?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
ОДИНОКАЯ ЗВЕЗДА. ГЛАВА 26. ЧАСТЬ 2.
sssr_cccr wrote in uctopuockon_pyc
Роман. Две подружки приезжают на море, знакомятся с молодыми людьми. И этот, казалось бы, ни к чему не обязывающее курортный роман становится их судьбой. Эта книга − о страстях человеческих: великой любви и смертельной ненависти, верности и измене, подлости и благородстве. А также о проблемах воспитания и образования и путях их решения в нашей стране. Желаю тебе счастья, Читатель! Автор.



Глава 26. НОВЫЕ ВРЕМЕНА.

Гена хмуро слушал ее. Ничего хорошего ему новое Леночкино увлечение не сулило. Теперь она влезет в свой компьютер, и ее оттуда за уши не вытащишь. Конечно, если бы и ему его купили. Но за какие шиши? Они и так еле сводят концы с концами. По-хорошему, ему не в институт после одиннадцатого надо поступать, а идти работать. Но тогда его через год в армию загребут. И на два года разлучат с Леночкой. Нет, он этого допустить не может. Значит, надо поступать в институт, конечно, с ней на один факультет и в одну группу. Медаль он получит, если не золотую, то серебряную, обязательно. А в институте будет получать стипендию и постарается подрабатывать. Можно, почту по утрам разносить, а можно грузчиком. Но матери помогать придется. Близнецы стали такими прожорливыми, и одежда на них прямо горит. А у Алексея сердце что-то прихватывает. Еще бы, на трех работах горбится, кто такое выдержит? Нет, надо им помогать. Какой уж тут компьютер! Деньги на компьютер Ольга собрала, подрабатывая, кроме воскресной школы, еще и в Техническом лицее, организованном ею при институте. Она давно носилась с идеей открыть такой лицей. Убеждала ректора, обращалась в гороно, и, наконец, ей это удалось. Подобные лицеи и гимназии стали создаваться повсеместно, едва ли не при каждом вузе города. В их лицей начали принимать школьников, окончивших девятый класс. Проучившись в нем два года, ребята получали аттестат зрелости и свидетельство об окончании компьютерных курсов. Вели занятия в лицее преподаватели кафедр, поэтому уровень знаний его выпускников был значительно выше, чем у обычных школьников. Часть денег на зарплату преподавателей выделяли органы народного образования, а часть доплачивали родители. Конечно, нести двойную нагрузку, на кафедре и в лицее, было нелегко, но добавка к зарплате компенсировала все тяготы перегрузки. Ольга с Леной сразу решили, что эти деньги будут копить на хороший компьютер. Собирали долго и вот, кажется, насобирали. Навыки работы с ним они получили на кафедре информатики, где у Ольги были знакомые программисты. Те неплохо поднатаскали Лену в этом деле, да и Ольге нашлось чему поучиться. К моменту покупки Ольга собрала хорошую библиотеку по программированию, и они все вечера подряд читали эти книги. Но изучать программирование без компьютера, все равно, что играть на нарисованных клавишах. Эффект совершенно не тот.
И наступил, наконец, долгожданный день, когда Гарри Станиславович повез маму с дочкой в фирменный магазин «Мир информатики», где торговали их голубой мечтой. Там после долгих советов и консультаций они выбрали свой «Пентиум», влюбившись в него с первого взгляда. Все в нем было прекрасно: и внешний вид, и глубокая память, и прелестная мышка, и монитор, и клавиатура, и, в общем, у Лены руки чесались поскорее его опробовать. Привезли, установили на специальном столике, купленном по случаю с рук, столик тоже был очарователен, такой черный, гладкий, элегантный - включили, и Лена забыла обо всем на свете. Уже вечером Ольга со скандалом отогнала ее от машины и заставила сесть за уроки, чего раньше никогда не случалось. Втайне радуясь большому домашнему заданию дочери, она сама, что называется, дорвалась. И уже никакие звонки, вздохи Гарика и Леночкины мольбы не могли ее заставить оторваться от вожделенного монитора. Опомнилась она где-то около половины второго ночи. Она и не заметила, как ушел огорченный ее неблагодарностью Гарик, и легла спать обиженная Леночка. Поколебавшись между желанием посидеть еще немножко перед экраном и необходимостью повторить завтрашнюю, точнее, уже сегодняшнюю лекцию для воскресной школы, она благоразумно выбрала последнее и, мужественно борясь со сном, просидела еще около часа над конспектом. Утром за завтраком они молчали, настороженно поглядывая друг на друга. Ольга помалкивала, втайне надеясь, что вот-вот позвонят в дверь Гена или Марина, чтобы позвать Лену погулять или еще куда-нибудь. Леночка выжидала, когда мама примется мыть посуду, чтобы тихонько выскользнуть из кухни и первой захватить компьютер. Наконец, Ольга не выдержала.

— Елена! - строго сказала она. - Я вижу тебя насквозь. Даже и не думай. Мне компьютер нужен для работы.

— Но я тоже не в игры играю, - упрямо возразила дочь. - Хотя поиграть тоже хочется. Мамочка, тебе разве не надо в институт?

— А тебе разве не надо уроки делать? Что, назавтра ничего не задано? И вообще, шла бы ты погулять. Погода прекрасная, листопад - твое любимое время. Вот зарядят дожди, тогда и будешь дома сидеть.

— Ты прямо, как Гена - гулять, гулять, гулять! Не хочу я гулять. А уроки я еще вчера сделала. Хочу к компьютеру.

— Нет, так дело не пойдет. Давай договариваться. Сегодня утром он мой, а вечером твой.

— Ага, а завтра утром он мой? Когда я в школе. А вечером снова твой? Хитренькая!

Раздался звонок. Явился Гена. Он горел желанием познакомиться с компьютером. Вздохнув, Ольга принялась мыть посуду.

— Теперь они прилипнут к экрану и их не отогнать, - огорченно думала она. - Ладно, пусть посидят с часок, а потом она погонит дочь в магазин. Надо же и совесть иметь, мать завтрак готовила и посуду мыла. Теперь очередь дочери помочь по хозяйству. У меня в три часа воскресная школа, вот тогда пусть и отводит душу.

Убрав на кухне, она заглянула в комнату дочери. Картина была еще та! Сдвинув стулья, дочь и ее приятель сидели у компьютера. Лена уставилась на экран, а Гена на Лену. Правда, заметив Ольгу, он тоже перевел взгляд на экран. Леночка что-то увлеченно объясняла Гене, но некоторые детали на экране были такими маленькими, что ему пришлось сильно приблизить к монитору лицо, чтобы их разглядеть. При этом его губы оказались так близко от ее щеки, что, ну, а кто бы на его месте удержался? От неожиданности она даже не успела рассердиться.

— Ну, все, все! - приказала она, отстраняясь. - Отлипни. И убери руку с моего стула. Гена, я кому говорю?

— Нет, это невозможно! - возмутился Гена. - Сидеть так близко и не поцеловать. Нет, я так не могу.

— Тогда иди домой. Не буду ничего тебе объяснять. Ты пришел на компьютере учиться, или что?

— Или что.

— Гена, перестань! - начала сердиться Леночка. - Мне мама дала всего час. Потом она засядет за монитор, и мне к нему уже не подступиться. Или давай работать, или уходи.

— Дай поцелую! Ну, еще один раз! В щеку. Всего один! - заныл Гена.

Он почувствовал, что она вот-вот согласится, хотя бы, чтобы он отстал. Но тут в дверь опять позвонили.

— Убью! - подумал Гена и пошел открывать.

Оказалось, прибежали близнецы. Им тоже хотелось приобщиться к компьютеру.

— Пошли вон! - зашипел на них Гена. Но они не согласились и заорали:

— Лена! Лена, а чего он нас гонит? Мы тоже хотим поглядеть на компьютер. Можно к тебе? Лена, а чего он дерется?

— Не трогай их. Пусть заходят, - отозвалась Леночка, не отрываясь от клавиатуры.

Потирая затылки, Мишка и Гришка вбежали к ней и уставились на экран. Глаза их азартно горели.

— Лен, можно, а? Ну, хоть минут, с полчасика. Мы умеем. В саперов. Нет, где стреляют. Ну не будь жадиной!

— Что с вами делать? - Леночка совершенно не умела им отказывать, и они этим беззастенчиво пользовались. - Садитесь. Только не драться у экрана!

— Ну, тогда я пошел. Можешь сама с ними нянчиться.

Гена вышел в коридор, стараясь сохранить ощущение ее щеки на своих губах. В целом, он был доволен. Он нашел способ ее целовать - надо застать ее врасплох. Тогда она от неожиданности теряется и не очень сопротивляется. Он стал еще чуть ближе к ней. Ничего, она постепенно привыкнет к его ласкам и тогда, может быть, когда-нибудь она сдастся. Работая в трех местах - на кафедре, в лицее и в воскресной школе - Ольга поначалу сильно уставала. Еще бы, ведь у нее совсем не стало выходных. Прежде два-три дня в неделю были свободными, а теперь и они заняты лицеем. Но постепенно она втянулась и даже стала получать от работы с лицеистами удовлетворение. Добрая слава об их лицее быстро распространилась по городу. А поскольку мест в нем было немного - всего два десятых и два одиннадцатых класса - конкурс при поступлении в лицей вдвое превысил конкурс абитуриентов института. Директором лицея стал хороший знакомый ректора - полковник в отставке, имевший ученую степень кандидата технических наук. Он носил вторую по распространенности в России фамилию – Петров, а звали его Сергеем Ивановичем. Сергей Иванович чрезвычайно добросовестно относился к своим обязанностям. Он приходил на работу раньше всех, а уходил, когда уборщица запирала двери классов и отдавала ему ключи. Благодаря стараниям директора порядок и дисциплина в лицее были на высоте. Как и для студентов, для лицеистов действовала пропускная система, курение в его стенах было полностью запрещено, в классах поддерживалась идеальная чистота. По утрам директор лично проверял присутствие лицеистов на занятиях. Вместе с завучем Маргаритой Владимировной Репиной, присланной гороно, они взвалили на себя еще и функции классных руководителей. Выяснив у дежурных, кто отсутствует, они обзванивали родителей - узнавали, где их ученик: болен, проспал или прогуливает.
Согласно уставу лицея один прогул наказывался простым выговором, после второго провинившийся писал объяснительную, и его песочили завуч с директором в присутствии родителей. После третьего прогульщика обсуждали на педсовете и делали ему последнее предупреждение. После четвертого отчисляли. Правда, такой прецедент имел место лишь однажды. По положению отчисленного должны были перевести в обычную школу. Но кто ж захочет себе такого ученика? Сергей Иванович тогда сам нашел такую школу, уломал директора и отбил все атаки опомнившихся родителей. Но ему все равно изрядно досталось от органов народного образования. По их мнению - раз приняли, обязаны учить, невзирая ни на какие двойки и прогулы. Надо отдать должное Сергею Ивановичу - все эти стрелы и молнии отскакивали от него, как от брони. Он, молча, выслушивал упреки и упрямо гнул свою линию - быть последовательным и не отступать от устава лицея ни на шаг. Особенно тяжко ему приходилось на вступительных экзаменах. Прознав о порядках, царивших в лицее, и высоком уровне знаний лицеистов, часть которых поступала даже в столичные вузы, родители пытались всеми правдами и неправдами засунуть туда своих чад. Нажим шел страшный, причем на всех уровнях. Тогда по совету Ольги в период приемных экзаменов были созданы инициативные группы родителей, сидевших, как и при приеме в институт, на всех экзаменах, и следивших за их ходом. Зачисляли исключительно по рейтингу - тех, кто набрал наибольшее количество баллов. И никакие звонки, справки и заслуги родителей здесь роли не играли. Сергей Иванович только пожимал плечами в ответ на упреки и разводил руками, показывая в сторону приемной комиссии и бдительных родителей.
Благодаря этим строгостям наборы в лицей в целом были неплохими. Ребята быстро привыкали к порядку и дисциплине, на уроках не шалили - тем более что каждый сидел за отдельным столом, и поболтать было не с кем. Правда, первые месяцы учебы давались им тяжело - сказывались слабые школьные знания и отсутствие привычки к ежедневному умственному труду. Поэтому в первые недели Ольга старалась побольше нагружать их на уроках индивидуальными заданиями, чтобы каждый был занят делом. Здесь ей очень помогали учебные пособия, написанные сотрудниками кафедры на основе ее прежних методичек и отпечатанные в институтской типографии. Подобные пособия были созданы почти по всем предметам, вызывавшим наибольшие трудности у лицеистов, - физике, химии, русскому и иностранному языкам. Учащиеся получали на уроке каждый свое задание и работали самостоятельно - ведь у каждого из них были свои пробелы в знаниях. И только через месяц упорного повторения и закрепления прежнего материала, лицеисты начинали заниматься по общей программе, быстро обгоняя школьную. Через месяц учебы в лицее их было не узнать. Встречаясь с бывшими соучениками, они демонстрировали такие знания и эрудицию, что те - кто сочувственно, а кто завистливо - вздыхали и ахали. Родители признавались, что никогда прежде их чада не сидели столько за уроками. И главное, их не надо было заставлять - учили сами и с удовольствием. Ведь, когда человеку все понятно и до него дошло, что это нужно лично ему, почему не учить?
Пока Леночка училась в девятом классе, Ольга не раз предлагала ей и Гене поступить в лицей. Но ребята отказались - не захотели разлучаться со своими друзьями. А гарантировать поступление всей их компании Ольга не могла. Впрочем, она не очень огорчилась их отказом. Физику, математику и химию они знали хорошо - не хуже лицеистов. С русским и иностранным дела тоже обстояли неплохо. У Леночки с детства наблюдалась врожденная грамотность - она с самого начала писала без ошибок. А кружок иностранного языка они посещали с детского сада, и он им очень много дал. С тех пор, как дочка увлеклась программированием, английский ей стал просто необходим. Поэтому Лена начала овладевать английским с присущим ей упорством. К одиннадцатому классу она свободно читала технические тексты и переводила их без словаря. Да и на бытовые темы Лена, Гена и Марина болтали по-английски свободно. С остальными предметами дочка и ее друг тоже, вроде, справлялись. Ладно, пусть уж доучиваются в своей школе. Получат медали, сдадут одну математику - Ольга не сомневалась, что сдадут на пятерку - и станут студентами. А что будет дальше, жизнь покажет.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Ирина Касаткина.


promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 35
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…