?

Log in

No account? Create an account

ТРУДОВАЯ МОТИВАЦИЯ В СССР
аналитика
ded6442 wrote in uctopuockon_pyc
Оригинал взят у ded6442 в ТРУДОВАЯ МОТИВАЦИЯ В СССР

Важно заметить, что одним из важных обвинений советскому строю, которое зародилось в среде интеллигенции, было снижение трудовой мотивации.[Spoiler (click to open)]Имелось в виду, что наличие слишком широких социальных гарантий лишило работников отрицательных стимулов к хорошему труду (страха), а слишком уравнительное распределение доходов свело на нет и положительные стимулы. В результате якобы возник особый, нигде в мире не виданный тип работника — нерадивого, ленивого и нахального.

Кстати, эта теоретическая конструкция обросла множеством пикантных деталей, колоритных образов, анекдотов. Ее воспринимали легко и охотно сами же работники самых разных сфер, тем более, что в ϶той концепции фигура интеллигента-паразита была одной из самых колоритных: сказки о ленивых и никчемных сотрудниках НИИ заполняли 16-ю страницу «Литературной газеты». Многие люди, как водится, считали лентяем соседа, а не себя лично, а другие получали прекрасное оправдание для своей личной нерадивости («система такая — при другой системе я бы трудился ого-го!»).

Вся эта мифология «ленивого совка» подводила, в конечном счете, к идее благотворности частного предпринимательства («хозяин не позволил бы»). Стоит сказать, для контраста создавался светлый миф о Западе, где хозяева сумели так организовать труд, что работники показывают чудеса ответственности, интенсивности и ловкости — при хорошем настроении в ожидании точно отмеренной зарплаты «по труду».

Разделим всю эту многослойную проблему на части и рассмотрим по отдельности вопросы разного плана. Прежде всего, вопрос фундаментальный, не зависящий от мотивации — трудовой потенциал людей, сама их способность выполнять ту или иную работу. Здесь антисоветская концепция содержит принципиальную ошибку. Советская индустриализация превратила крестьян во вполне годных для фабрики рабочих несравненно быстрее, бережнее и эффективнее, чем западная (϶то мнение западных социологов).

Тут можно даже говорить о «русском чуде». Важно заметить, что одна из ошибок гитлеровских стратегов как раз и состояла в том, что они посчитали невозможным, чтобы СССР за столь короткий срок подготовил десятки миллионов работников, перепрыгнувших «из царства приблизительности в мир точности». Западу для ϶того понадобилось триста лет. Конечно, трудовое поведение советских людей отличало ь от западных. У нас еще не сложился в полной мере «человек фабричный», десятки поколений работавший в искусственном пространстве и времени фабрики. Советский рабочий еще нес в себе физиологическую память о временных ритмах крестьянского труда. Для него была характерна цикличность работы, смена периодов вялости или даже безделья и периодов крайне интенсивного вдохновенного труда типа страды («штурмовщина»).Слава богу, что психофизиологи труда в СССР во время поняли ϶то и порекомендовали не ломать людей ради «синхронности». Сейчас, наверное, новые менеджеры сломают.

Задача, которую решил советский строй, была вовсе не тривиальной. Стоит сказать, для ее решения была создана большая и сложная социокультурная система, включающая единую общеобразовательную школу, непрерывное внешкольное образование, уклад предприятия, систему ценностей и тип распределения жизненных благ.

Вопреки тому, во что поверили наши социал-дарвинисты, именно «уверенность в завтрашнем дне», вместо западного «страха за завтрашний день», позволила в СССР очень быстро сформировать спокойного работника, способного выполнять сложную работу. И ϶тот принцип взят сегодня на вооружение во всех незападных быстро развивающихся странах — там, где культура не ориентирует человека на крайний индивидуализм в «войне всех против всех». Помимо хрестоматийного примера Японии можно назвать Южную Корею, где самым важным стимулирующим фактором считается стабильность рабочего места — гарантии против увольнения.

Ставя нам в пример США с их культом конкуренции, наши антисоветчики исходили из самого тупого эпигонства. Роль советского уклада мы лучше поймем, если взглянем на нынешнюю систему, которую строили буквально как отрицание советской. Сегодня, несмотря на кнут безработицы и угрозу голодной смерти, в целом идет «деиндустриализация человека», огромный откат в архаику. Конечно, при разрушении производственных массивных структур отдельный предприниматель может набрать рабочих для ϲʙоей фирмы, но ϶то, в общем, мародерство. В масштабах всего народа утрата квалификации и культуры труда колоссальна. Можно утверждать как гипотезу, но вполне надежную, что если бы в 30-70-е годы советские заводы были бы отданы в управление западным менеджерам с установлением их социальных отношений, они управились бы хуже, чем советские управленцы. Был бы примерно тот же откат, что сегодня (а то и больше).

Теперь о том, как реализовался потенциал работников в СССР и на Западе в зависимости от системы оплаты (и шире — стимулирования). Мы знаем, что в 70-80-е годы в СССР действительно наблюдался кризис прежней системы, так что существовала проблема ее совершенствования. Причины, в общем, были известны: произошла урбанизация и одновременно смена поколения и его культурных стереотипов. Старая система трудовой мотивации и стимулирования труда резко потеряла действенность. Это было недомогание общества, которое надо было лечить, и оно было бы вылечено. В тех отраслях, где для ϶того были ресурсы, оно нормально лечилось. Но антисоветские идеологи трактовали ϶то недомогание (пусть даже болезнь), через которое периодически проходят все промышленные страны, как признак смерти системы советской. И стали уповать, как мы теперь видим, на примитивное, даже архаическое решение (частный хозяин и кнут угрозы голода).

Укажу на очевидную вещь: те, кто считали ϶тот кризис неким сущностным качеством именно советского строя, или утратили историческую память или совершали сознательный подлог. Честный критик должен был бы сначала зафиксировать тот факт, что именно в СССР те же люди прекрасно работали — война была ϶тому экзаменом не идеологическим, а абсолютным. Иными словами, абсолютизация частной инициативы как организатора хорошего труда — грубая ошибка.

Антисоветское сознание равнодушно и, скорее всего, искренне нечувствительно к важному явлению Нового времени, которое именно в СССР и произошло. Стоит заметить, что оно называется «стахановское движение», и к нему были одинаково нечувствительны и официальный истмат, и анти-истмат. Истмат повествовал о «коммунистическом энтузиазме», его двойник-антипод на Западе — о «фанатизме». А речь шла о переносе в индустриальную среду аграрного «литургического» отношения к труду, с преодолением субъект-объектного отношения работника к материалу.

Отсюда — т.н. «гениальный глаз», который был обычным явлением у средневековых ремесленников, но исчез на капиталистической фабрике. Отсюда — эффективность движений работника, которая далеко превышала обычную. Психофизиологи труда ввели даже метафору, согласно которой советские работники «вбирали энергию из окружающей среды».

В детстве я прочел, а потом уже не мог найти, записки одного из шахтеров, которых обучал Стаханов. Стоит заметить, что он просто и образно оповествовал суть, она мне и тогда показалась важной. Стаханов научился видеть центры напряженности в пласте угля — в них и бил отбойным молотком. Стоит заметить, что он говорил, что «пласт должен сам выбрасывать уголь», почти как взрывом. И учил ϶тому шахтеров. И ϶то было, у всех по-ϲʙоему, массовым явлением, что и показала война. Из всего, что приходилось слышать от антисоветчиков, было видно, что ϶то им глубоко чуждо, что ему противен рабочий «дядя вася», который был именно на ϶то способен, начал пить при Брежневе, а теперь мрачно тянет лямку у «новых русских». Новая система не придушит, как Брежнев, а искоренит ϶тот потенциал. Похоже, что она его ничем и не восполнит — не имеет сходной силы.

Сегодня у новых «менеджеров» стоит тот же вопрос — как заставить работать нерадивого «дядю васю». И приходится слышать, что адекватным для стимулом будет создание для него смертельных угроз — голода и выселения из квартиры. Но опыт показывает, что ϶тот метод негоден вообще, а для «дяди васи» — в особенности.

Что он негоден вообще, независимо от общественного строя, говорит большая американская литература. В промышленной социологии Запада есть понятие рестрикционизм — сознательное ограничение рабочими своей выработки. Еще в конце XIX века. Тейлор повествовал, что крайне трудно найти рабочего, который не затратил бы значительное время на изобретение способов замедлить работу — сохранив при ϶том вид, будто трудится в полную меру. Более того, данные способы осваиваются группами рабочих. Важно заметить, что один из американских социологов повествовал в 1981 г.: «Расщепление атома — детская игра в сравнении с проблемой раскола и манипулирования крепко спаянной группой рабочих».

Кстати, такую «работу с прохладцей» только недавно стали называть уклончиво — рестрикционизм. А Тейлор называл ϶то попросту — саботаж. Так что и рачительный хозяин-капиталист бывает бессилен. Вот что сказано в обзоре по ϶той проблеме: «Феномен растрикционизма распространен во всех индустриальных странах и существует без малого 200-250 лет. Никаких надежных средств борьбы с «социальной коррозией производства» не придумано… Суть «работы с прохладцей» в том, что рабочие физически могут, но психологически не хотят выполнять производственное задание, тем не менее делая вид, что трудятся изо всех сил. В ϶той работе по видимости и заключается суть дела. Тейлор, наблюдая поведение своих товарищей-рабочих, повествовал о том, что в мастерской все были в сговоре относительно нормы выработки: «Я думаю, что мы ограничивали эту норму одной третью того, что мы свободно могли бы производить». Причем, открыто никто не приостанавливал работу. Напротив, в присутствии администрации все делали вид, что усиленно трудятся. Но стоило надзирателю покинуть помещение, как рабочие тут же прекращали свою деятельность» (А.И.Кравченко. «Мир наизнанку»: методология превращенной формы. — СОЦИС, 1990, № 12).

Тейлор считал, что рестрикционизм — один из методов борьбы рабочих за свои интересы. М.Вебер также видел в ϶том явлении сознательную установку, продукт коллективной самоорганизации, используемый для давления на администрацию («негативное участие в управлении»). Иллюзии эффективности стимулирования рабочих угрозой — продукт раннего, «манчестерского капитализма», они давно в современном производстве изжиты.

В начале ХХ века Тейлор разработал приемы «научного менеджмента» — разделения производственного задания на простейшие операции, которые легко нормируются. Какое-то время ϶то давало отдачу — ему, как пишут, удавалось заставить повышать выработку даже старых и ленивых рабочих. Потом эта система с прогрессивно-премиальным типом оплаты стала буксовать, ее использовали для интенсификации труда рабочих-иммигрантов, боящихся протестовать.

Начались разработки других систем стимулирования, и с тех пор сменилось уже несколько поколений их. В 90-е в США случилась новая волна ухудшения трудовой мотивации, и проблема эта вовсе не так проста, как ее представил антисоветский миф. Кстати, один из наших крупных организаторов промышленности (В.Кабаидзе) мне рассказывал, что в конце 80-х годов он был в США в родственной фирме и спрашивал директора, как они заставляют хорошо работать ϲʙоего «дядю Джима». И «их» директор изложил ему приемы абсолютно те же самые, что применял и советский директор. «Прорабатывать, прорабатывать и прорабатывать!». Увольнять бесполезно.

Видный американский социолог в области труда и управления Ф.Херцберг (на мой взгляд, исключительно умный и глубокий человек), повествовал в 1989 г. о системах стимулирования: «Все побудительные факторы такого рода, будучи применены, быстро теряют ϲʙою эффективность. Побудет необходимость поиска все новых и новых средств идеологической стимуляции. Последняя служила мощным орудием побуждения к труду в Советской России после Октябрьской революции и сохраняла ϲʙою действенность до конца 40-х годов. При этом с тех пор идеологические стимуляторы в значительной мере обесценились, поскольку наступило неизбежное «насыщение» и привыкание к ним. Сегодня уже крайне важно искать новые формы вознаграждения за труд, такие как, например, система бонусов. Правда, и они со временем потеряют ϲʙою эффективность, как ϶то произошло в США в 70-80-е годы, когда Японии и другим странам Тихоокеанской дуги удалось превзойти Америку по показателю выработки на одного работника» (Ф.Херцберг, М.У.Майнер. Побуждения к труду и производственна мотивация. — СОЦИС, 1990, № 1).

В антисоветском мышлении уже с 60-х годов стало созревать отношение к трудящимся как «иждивенцам и паразитам» – чудовищный выверт тупого элитарного сознания. И уже тогда возникла идея так переменить общественный строй, чтобы «наказать» данных люмпенов и паразитов. Чем же их можно было наказать? Безработицей, а значит, голодом и страхом. В открытую об ϶том стали говорить во время перестройки. Вот рассуждения близкого тогда к Горбачеву экономиста Н.Шмелева: «Не будем закрывать глаза и на экономический вред от нашей паразитической уверенности в гарантированной работе. То, что разболтанностью, пьянством, бракодельством мы во многом обязаны чрезмерно полной (!) занятости, сегодня, кажется, ясно всем. Надо бесстрашно и по-деловому обсудить, что нам может дать сравнительно небольшая резервная армия труда, не оставляемая, конечно, государством полностью на произвол судьбы… Реальная опасность потерять работу, перейти на временное пособие или быть обязанным трудиться там, куда пошлют, — очень неплохое лекарство от лени, пьянства, безответственности» (Н.Шмелев. Авансы и долги. – «Новый мир», 1987, № 6).

Таким образом, вот идеал трудовых отношений в уме «демократа»: для рабочего – «опасность потерять работу или быть обязанным трудиться там, куда пошлют».

Под давлением пропаганды множество людей поверили, что советская система органически не может организовать людей на хорошую работу. Это неправда, советские рабочие были именно высоко мотивированными и ориентированными на повышение содержательности работы и на технический прогресс. Это лучше всего показывают сравнительные международные исследования.

С 1971 по 1979 г. велось большое международное исследование «Автоматизация и промышленные рабочие», в котором участвовали 15 стран — 6 социалистических, включая СССР, и 9 — капиталистических, включая США, Англию, ФРГ, Францию, Италию. Координатором был Европейский центр координации исследований и документации в области социальных наук (Вена). Исследование велось по единой для всех методике, результаты обрабатывались в одном центре и рассылались всем участникам. Материал получен огромный, но для нашей темы наибольший интерес представляют те сведения, которые характеризуют советского рабочего и уклад советского предприятия в процессе технического перевооружения (автоматизации) — в сравнении с аналогами в условиях Запада. Стоит заметить, что они приведены в книге В.В.Кревневича «Социальные последствия автоматизации» (М.: Наука, 1985).

Прежде всего, советские рабочие активно поддерживали технический прогресс, он у них не вызывал никаких опасений. 99% опрошенных советских рабочих ответили, что «внедрение нового оборудования на их предприятии принесло улучшения и в целом было положительным». В капиталистических странах положительно оценивали ϶тот процесс 54,8% опрошенных, а довольно многие заявили, что внедрение нового оборудование ухудшило положение рабочих на их предприятии (30% в Англии, 20% в США). В целом в социалистических странах 69% рабочих ответили, что будут «активно поддерживать» автоматизацию, а в капиталистических — 37%.

Резко различались бытующие на предприятии представления об оптимальном образовательном уровне рабочих автоматизированных участков (они в книге обозначены как А-участки, в отличие от неавтоматизированных НА-участков). В отчете сказано: «США считают, что техническое образование не нужно не только рабочим НА-производств, но и рабочим А-производств. По данным экспертов СССР, только 18% рабочих А-участков могут обойтись без технического образования, 70% рабочих необходимо профессионально-техническое образование в объему ПТУ и 12% рабочих требуется специальное среднее техническое образование».

В разных социальных системах различается как реальный общеобразовательный уровень рабочих, так и мнение экспертов о необходимом уровне. Советские рабочие в ϶том отношении выделяются даже среди социалистических стран – большинство их имели в 70-е годы среднее образование (неполным средним считается образование уровня 5-9 классов)

При ϶том в СССР считалось, что образовательный уровень рабочих А-производств должен быть повышен, а в США считали, что он у них избыточен.

Исследователи отмечают расхождение между объективными измерениями факторов труда и субъективными оценками рабочих: «рабочие социалистических стран традиционно несколько завышают уровень физических усилий, затрачиваемых в процессе работы, тогда как рабочие несоциалистических стран, напротив, склонны ϶тот уровень занижать. В отношении умственных нагрузок позиции полярно меняются: рабочие социалистических стран считают, что данные нагрузки недостаточны; их коллеги из несоциалистических стран считают ϶тот уровень чрезмерным». Иными словами, рабочие с высоким образовательным уровнем желают работы более содержательной и требующей умственных усилий. Нужно помнить, такие рабочие могут быть более требовательными и неудовлетворенными, нежели менее образованные, но ϶то вовсе не значит, что низка их мотивация. Напротив, их неудовлетворенность представляет из себя огромный потенциал для развития.

Третья группа выводов связана с тем, как влияет автоматизация на трудовые нагрузки. Здесь выявились резкие различия между двумя социальными системами. Общий вывод такой: «В соцстранах общая физическая напряженность труда на А-участках уменьшилась существенно (на 7,3%). В несоциалистических странах физическая напряженность труда в целом на А-участках даже несколько повысилась (на 5,6%)».

Самый большой вес в нагрузках имеют те, которые связаны с неудобной рабочей позой. Результат таков: «В случае если в социалистических странах данные нагрузки практически не изменились, а в СССР заметно уменьшились, то в странах несоциалистических нагрузки, связанные с рабочими позами, существенно возросли, особенно в ФРГ (на 46,1%), США (на 41,9%) и т.д… Самыми большими данные нагрузки оказались у рабочих Англии (46,6 балла),.. самыми низкими в СССР (28,7 балла)».

С учетом нервных нагрузок исследователи определяли «общую напряженность труда». Вывод таков: «Различия, имеющиеся между двумя группами стран, вновь подтверждают вывод о более благоприятных последствиях автоматизации для рабочих социалистических стран. Общая напряженность труда рабочих А-производств в социалистических странах уменьшилась в среднем почти на 21%. В наибольшей степени она снизилась в СССР (на 61%) и в ГДР (на 38,9%). В группе несоциалистических стран напряженность труда на А-участках в среднем даже возросла (на 6,3%), а в ФРГ — даже на 201,6%».

Примечательно расхождение объективных оценок комфортности условий труда с субъективными оценками самих рабочих: «Так, в ГДР комфортность труда, по оценкам экспертов, ниже средней по 14 странам на 14,0%, а по оценкам рабочих она выше средней на 18,7%. Следовательно, рабочие ГДР «переоценивают» комфортность ϲʙоих условий труда на 32,7 процентных пункта. В СССР комфортность производственной среды выше средней для А-участков на 27,6%, а рабочие оценили ее выше на 40,4%. Следовательно, и рабочие в СССР в среднем более высоко оценивают ϲʙои условия труда, нежели рабочие других стран». Из ϶того следует, что рабочие стали склоняться к антисоветскому повороту вовсе не вследствие тенденции к объективному ухудшению их положения на производстве, а в результате культурного кризиса советского общества и под влиянием интенсивной идеологической обработки.

Представляя советский тип трудовых отношений как подрывающий мотивацию трудящихся, нам уже десять лет демонстрируют ту альтернативу, которой соблазняли. Надо же подвести итог. То, что мы видим сегодня на сложно организованном производстве, именно в сфере мотивации есть чудовищный регресс по сравнению с советским обществом даже 70-80-х годов. К примеру, во многих больницах идет деградация всей трудовой системы, утрата персоналом чувства ответственности, что приводит к большому излишку смертей. В промышленности наблюдается то же самое, только выражается в материальных потерях. Отметим, что технологическая дисциплина и качество труда ухудшились чудовищно. В массе рабочих квалификация упала. Мы не стали делать «мерседесов», но ВАЗ-2105 сегодня сделан гораздо хуже, чем в 1983 г. (я испытал ϶то на собственной шкуре). При том, что люди реально ощущают угрозы — дальше некуда.

Каковы же тенденции? В совокупности они именно неблагоприятны. Во многих отраслях промышленности начался вал системных отказов. Предприятия убеждаются, порой с удивлением, что не могут выполнить работы, которые десять лет назад были для них тривиальными. Иногда завод получает выгодный зарубежный заказ — и не может выполнить. Чаще всего из-за утраты кадрового потенциала — и разработчиков, и инженеров, и рабочих. Тому есть свидетельства и документальные, и беседы с директорами. И ϶то — именно «неумолимые» тенденции, причем никаких усилий их переломить не делается. Есть усилия исключительно по созданию анклавов модернизированного производства. Но совокупность данных анклавов такова, что страна на них выжить не может.

Конечно, состояние всей системы трудовой мотивации и стимулирования труда в промышленном производстве в СССР было еще неустойчивым. Происходила быстрая урбанизация, ломался привычный образ жизни, шкала культурных норм и общественного контроля. Люди, недавно начавшие осваивать городской образ жизни, находились в состоянии стресса – изменялись их потребности и в то же время было велико наследие нашей бедности и неустроенности. В городе они переживаются иначе, чем в родной деревенской избе.

Сегодня с массы людей срывают цивилизационную надстройку, наросшую за советский период – идет быстрая архаизация сознания и общественных укладов. Люди спиваются, эксплуатируют женщин и детей. Это признаки превращения России в большую трущобу, северную фавелу. У людей фавелы другой язык, другая мораль и другая рациональность. Вернуть их в общество — особая большая проблема, которой мы не знаем. Конечно, не Чубайс ϶тот процесс начал, но советская школа и советский завод держали его под контролем. Болезнь можно было лечить, а можно резко усилить и воспользоваться состоянием больного. Сейчас, думаю, ясно, что даже при улучшении дел в «обществе» фавела в него автоматически не вернется. Будет нужна большая и творческая работа по реабилитации.

(Из книги С.Г.Кара-Мурза. «Советская цивилизация т.2»)


promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 35
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

Ушедшая в ИСТОРИЮ СТРАНА :Транспорт, которым в СССР приходилось добираться на работу
gluhovski_igor wrote in uctopuockon_pyc
</a>

На работу стоя в «маршрутке» — об этом в СССР и 90-е не мечтали, не говоря о личном транспорте, который был запредельной роскошью. В реальности — битком в так называемом «луноходе» или «лоховозе», кому как больше нравится.



Read more...Collapse )

Tags:

Грозное наледие генерала
rimmir wrote in uctopuockon_pyc
Оригинал взят у mamlas в Грозное наледие генерала
Ещё РИ на Кавказе здесь, здесь и здесь

Крепость русского духа / Как генерал Ермолов основал Грозный
Своим появлением город Грозный обязан усилению влияния Российской империи в мире / Всемирная история с Андреем Сидорчиком / Статья 2013 года

Своим появлением город Грозный обязан усилению влияния Российской империи в мире. Народы Закавказья в начале XIX века рассматривали Россию как защитницу от экспансии Османской империи и Персии. ©

Ещё Чечня сегодня


Портрет А. П. Ермолова кисти П. Захарова-Чеченца, примерно 1843 год

Тяга к России вполне объяснима — если та же Османская империя подвергала своих новых подданных насильственной ассимиляции, то народы, вошедшие в состав Российской империи, смогли сохранить свою национальную самобытность.
Воля и разум русского генерала

К 1813 году в состав России влились Грузия и Северный Азербайджан, однако обеспечение безопасности этих территорий было затруднено тем, что от российской территории они были отрезаны Кавказскими горами — зоной, контролируемой воинственными горцами, конфликтовавшими с русскими и опиравшимися на поддержку Османской империи.

Read more...Collapse )

Про горемычных попов.
uvarov0 wrote in uctopuockon_pyc
Оригинал взят у uvarov0 в Земляки. Про горемычных попов.
Про состоящие из попов банды, грабившие местное населении, писал:
http://uvarov0.livejournal.com/193667.html - Земляки. Попы-разбойники.

Но бывало в Шацкой провинции, что и селяне выгоняли попов за проступки:


«В 1751 году один священник кадомского уезда подал в канцелярию челобитную на приказчика, старосту и крестьян своего села, «неведомо за что выгнавших его из дома и пограбивших все его имущество». В этой челобитной, перечисляя пограбленное имущество, он подробно описывает и свой дом со всеми надворными службами и показывает цену каждому строению. Состоял его дом «из белой сосновой горницы с комнатой и из черной с сенцами и со всяким в них строением». Все это было оценено в 60 руб.. Кроме того была скотная изба (10 руб.), 2 амбара (6 р.), баня (1 р. 20к.), еловая сенница (3 р.), рубленная конюшня (2 р.), сарай, хлевы и около двора городьба (10 р.), на гумне овин и сенница (5 р.), около огорода тыновая городьба (10 руб.). Из приведенного описания видно, каким благоустройством отличался дом горемычного священника и стоил всего 107 руб. 20 коп., и это по оценке самого владельца. »

Известия Тамбовской Ученой Архивной комиссии. Выпуск 44

PS. Многие помещики в нашей местности были однодворцами и жили беднее этого попа. Крестьянский двор из двух домов со всеми строениями стоил 5 руб, хороший конь - 1 руб., а курица - 1 коп.




Инок
rimmir wrote in uctopuockon_pyc
Оригинал взят у vasya_vasechkin в Инок
Оригинал взят у matveychev_oleg в Я ноги потерял, а люди души теряют

Как военный летчик Герой Советского Союза, монах Киприан, прошедший Афганистан, нашел свой путь к Богу

l-169109

ЗВЕЗДА ГЕРОЯ НА ПОДРЯСНИКЕ

- …Это не просто награда, теперь это еще и мое послушание, - поправляет Звезду Героя Советского Союза на подряснике монах Киприан. - На второй день после пострига настоятель говорит: «Надевай и не снимай больше!» Герой-инок бодро ведет нас по переходам одного из московских торговых центров и, к нашему удивлению, приводит к небольшой комнатке, пропитанной ладаном.

- Вот такая у меня келья, - показывает на иконы отец Киприан. - Торговый центр - от прошлой жизни. Это семейный бизнес. Им руководит моя жена. Я теперь к нему отношения не имею. Здесь только моя келья. Я приписан к Бишкекской и Кыргызстанской епархии, Свято-Казанскому архиерейскому мужскому подворью, что в городе Кара-Балта. А в Москве у меня послушание - учусь сразу в двух вузах, на педагогическом и психологическом факультетах. Здесь и людей принимаю. Многим же не повезло больше, чем мне: я только ноги потерял, а они - свои души утрачивают.

Read more...Collapse )


Украинские истории в МеМах. Эпизод - 1 # Ukrainian history in MeMah. Episode - 1.
MIM
memimem wrote in uctopuockon_pyc

Калининград 1984 год (12 фото)
Основной
aloban75 wrote in uctopuockon_pyc
Оригинал взят у aloban75 в Калининград 1984 год (12 фото)
Административное здание.




СМОТРЕТЬ ДАЛЬШЕ…Collapse )






ИСТОКИ СОВРЕМЕННЫХ РЕЛИГИЙ
аналитика
ded6442 wrote in uctopuockon_pyc
Оригинал взят у ded6442 в ИСТОКИ СОВРЕМЕННЫХ РЕЛИГИЙ

За многие века вера претерпела изменения. Древние религии были вынуждены адаптироваться к новому миру, и во многих случаях современные конфессии имеют мало общего с теми, что когда-то властвовали на земле.

Хотя для их последователей они до сих пор исполнены смысла — ведь они соединяют их с миром, которого давно не существует.

[Spoiler (click to open)]

Асатру: церковь Одина и Тора

Асатру

Адепты Асатру поклоняются Одину и Тору, которым поклонялись и древние викинги

Религия, получившая название Асатру, была создана в честь древнего поклонения Тору и Одину. Она больше, чем вы можете себе представить — в настоящее время у неё 2400 последователей. У Асатру есть даже собственная церковь — круглый храм с видом на Рейкьявик. Там священники этой северной религии проводят свадьбы, похороны и древние ритуалы.

Современные ритуалы Асатру отличаются от тех, что проводили викинги. К примеру, её последователи больше не приносят в жертву детей. Однако они проводят ночи ремесленников и совершают многочисленные встречи, где можно найти новых друзей. И, кстати, предоставляют всем кофе и закуски.

У новой религии совсем немного общего с порочным языческим верованием, которое вдохновило современных последователей. Для адептов Асатру она больше является способом связи с культурой своего народа, чем верой в древние мифы. Они рассматривают мифы исключительно как поэтическую метафору, но не как нечто, что можно воспринять буквально, и их поклонение — это торжество в честь культуры, из которой они пришли.

Зороастризм: древнейшая монотеистическая религия

Зороастризм

Зороастрийцы славятся своим необычным обрядом похорон

Зороастризм уходит корнями в шестой век до нашей эры, и его называют первой монотеистической религией на Земле. Вера до сих пор не уничтожена, но она определённо не так сильна, как в древние времена. Последователи религии не верят в христианство или обращение других в свою веру, и поэтому их число постепенно сходит на нет. На сегодняшний день в мире осталось всего 190 000 зороастрийцев — большинство из них проживают в Индии и Иране.

Они сохраняют своё верование, проводя религиозные классы и празднования, а также распространяя древнюю поэзию. Также они проводят потрясающий похоронный ритуал: обряд небесного погребения. Считается, что умершие зороастрийцы не должны загрязнять землю своими телами. Поэтому трупы оставляют в специальных погребальных башнях, где грифы смогут съесть их останки.

В наши дни в мире сохранилась только одна погребальная башня — она находится в иранском городе Йезд. Так что тело каждого зороастрийца, который желает быть погребённым по обычаю своей веры, вынуждено проделать длинный путь из родного города в Иран.

Ту Эр Шэнь: китайский бог гомосексуальности

Ту Эр Шэнь

Трагичная история любви Ту Эр Шеня положила начало зарождению религии

Согласно легендам, Ту Эр Шэнь начал свой земной путь как смертный человек по имени Ху Тьянбао, который влюбился в мужчину выше него по статусу. Он слишком боялся заговорить с объектом своего влечения и вместо этого тайно шпионил за ним в ванной. Ху Тьянбао был пойман и до смерти забит тем самым мужчиной, которого он любил.

Месяц спустя он явился во сне другому мужчине в облике кролика. Он стал богом однополых любовников, и нуждался в том, чтобы смертные люди возвели храм в его честь. В скором времени возникла целая религия, посвящённая Ту Эр Шеню — и просуществовала до тех пор, пока правительство не запретило её как «культ распущенности».

В наши дни монах-таоист пытается вернуть религию Ту Эр Шеня. Он считает, что таоисты-гомосексуалисты нуждаются в собственном боге для молитв, и поэтому возвёл храм в честь бога-кролика, покровительствующего представителям нетрадиционной ориентации. Там он проводит свадьбы меньшинств и ободряет людей для молитв о помощи в любви.

Мари: русские язычники

Мари

Мари — одни из немногих оставшихся в России языческих племён

Мари — русская этническая группа, которая с давних времён следует языческой религии, основанной на поклонении природе. Они верили, что природа является мощным источником добра, который был призван помогать человечеству — до тех пор, пока человечество не навредило ему.

Когда миром завладело христианство, Мари исчезли. Прежняя вера попала под запрет, но некоторые продолжали проводить ритуалы под покровом ночи. После полуночи они выходили на поле и молились, рискуя быть пойманными и убитыми.

После развала Советского Союза племя снова могло открыто исповедовать свою веру. Некоторые люди, в основном, в сельских местностях, до сих пор практикуют древние ритуалы. Со временем они изменились, хотя некоторые из них можно обнаружить в нескольких христианских традициях. У кое-кого из последователей дома до сих пор хранятся изображения святых, а некоторых можно увидеть крестящимися на выходе из леса.

«Возвращение эллинизма»: последователи греческих богов

Возвращение эллинизма

Древняя Греция вдохновляла многих людей — и продолжает вдохновлять до сих пор

С 1996 года группа людей под названием «Возвращение эллинизма» пытается вернуть славу греческим богам. Движение началось под руководством профессора философии Трифона Олимпиоса. В наши дни у него немало последователей, а также он регулярно проводит полноценные греческие фестивали. Один из них — фестиваль Прометея, посвящённый Прометею, который принёс человечеству огонь. На фестиваль приходят самые разные зрители — одетые как в современную одежду, так и в тоги.

Это не самая исторически точная религия. Начнём с того, что главный фестиваль эллинистов, фестиваль Прометея, не существовал в Древней Греции. А когда древние греки приносили жертвы богам, то удобряли их не несколькими букетами и фруктами, а убитыми животными.

Тем не менее, для последователей современного эллинизма, это способ соединения со своим прошлым. «Это движение уходит к своим корням, — говорит один из эллинистов. — Оно позволяет мне чувствовать связь с предыдущими тысячелетиями».

Нахуа: последние ацтеки

Нахуа

Современные ацтеки гораздо менее кровожадны, нежели их предки

Одна из оставшихся в живых групп ацтеков, Нахуа, представляет собой смесь множества различных племён и верований, соединившихся вместе для того, чтобы создать нечто новое. Многие из них до сих пор прибегают к услугам традиционных целителей, которые лечат заболевания с помощью трав, ладана и даже крови принесённых в жертву цыплят.

Они сохранили многие ритуалы — хотя, как правило, придерживаются ритуальных танцев и стараются избегать человеческих жертвоприношений.

Во время одного из ритуалов, «Танец воздушных гимнастов», пятеро мужчин, прикреплённых к канатам, забираются на очень высокий столб. Один из них встаёт на вершине столба, играет на барабане и камышовой флейте, в то время как остальные спрыгивают и начинают крутиться вокруг столба под воздействием инерции канатов. Они совершают пятьдесят два круга, которые символизируют пятидесятидвухдневный цикл древнего календаря ацтеков.

Ромува: религия, которая была спрятана в течение тысячи лет

Ромува

Ромува — религия поклонения огню, вечному и священному

Тысячу лет назад на территории современной Литвы жило племя балтов, которое поклонялось огню, как чему-то вечному и священному. Они строили алтари на высочайших холмах, где их священники охраняли вечно горящее пламя. Свой вечный огонь был в каждом доме — он горел внутри священного очага.

Религия вернулась в 1967 году, когда Литва была частью Советского Союза. Она получила название движения «Ромува», которое связывало литовцев с их корнями. Советская власть это не одобряла — правительство страны пыталось изничтожить религию. После падения Советского Союза адепты религии снова смогли свободно практиковать её.

В настоящее время Ромува приобрела такие масштабы, что её назвали неофициальной религией Литвы. Она распространилась и на другие страны. Конгрегации доступны по всему миру — даже в Чикаго, Бостоне и Торонто.

Тенгрианство: религия Чингисхана

Тенгрианство

Тенгрианство — больше образ жизни и способ взглянуть на мир, а не религия

Самым знаменитым адептом религии был Чингисхан, который чётко следовал тергианским принципам и предоставлял свободу вероисповедания на своей земле. В наши дни последователи тенгрианства используют верование для связи с прошлым своей нации. Оно было возрождено в качестве способа создания национальной идентичности, препятствующей влиянию глобализации. Но религия до сих пор жива, и её адепты зачастую практикуют несколько других верований одновременно.

Один из тергриистов, Дастан Сарыгулов, утверждает, что его вера, по сути, вовсе не является религией. «Это взгляд на мир, — говорит он, — который стал образом жизни. У последователей тенгрианства нет святой книги, но они следуют духовно-нравственным заповедям, присущим всем основным религиям».

Другой адепт веры называет себя «полумусульманином» и тенгриистом, и говорит: «Я не исповедую ислам в полной степени, я просто практикую несколько мусульманских ритуалов».

Новый Рим: современный римский пантеон

Новый Рим

Где ещё мог зародиться «Новый Рим», как не в Италии?

В шестидесятых в Италии возникло римское традиционалистское движение, которое боролось за возвращение традиций своих римских предков — в том числе поклонения Юпитеру.

Попытки вернуть древнюю веру приобрели множество различных форм. По всему миру существуют организации с разными идеологиями, которых объединяет желание вернуть римские божества. В Соединённых Штатах такой организацией стал «Новый Рим». Его участники отмечают древнеримские праздники и гордятся тем, что стараются быть настолько исторически точными в воссоздании религии, насколько это возможно.

Кеметизм: фараоны Гарлема

Кеметизм

Кеметизм — религия людей, в душах которых живут древние египтяне

Египетские боги выбрали самое неожиданное место для триумфального возвращения: Гарлем. Религия кеметизм позаимствовала своё имя у древнего названия Египта, и уже обрела тысячи последователей.

Адепты появляются на церемониях в традиционной египетской одежде. У них есть правила, диктующие, какую одежду они могут носить каждый день недели. Также у них есть своя школа, в которой обучают идеологии кеметизма.

Для кеметистов эта религия — воможность отдать дань своему африканскому происхождению. «Люди, которые нуждаются в этом больше всего, были оторваны от Африки, оторваны от того, кто они есть, — говорит одна из жриц. — Мы были рождены не для проектов. Мы были рождены для пирамид».

Если вас не прельщает ни одна из основных самых распространённых религий — обратите внимание на одну из редчайших: она позволит вам чувствовать себя особенным и найти себя, возможно, даже лучше традиционных верований.

Источник


Пятьдесят лет назад
stariy_voin wrote in uctopuockon_pyc
Оригинал взят у stariy_voin в Пятьдесят лет назад