November 3rd, 2019

Экс-глава МИДа России Игорь Иванов - благоденствующий предатель Родины?

Исключительно информированный и сдержанный Влад Шурыгин написал крайне информативный пост:
"Ну хоть кто-то сказал правду! (по поводу интервью бывшего главкома ВДВ Шпака).

Да! "Приштинский бросок" готовился задолго до того, как о нём узнали все те, кому сегодня приписывают его авторство и заслугу. И автором-организатором его был не майор Евкуров и не подполковник Павлов, которые, без вопросов - отлично выполнили приказ, а начальник генерального штаба РФ генерал армии Анатолий Квашнин. Руководил всем на месте командующий российскими силами в Боснии генерал Виктор Заварзин.

Collapse )
https://sozero.livejournal.com/4927116.html
promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 35
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

1941: из писем немецких солдат домой.



Вот как гитлеровцы описывали в дневниках и письмах домой свое продвижение по белорусской земле в 1941 году:

Рядовой 113-й пехотной дивизии Рудольф Ланге: «По дороге от Мира (поселок) до Столбцов (райцентр Брестской области) мы разговариваем с населением языком пулеметов. Крики, стоны, кровь, слезы и много трупов.
Никакого сострадания мы не ощущаем. В каждом местечке, в каждой деревне при виде людей у меня чешутся руки. Хочется пострелять из пистолета по толпе. Надеюсь, что скоро сюда придут отряды СС и сделают то, что не успели сделать мы»
.
Запись ефрейтора Цохеля (Висбаден, полевая почта 22408 В): «25 июля. Темная ночь, звезд нет. Ночью пытаем русских».

Collapse )

Иван Юрьев
  • prajt

ИСТОРИЯ ДУЭЛЕЙ часть 1

В октябре 2002 года Джорджу Бушу и Саддаму Хусейну предложили разрешить свои разногласия на дуэли. Разумеется, всерьез это воспринято не было. А жаль. Глядишь, сотни тысяч жизней были бы спасены. Увы! Времена честных поединков надежно списаны в архив.

Впрочем, далеко не у всех древняя традиция дуэлей вызывала восторг. Замечательный русский журналист А.С. Суворин писал: «Как я кипел негодованием против этого позорного и подлого убийства, которое называется дуэлью. Разве исход дуэли суд Божий, а не случайность или искусство стрелка?








[Дальше...]
XV СТОЛЕТИЕ. ИТАЛИЯ. ЗАРОЖДЕНИЕ ДУЭЛЕЙ

Классическая дуэль в Западной Европе зародилась в эпоху позднего средневековья, примерно в XIV веке. Родиной дуэли стала Италия, где на улицах городов часто бушевали уличные бои вроде тех, что описаны в Ромео и Джульетте. Молодые знатные итальянцы все чаще средством отмщения мнимых и настоящих обид выбирали бой наедине с оружием в руках.

В Италии такие поединки называли схватками хищников или боем в кустах, потому что дрались обычно до смерти и в уединенном месте, как правило, в каком-нибудь перелеске. Участники дуэли встречались наедине, вооружались только шпагой и дагой (кинжалом для левой руки) и вступали в поединок, пока один из них не падал замертво. Число дуэлей стремительно росло, и вскоре последовали запреты Церкви, окончательно оформленные решениями Тридентского собора.





Маркус Стоун (Marcus Stone). Дуэль.





Собор в 1563 году с целью изгнать совершенно из христианского мира отвратительный обычай, введенный хитростью дьявола, чтобы привести к погибели душу кровавою смертью тела, определил наказание дуэлянтам, как за убийство, и сверх того отлучение от церкви и лишение христианского погребения. Впрочем, никакого эффекта это не возымело. Более того, дуэли легко перешагнули Альпы и начали свое торжественное шествие по Европе







Говард Пайл (Howard Pyle). Дуэль между Джоном Блумером и Казало Джеймсом




XVI-XVII СТОЛЕТИЕ, КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД. ФРАНЦИЯ. ПЕРВАЯ ДУЭЛЬНАЯ ЛИХОРАДКА

Французские дворяне и военные, познакомившиеся с дуэлью во время Итальянских войн (1484-1559), стали благодарными учениками итальянцев.

Во Франции дуэль быстро вошла в моду как в столице, так и в провинции. Участие в поединке стали считать хорошим тоном, для молодежи она стала своеобразным экстремальным спортом, способом обратить на себя внимание, популярным развлечением! Как следствие, дуэль быстро перекочевала из укромных мест, как это было принято в Италии, на улицы и площади городов и в залы дворцов, включая королевский. Четких дуэльных правил в первое время не существовало. Положения рыцарских трактатов действовали только в теории, так как в те времена военный или дворянин, читающий книги, был скорее исключением, нежели правилом.

Для них, по выражению одного из современников, пером служила шпага, чернилами - кровь их противников, а бумагой - их тела. Поэтому постепенно складывался неписаный кодекс для урегулирования поединков. Любой дворянин, которому нанесли оскорбление, мог вызвать обидчика на поединок. Допускался также вызов в защиту чести родных и близких. Вызов (картель) мог быть брошен в письменной или устной форме, лично или через посредника. С 70-х годов XVI века предпочитали обходиться без особых формальностей, а от вызова до поединка могло пройти несколько минут. Причем такую дуэль, следующую сразу за оскорблением и вызовом, общественное мнение расценивало как более престижную и благородную.






Мерль Гуго (Hugues Merle). Убийство короля Генриха III. 1863





Повод для вызова мог быть самым незначительным. Достаточно быстро появился специфический типаж любителей дуэли - бретеров, всюду ищущих повода для поединка, обожающих рисковать собственной жизнью и отправлять на тот свет противников. Воспетый Александром Дюма в романе «Графиня де Монсоро» Луи де Клермон де Бюсси д`Амбуаз (вполне историческая личность) был как раз из таких. Однажды он дрался, поспорив о форме узора на шторах, причем намеренно отстаивал далекую от истины позицию, специально провоцируя собеседника. Часто дуэли были вызваны соперничеством на любовном фронте.

Обычно такой поединок был заурядной местью, хоть и обставленной с должным изяществом. Картели получали те, кому удавалось добиться выгодного назначения, престижной награды, получить наследство. Проходили поединки из-за лучшего места в церкви, на монаршем приеме или балу, из-за спора о достоинствах лошадей, охотничьих собак. Главное правило дуэлей было простым: получив оскорбление, вы можете сразу послать вызов, но тогда право выбора оружия принадлежит противнику. Однако оставалась лазейка: чтобы сохранить это право за собой, обиженный провоцировал обидчика бросить вызов. Для этого в ответ на оскорбление он сам обвинял собеседника во лжи и клевете.






Джеймс Тиссо( Jacques-Joseph Tissot). Попытка Похищения.






По свидетельству выдающегося юриста того времени Этьена Паскье, даже адвокаты не изобретали столько уловок в судебных процессах, сколько их придумывали дуэлянты, чтобы выбор оружия принадлежал именно им. Отказ от дуэли был невозможен. Без урона для чести отказаться от дуэли могли лишь люди старше 60 лет. Минимальный возраст для участия в поединках определялся 25 лет, но на деле бились уже с 15-16. Если дворянин носит шпагу, то обязан уметь защитить свою честь с ее помощью. Болезнь и увечье тоже могли считаться уважительной причиной для отказа от поединка. Правда, отдельные теоретики утверждали: если у одного из противников нет глаза - второй обязан завязать глаз себе, если нет конечности - прибинтовать к телу соответствующую у себя и т.д.

Особ королевской крови вызывать на поединок запрещалась - их жизнь принадлежала стране. Порицались поединки между родственниками, между сеньором и вассалом. Если конфликт рассматривался судом, то решать его дуэлью уже было нельзя. Унижением в глазах света было требовать дуэли с простолюдином. По традиции, между лицами, которые бились на дуэли, после поединка должны возникать только дружеские отношения. Вызывать человека, который на предыдущем поединке победил тебя и оставил жизнь, было все равно что затевать дуэль с родным отцом. Это позволялось лишь в том случае, если победитель кичился победой, унижал побежденного.





Поль Деларош (Paul Delaroche). Вероломное убийство. 1834





В качестве оружия на французских дуэлях использовали шпаги, иногда дополненные дагой в левой руке, реже случались поединки только на кинжалах или с двумя шпагами. Обычно дрались без кольчуг и кирас, часто снимали и верхнюю одежду - камзолы и колеты, оставаясь в одних рубашках или с обнаженным торсом. Так избавлялись от сковывающих движения одеяний и одновременно демонстрировали противнику отсутствие спрятанного доспеха.

Чаще всего дуэли того периода завершались смертью или тяжелым увечьем одного их участников. Щадить противника было дурным тоном, а сдаться - унижением. Редко кто проявлял благородство, разрешая подобрать выбитое из рук оружие или подняться с земли после ранения - чаще убивали упавшего на землю и обезоруженного. Впрочем, такое поведение во многом объяснялось самой горячкой боя, а не жестокостью. Ссора Ашона Мурона, племянника одного из маршалов Франции, с пожилым капитаном Матасом произошла в 1559 года на охоте в Фонтенбло.






Алкиде Сегони (Alceste Segoni). После дуэли.




Мурон был молод, горяч и нетерпелив. Он выхватил шпагу и потребовал драться немедленно. Опытный военный, капитан Матас не только выбил у юноши шпагу, но и прочел ему нотацию о пользе фехтовальных навыков, заметив при этом, что нападать на опытного бойца, не умея драться, не стоит. Этим он решил ограничиться. Когда же капитан отвернулся, чтобы залезть в седло, взбешенный Мурон ударил его в спину. Родственные связи Мурона позволили это дело замять. Что характерно, обсуждая поединок в светских салонах, дворяне недоумевали, как опытный капитан мог допустить такую неосмотрительность, а не порицали бесчестный удар.

Французские короли первое время присутствовали при самых знаменитых поединках. Однако довольно быстро их позиция сменилась. В 1547 году сошлись в поединке шевалье де Жарнак и де ля Шатеньери. Шпага Жарнака поразила де ля Шатеньери - известнейшего бойца своего времени и фаворита короля в колено и поединок был прекращен. Шатеньери был очень разгневан, не позволил себя перевязать, а спустя трое суток скончался. Генрих II отменил обязательность присутствия короля на дуэлях и даже стал их осуждать. Впрочем, первые королевские запреты привели не к исчезновению поединков, а наоборот, к увеличению их числа, причем теперь в ход пошли спрятанные под рубашкой кольчуги и групповые нападения.




Жан Леон Жером (Jean-Léon Gérôme). Дуэль после маскарада




Именно тогда появились секунданты, которые следили за соблюдением правил и в случае необходимости могли вмешаться. Но в 1578 году произошла дуэль, после которой секунданты также стали драться между собой. При дворе короля Генриха III было несколько молодых дворян, обласканных королем. Все они отличились на военном поприще, вызывающе одевались, ценили развлечения и галантные (и не только) приключения. За свой вид и поведение они получили прозвище «миньоны» (красавчики). В «Графине де Монсоро» Дюма по-своему изложил историю миньонов. Мы же расскажем о том, что было на самом деле.

Конфликт начался с частной ссоры одного из миньонов - Жака де Леви, графа де Келюса с Шарлем де Бальзаком д`Антрагом, бароном де Дюна. Причиной ссоры стала некая дама, интересовавшая их обоих. Во время беседы с соперником, Келюс, как бы шутя, сказал д`Антрагу, что тот дурак. д`Антраг, так же смеясь, ответил, что Келюс лжет. Противники явились в Турнельский парк к пяти часам утра, каждый в сопровождении двоих друзей. Один из секундантов Антрага, Рибейрак, как и было положено, пытался примирить соперников, но секундант Келюса Можирон грубо прервал его и потребовал немедленно боя с ним.





Николя Сикард (Nicolas Sicard). После утренней встречи в Булонском лесу.



После этого и двое оставшихся секундантов, Ливаро и Шомберг стали драться за компанию. Можирон и Шомберг погибли на месте, Рибейрак умер через несколько часов после поединка. Ливаро был покалечен - шпага начисто срезала ему щеку - и погиб через два года на другой дуэли. Антраг отделался легкой раной в руку. Келюс несколько дней боролся за жизнь, но скончался от множества ранений.

Эта дуэль имела два очень важных последствия. Во-первых, она стала первым групповым поединком, после которого бои секундантов вместе с дуэлянтами стали входить в моду. Во-вторых, король, хотя и издал несколько актов против дуэлей, велел захоронить тела погибших миньонов в прекрасных мавзолеях и возвел над ними чудесные мраморные статуи. И французское дворянство поняло такую позицию короля соответствующим образом: драться, конечно, запрещено, но, на самом деле, сверхпочетно.

Так началась настоящая «дуэльная лихорадка». Ордонанс 1579 года, изданный королем по настоянию Генеральных штатов, грозил наказанием за дуэль, как за оскорбление величества и нарушение мира, но кровь лилась рекой вопреки всем запретам. Только за 20 лет правления Генриха IV (1589-1610) на дуэлях, по подсчетам современников, погибло от 8 до 12 тыс. дворян (а некоторые современные историки приводят цифру в 20 тыс.). Однако королевская казна была вечно пуста, и потому вместо наказания, положенного по ордонансам, выжившим дуэлистам даровали «королевское прощение».






Атур Ломакс (John Arthur Lomax). Хватит!






За те годы таких бумаг было выдано более 7 тыс., причем они принесли казне около 3 млн. ливров золотом только на нотариальном оформлении. В таких условиях, когда драться стало модно и престижно, быстро мельчали и поводы для дуэли. «Я дерусь просто потому, что я дерусь» - говаривал легендарный Портос. В жизни было то же самое! Скажем, четверо достойных шевалье отправляются на встречу с другой четверкой (повод для конфликта имеется только у двоих из восьми). Вдруг один из первой четверки не может появиться - скажем, у него разболелся живот. Оставшиеся трое идут к условленному месту, и им навстречу попадается совершенно незнакомый дворянин, спешащий по своим делам.

Они приветствуют его и говорят: «Достойный господин! Мы попали в затруднительное положение: их четверо, а нас - трое. Расклад не в нашу пользу. Не могли бы вы помочь нам?» И правила вежливости того времени требовали от незнакомца, ответить, что ему оказали честь, и что и он, и его шпага, полностью к услугам просящих о помощи. И он отправлялся вместе с троицей и вступал в бой с человеком, о котором даже ничего и не слышал до этого момента.






Джордж Райт(George Wright). Дуэль.





Борьба королей с дуэлями вступила в новую фазу при кардинале Ришелье. Эдикт 1602 года угрожал самым тяжким наказанием (смертной казнью и полной конфискацией имущества) безразлично как участникам, так и секундантам и присутствовавшим. Несмотря на такую строгость закона, число дуэлей почти не уменьшалось.

В правление Людовика XIV было издано одиннадцать эдиктов против дуэлей, но и в его правление королевские прощения выдавались практически всем. Последние французские дуэли проходили уже с использованием нового огнестрельного оружия, хотя поначалу здесь не обходилось без курьезов. Виконт Тюренн и граф Гиш затеяли стреляться из аркебуз. Точность выстрелов была малой: не повезло двум лошадям и одному зрителю - они были убиты. А дуэлянты, как ни в чем не бывало, помирившись, двинулись восвояси.







Этьен-Проспер Берн-Белькур ( Étienne Prosper Berne-Bellecour). На дуэле





XIX СТОЛЕТИЕ: ЗАКАТ ДУЭЛЕЙ В ЕВРОПЕ

В XIX веке дуэли в Европе становятся скорее исключением, нежели правилом поведения. Пережившая революцию, Франция воспринимала поединки чести как старый сословный предрассудок, рухнувший в небытие вместе с монархией Бурбонов. В Империи Наполеона Бонапарта дуэли тоже не прижились: корсиканец лично их презирал, и когда шведский король Густав IV послал ему вызов, ответил: «Если королю непременно угодно драться, я пошлю к нему в качестве уполномоченного министра любого из полковых учителей фехтования».

Причины дуэлей порой по-прежнему были смехотворно ничтожными. Например, в 1814 году в Париже известный и дуэлянт шевалье Дорсан на одной неделе имел три дуэли. Первая состоялась, так как противник «косо посмотрел на него», другая потому, что офицер-улан «слишком дерзко взглянул» на него, а третья из-за того, что знакомый офицер «вообще не взглянул на него»! К середине XIX века единственной западноевропейской страной, где законы еще допускали дуэли, осталась Германия.





Юлий Джозеф Гаспар Старк (Julius Joseph Gaspar Starck). Дуэль.





Кстати, Германия стала родиной знаменитых студенческих дуэлей на отточенных шлегерах (рапирах). Дуэльные братства, которые образовывались при каждом университете, регулярно проводили поединки, впрочем, больше похожие на спортивные состязания. За 10 лет с 1867 по 1877 год только в маленьких университетах - Гиссенском и Фрейбургском прошло по несколько сотен дуэлей. Они почти никогда не имели смертельного исхода, так как принимались всевозможные предосторожности: дуэлянты надевали особые повязки и бандажи на глаза, шею, грудь, живот, ноги, руки, а оружие дезинфицировалось. По свидетельству одного врача в Иене, который с 1846 по 1885 год присутствовал на 12 000 поединках, не было ни одного случая со смертельным исходом.






Хуан Гонсалес (Juan Antonio Gonzalez). Дуэль



Другой тенденцией XIX века стало положение на бумагу дуэльных традиций и правил, т.е. составление дуэльных кодексов. Впервые дуэльный кодекс опубликовал граф де Шатовильярт в 1836 году. Позднее общепризнанным в Европе стал дуэльный кодекс графа Верже, изданный в 1879 году и обобщивший накопленный столетиями опыт.