелей. В числе приглашенных Билл Клинтон, Джордж Буш-старший, Гельмут Коль, Жак Ширак. Свидетельствует ли это о каких-либо переменах в идеологии власти? На этот вопрос мы попросили ответить руководителя фонда «ИНДЕМ» Георгия Сатарова. В 1993–1994 гг. Сатаров входил в состав Президентского совета, с 1994-го по 1997 год занимал должность помощника президента. В круг его обязанностей входили подготовка президентских посланий, политическая аналитика, контакты с парламентом и партиями. Своими мыслями об исторической роли Ельцина и о том, как относятся к его политическому наследию в современной России, Георгий Сатаров поделился с «МК».

— Георгий Александрович, судя по размаху и статусу мероприятия, первого президента новой России в коридорах власти помнят и чтят. В то же время идеология нынешней власти основана на противопоставлении достижений путинской эпохи бедам «лихих 1990-х». Нет здесь противоречия?

— Ваш вопрос абсолютно риторический: противоречие, конечно, есть. Однако я не вижу здесь ничего специфического. К ритуалам такого рода нынешняя власть всегда относилась вполне лояльно, что никак не сказывалось на политической практике.

— По идее, Ельцина в путинской России не могут не чтить уже хотя бы потому, что без Ельцина не было бы Путина. С этой точки зрения Борис Николаевич в значительной мере является творцом нынешней политической системы. Согласны с такой оценкой?

— Категорически не согласен. Эта оценка — частное проявление более общей тенденции, которой уже 15 лет. Когда представителям путинской власти указывают на какой-то негатив, они обычно отвечают: мы тут ни при чем, все это началось во времена Ельцина. Правда в том, что многое, с чем мы сегодня сталкиваемся, действительно начиналось во времена Ельцина. Собственно, любой исторический период порождает нечто новое — в политике, экономике, социальной сфере. Но потом эти инновации проходят некий отбор. Некоторые отсеиваются, какие-то переходят в следующую эпоху. Весь вопрос: что переходит, а что остается. В системе фильтров.

Поэтому когда говорят, что та или иная бяка взята из ельцинских времен, всегда надо ставить вопрос: а было в ельцинские времена что-то помимо бяк, что-то позитивное? Ответить на него очень легко: да, было. При Ельцине в стране произошла институциональная революция, эти годы были годами свободы — для СМИ, для политической и предпринимательской деятельности... Вспомните экономический кризис 1998 года: из этой задницы страну вытащил свободный бизнес. А ведь именно при Ельцине были созданы условия для его появления. Это тоже его заслуга. Однако ничего позитивного, к сожалению, из ельцинской эпохи перенесено не было. Взяты лишь инновации определенного сорта.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, например, рейдерские захваты предприятий. Они, совершенно бесспорно, зародились в эпоху Ельцина, в конце 1990-х годов. И стали нормой в «нулевые». При Ельцине возникло такое явление, как конструирование партий. А при Путине искусственно сконструированные — либо тщательно контролируемые — партии стали основными участниками политического процесса.

— Сюда же можно, наверное, отнести и такое явление, как олигархи.

— Нет, это уже совсем другое. Олигархи ельцинской эпохи не были старыми друзьями Ельцина. Можете назвать хотя бы одного такого? Не напрягайтесь: не получится. Те олигархи становились олигархами, пройдя длинный путь, начинающийся с кооперативов и торговли джинсами-«варенками». Сейчас таких нет. Нынешние олигархи — это друзья Путина. Это уже изобретение «нулевых». Как и многие другие. Именно при Путине зародился, скажем, такой вид коррупции, как взятка за право заниматься своим бизнесом. При Путине стали создаваться гигантские бессмысленные — в самом лучшем варианте — госкорпорации. Ну и так далее, этот список можно долго продолжать.

— Если говорить об ошибках, допущенных Ельциным, то какие, на ваш взгляд, наиболее существенны?

— Тут очень трудно взвешивать. Мы не можем оценить, например, последствия невведения войск в Чечню или последствия отказа от штурма Белого дома 4 октября 1993 года. Было бы лучше, если бы все шло так, как шло? Ответа нет. Но если говорить о вещах достаточно очевидных, то я бы назвал, во-первых, преуменьшение роли судебной власти и концентрации на экономических институтах. Второе: запоздание с реформированием бюрократии. В 1997 году, когда такая попытка была наконец предпринята, у Ельцина уже не было достаточного политического ресурса, чтобы «продавить» свои решения. И третье: то, что он не разогнал вовремя Съезд народных депутатов и Верховный совет. Это следовало сделать уже после апрельского референдума 1993 года, на котором Ельцин фактически победил.

— Но Ельцин нарушил Конституцию. Заложив тем самым, как считают многие, традицию пренебрежительного отношения верховной власти к Основному закону и праву в целом.

— Чушь. Основного закона в сегодняшнем понимании этого термина тогда в стране не было. Была латаная-перелатаная брежневская Конституция — совершенно задрипанный, изнасилованный документ, непрерывно менявшийся в угоду политической конъюнктуре. Поднимите стенограммы съездов народных депутатов и посмотрите, с какой частотой принимались поправки: интервал иногда составлял считаные минуты. Причем этот документ фиксировал фактически монопольную власть съезда. Формально заявленное разделение властей не было ничем подкреплено, не существовало никакой системы сдержек и противовесов.

Если бы Ельцин тогда чуть опоздал, то собрался бы съезд и объявил ему импичмент. И пошло-поехало. Кстати, наивно думать, что в случае проигрыша Ельцина победителями стали бы Хасбулатов и Руцкой. Они были «шестерками» в руках Макашова и ему подобных. Не было бы больше никаких выборов, мы получили бы диктатуру. Кстати, никто не может упрекнуть Кремль в том, что там составлялись расстрельные списки. В отличие от противоположной стороны.

Что же касается упреков в адрес Ельцина в том, что он якобы «узурпировал власть», то у президента были все основания и возможности не устраивать думские выборы сразу же после октябрьских событий. Когда еще не улеглись страсти, когда у многих были негативные эмоции по отношению к Ельцину и демократам. Вполне мог объявить некий временный, переходный период под своим контролем. Но Ельцин сделал абсолютно противоположное. И, как вы знаете, власть, мягко говоря, не получила большинства в новом парламенте. У Ельцина была куча проблем с Думой, но он жестко следовал Конституции, принятой в 1993 году.

Приведу характерный пример: февраль 1994 года, Дума принимает решение об амнистии членов ГКЧП и участников октябрьского путча. И Ельцин не в состоянии ничего этому противопоставить! Он вызвал меня тогда и спросил, можем ли мы что-то сделать. Отвечаю: «По вашей Конституции это исключительная прерогатива Думы. И у нас нет возможности вмешаться». Он говорит: «Ну, значит, будем жить по Конституции».

Продолжение здесь: http://rimmir.livejournal.com/692299.html?view=214859#t214859

promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 39
Buy for 20 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…