Фаберже в центре международного заговора-2

Первая часть тут.

Яйцо Фаберже «Корзинка полевых цветов» 

14 июля 2011 года в Художественном музее Вирджинии Габсбург прочел лекцию «Карл Фаберже и российская императорская семья»1, приуроченную к выставке «Faberge Revealed». Описывая знаменитое императорское пасхальное яйцо 1901 года «Корзинка полевых цветов», он сказал (цитата): 

«Оно принадлежит английской королеве, и никто не знает, кто его сделал. Она думала (или кто-то сказал ей об этом), что оно было изготовлено Бушероном. Оно было у меня на моей мюнхенской выставке. Я проанализировал информацию о нем и убедился, что оно не от Бушерона. А вскоре после этого было выявлено, что оно было (…) на единственной выставке, которая была у Фаберже в России в 1902 году (…) таким образом, мы смогли подтвердить, что оно было сделано Фаберже». 

О чем он не упомянул, так это о том, что данное императорское пасхальное яйцо было описано как изделие фирмы Фаберже еще Бейнбриджем (Bainbridge) в его классической работе 1949 года по творчеству Фаберже, а вот наставник Габсбурга (и поставщик произведений Фаберже королеве Великобритании) Кеннет Сноумэн в своей публикации 1953 года «Искусство Карла Фаберже» безо всяких объяснений объявил, что оно было изготовлено французским ювелиром Бушероном (Boucheron). Сам Габсбург долгое время относил «Корзинку полевых цветов» к произведениям Бушерона и называл ее интересным примером того влияния, которое пасхальные яйца Фаберже оказали на других ювелиров2. И лишь гораздо позже, в 1986 году, в каталоге выставки «Faberge» он описал «Корзинку полевых цветов» как «уникальную работу», которая «сегодня должна быть отнесена к произведениям Фаберже»3. Несмотря на это, в каталоге изображение этого шедевра Габсбург поместил не в разделе, отведенном пасхальным яйцам Фаберже, а между разделами «Конкуренты Фаберже» и «Иностранные конкуренты», дабы привлекать меньше внимания к этому произведению и своей очередной перемене мнения. В том же самом каталоге он утверждает, что «техническое совершенство его [Фаберже] работы сразу становится очевидным». 

Это заставляет нас гадать, почему же на признание столь очевидной подлинности великолепного императорского пасхального яйца Габсбургу и другим «ведущим экспертам» понадобилось так много времени. А настоящее доказательство того, что «Корзинка полевых цветов» действительно выполнена фирмой Фаберже, было предоставлено Валентином Скурловым, когда в 1993 году в Российском государственном историческом архиве (РГИА) он обнаружил оригинал счета на оплату и фотографию с выставки Фаберже 1902 года. 

Еще один сомнительный аукцион произведений Фаберже, в котором те же самые «эксперты» сыграли свою противоречивую роль, связан с яйцом 1917 года из ляпис-лазури. Впервые это яйцо было продано как императорское яйцо Фаберже «Ночное» на аукционе «Christie's» в Женеве 10 ноября 1976 года. Габсбург также был экспертом при этой продаже. Описание яйца в каталоге гласило, что это было важнейшее произведение фирмы Карла Фаберже, а его изготовление приписывалось мастеру Хенрику Вигстрему (HW). В описании были также упомянуты имена г-на Бейнбриджа (сотрудника лондонского филиала фирмы Фаберже) и Евгения Фаберже (старшего сына Карла Фаберже), что добавило потенциальным покупателям доверия к данному лоту. Далее в каталоге Габсбург пишет:

«Г-н Кеннет Сноумэн из «Wartski» (Лондон) выразил свое пожелание, чтобы это последнее императорское пасхальное яйцо Фаберже было предоставлено для выставки Фаберже, которая должна была состояться в период с 23 июля по 25 сентября 1977 года в Музее Виктории и Альберта, как пара для первого яйца 1884 года, изготовленного для Александра III». 

Упоминание этой монументальной выставки Фаберже 1977 года в Музее Виктории и Альберта в описании данного яйца привлекало покупателей и одновременно предполагало то, что яйцо подлинное. Этот лот был продан за 100 тысяч швейцарских франков некоему дилеру из Цюриха, выступавшего в роли посредника. Несколько месяцев спустя яйцо действительно появилось на первой международной выставке работ Фаберже в Музее Виктории и Альберта в Лондоне, приуроченной к серебряному юбилею правления Ее величества королевы Елизаветы II. Кеннет Сноумэн участвовал в организации выставки и был ее куратором. Почему-то в написанном им каталоге это яйцо поменяло свое название с «Ночного» на «Сумеречное», а также, описывая яйцо, Сноумэн утверждал, что качество подобранных драгоценных камней, их огранка и гравировка лазуритовых панелей яйца не соответствовали качеству мастеров Фаберже: 

«Нет никаких свидетельств того, что яйца 1917 года когда-либо были завершены, а нехарактерные драгоценные камни, закрепленные в тяжелых зубчатых кастах, гравированные панели и клейма могли представлять собой более поздние добавления к корпусу из ляпис-лазури со звездами и датой. Лунные камни, обычно в огранке «кабошон», имеют особое значение в конкретном контексте и вполне могли рассматриваться Фаберже как вариант, но в этом случае, как можно предположить, они были бы заделаны заподлицо с корпусом яйца, как этого требовали обычаи фирмы». 

В своем описании Сноумэн также ссылается на книгу Бейнбриджа, основанную на его беседах с Евгением Фаберже. По утверждению Бейнбриджа, Евгений Фаберже помнил, что одно из двух императорских пасхальных яиц 1917 года было сделано из карельской березы. Эту цитату Сноумэн использовал для того, чтобы предположить, что другое яйцо 1917 года могло быть яйцом «Сумеречное». В конце своего описания яйца Сноумэн добавляет: 

«Несмотря на то, что на яйце были выбиты инициалы HW, на самом деле, гораздо более вероятно то, что оно является продукцией ювелирной мастерской Хольмстрема, что, безусловно, верно и для случая с другим, более богатым яйцом Фаберже «Мозаичное» 1916 года, на котором, что достаточно любопытно, также имеется неубедительная подпись». 

Кажется, Сноумэн пытался повысить степень подлинности яйца, приписав его мастеру Фаберже Хольмстрему, который выполнил императорское яйцо «Мозаичное» (1914, а не 1916 года, как утверждает Сноумэн), а не Хенрику Вигстрему (HW). После смерти Михаила Перхина (мастера фирмы Фаберже) в 1903 году большинство пасхальных яиц производились в мастерской его ученика Хенрика Вигстрема, поэтому мы можем лишь гадать, что именно заставило Сноумэна думать, что яйцо «Сумеречное» было клеймено неверными инициалами. 

Таким образом, хотя соображения о подлинности яйца «Сумеречное» были представлены Сноумэном в аукционном каталоге «Christie's», его подробное описание в каталоге выставки показывает, что данное яйцо в лучшем случае подозрительное. Несмотря на явные противоречия в отношении яйца «Сумеречное», выставка, посвященная юбилею королевы, имела грандиозный успех. В настоящее время, благодаря базе данных Валентина Скурлова, все императорские пасхальные яйца 1917 года известны и в совершенстве задокументированы. Яйцо «Сумеречное» не входит в список императорских яиц Фаберже. Будучи однажды описанным Сноумэном как «последнее императорское пасхальное яйцо Фаберже», яйцо «Сумеречное» 1917 года после той знаменательной выставки больше никогда и нигде не появлялось и не упоминалось. 

Такие противоречивые события, как вышеописанные, обычно не освещаются, чтобы избежать больших скандалов. Аукционные дома заинтересованы в неразглашении такой информации, поскольку ошибки экспертов влияют как на репутацию аукционных домов, так и людей, которые им доверяют и приобретают у них произведения искусства. 

Если бы такие дела были разоблачены, это могло бы дать толчок судебным процессам против аукционных домов. Однако, когда ситуации подобного рода все же происходят и необходимо компенсировать ущерб, ни аукционные дома, ни эксперты не несут ответственности, поскольку они в обязательном порядке страхуются против «профессиональных ошибок», и бремя по выплате компенсации ложится на страховые компании, которые, в свою очередь, при помощи аукционных домов и экспертов пытаются всеми способами найти лазейки, чтобы уйти от обязательств по выплате страхового возмещения. Одним из показательных примеров является случай, произошедший с одним из коллекционеров произведений Фаберже - Эскандером Арье (Eskander Aryeh). 

Случай Арье — поддельное яйцо «Конная статуя Николая II» 

В ноябре 1977 года еще одно яйцо было выставлено на продажу на женевском аукционе «Christie's» «Важнейшие произведения русского искусства». Аукционный эксперт Габсбург описал его как императорское пасхальное яйцо «Конная статуя Николая II» — подарок царю Николаю II от супруги Александры Федоровны на пасху 1913 года в ознаменование 300-летия Дома Романовых, работу мастера Виктора Аарне из фирмы Карла Фаберже. Габсбург не был единственным экспертом, убежденным в подлинности яйца. 

Вот как описывает это яйцо Сноумэн в своей книге 1953 года «Искусство Карла Фаберже»: «Это яйцо уникально не только потому, что было подарено царицей своему супругу, но и благодаря тому, что оно было произведено в мастерской Виктора Аарне». 

Однако известно, что Виктор Аарне переехал в Финляндию в 1904 году, за девять лет до того, как «Конная статуя Николая II» появилась на свет. Оценочная стоимость в аукционном каталоге не упомянута. Зачастую цены на очень дорогостоящие произведения объявляются только по особому запросу. Это позволяет аукционному дому определять свою политику продаж в соответствии со степенью проявленного к лоту интереса. Появление такой редкости, как яйцо Фаберже, на аукционе всегда вызывает живой интерес в среде коллекционеров, музейных хранителей и любителей искусства. Задолго до аукциона «Christie's» уже широко рекламировал выставленный на продажу лот. Интересно, что медиа-магнат и коллекционер произведений фирмы Фаберже Малькольм Форбс не проявил никакого интереса к этому яйцу, хотя в то время он стремился опередить Оружейную палату Кремля по количеству императорских пасхальных яиц и сделать свою коллекцию крупнейшей в мире. 

«Конная статуя Николая II» была продана за 550 тысяч швейцарских франков (250 тысяч американских долларов4) Эскандеру Арье, в чьей коллекции произведений Фаберже не хватало императорского пасхального яйца. Когда г-н Арье приехал в Женеву для того, чтобы забрать свою долгожданную покупку (на аукционе его представляла живущая в Швейцарии сестра) и впервые увидел произведение своими собственными глазами, он отказался платить, утверждая, что работа не соответствовала качеству фирмы Фаберже и, по его мнению, являлась подделкой. Арье заявил: «Фаберже сделал очень немного императорских яиц, и все они являются шедеврами. То, что я увидел в Швейцарии — это барахло (junk)». 

Эксперт аукционного дома «Christie's» Габсбург и другие помогавшие ему эксперты пытались убедить г-на Арье и настаивали на том, что яйцо подлинное5. Сперва Арье отказался оплачивать покупку, но по прошествии нескольких месяцев пререканий аукционный дом «Christie's» подал на него в суд с требованием оплаты. После того, как аукционный дом представил подтверждение подлинности от эксперта Кеннета Сноумэна, суд обязал г-на Арье уплатить 250 тысяч долларов плюс судебные издержки в размере 200 тысяч долларов. В одном из документов дела, датированном 15 декабря 1977 года, Кеннет Сноумэн заявлял: «Я без колебаний утверждаю, что это без сомнения подлинная работа Фаберже»6

В июне 1985 года г-н Арье решил выставить это яйцо на продажу на аукционе «Christie's» в Нью-Йорке. За две недели до проведения аукциона президент «Christie's» Кристофер Бердж проинформировал Арье, что аукционный дом продавать яйцо не будет. В «Christie's» пояснили, что два эксперта, а именно Кеннет Сноумэн (!) и Питер Шаффер (Peter Schaffer), владелец нью-йоркского магазина «A la Vieille Russie», опротестовали описание этого яйца как произведение Фаберже и заявили, что это подделка. Сноумэн переменил свое мнение и более не подтверждает подлинности яйца. Тогда Арье потребовал от аукционного дома возврата денег, которые он уплатил при покупке яйца. Аукционный дом «Christie's» отказался платить, г-н Арье подал иск против аукционного дома и потребовал 10 миллионов долларов за нанесение ущерба его профессиональной репутации, 20 миллионов долларов штрафных санкций и 7 миллионов долларов, которые, как он сказал, он бы приобрел, будь его произведение подлинным7

К сожалению, г-н Арье не дожил до возмещения морального ущерба и урона, нанесенного его профессиональной репутации. Компенсация была получена его семьей. «Christie's» и наследники Арье подписали соглашение о неразглашении суммы возмещения. Официальные представители 

«Christie's» заявили, что их аукционный дом стал жертвой ошибки в суждении независимого эксперта: «Мы просто-напросто попали под действие таких мнений. Кеннет Сноумэн является ведущим авторитетом по Фаберже». Сноумэн же прокомментировал эту ситуацию так: «Я полагаю, каждый может поменять свое мнение»8. Но пока вышеописанные случаи показывают, что аукционные дома не столь являются «жертвами», сколь тесно связаны с небольшой группой «экспертов», которые склонны менять свое мнение. 

Страховые компании, и в частности «Lloyd’s», прикрываемые и защищаемые мощнейшими адвокатскими конторами, с которыми установлены «особые» отношения, гордятся тем, что никогда не проигрывают судебных процессов. Правда, в некоторых очень редких случаях после официальной победы «Lloyd’s» все-таки им приходится находить компромисс и выплачивать компенсацию за ущерб, но тогда заключаются соглашения о конфиденциальности и неразглашения суммы сделки. Получается, что официально «Lloyd’s» никогда не проигрывает! 

После того, как открылось, что имела место грубейшая ошибка экспертизы, а яйцо на самом деле являлось подделкой, сотрудничество «Christie's» и Габсбурга, который был аукционным экспертом на начальной стадии продажи данного яйца, прекратилось. Впоследствии Габсбург упомянул этот случай в статье 1994 года о подделках Фаберже: 

«Будучи снова предложенным на продажу на аукционе в Нью-Йорке в 1985 году, яйцо «Конная статуя Николая II» вызвало небольшое волнение, и его пришлось снять с торгов на фоне конфликта мнений и ловкого отыгрывания назад со стороны экспертов» 

Он, правда, «забыл» упомянуть, что «небольшое волнение» привело к иску на сумму 37 миллионов долларов, а в число упомянутых им «экспертов» входили он сам, его учитель Кеннет Сноумэн и Питер Шаффер. 

«Открытие» яйца «Ампир» 

Те же самые имена появились еще в одном сомнительном деле, начавшемся в 2000 году после распространения слухов о давно потерянном императорском яйце «Ампир» из нефрита (1902 года) фирмы Фаберже, которое якобы было найдено. Один из «первооткрывателей» — работающий в области антиквариата дилер — Александр фон Солодков выпустил книгу, специально посвященную открытию этого яйца9 (Солодков ранее опубликовал еще несколько книг по Фаберже, многие из которых были написаны совместно с Габсбургом). Во введении Солодков пишет (орфография оригинала сохранена): 

«В сентябре 2000 года в Нью-Йорке мне впервые представилась возможность увидеть Императорское нефритовое пасхальное яйцо 1902 года. Вместе с господином Геза фон Габсбургом и господами Пол и Питер Шейфер мы потратили около двух часов, изучая, открывая и разбирая его. 

Далее последовало длительное обсуждение каждой детали предмета. Позже мне представилась возможность познакомиться с мнениями других экспертов, занимающихся искусством Фаберже, включая господина Алекси де Тисенхаузен, кто был одним из первых, предположивших императорское происхождение данного предмета. 

Оценка экспертов, по сути, не оставляла сомнений относительно блестящей художественной идеи предмета, его высочайшего технического исполнения и подлинности клейм и подписи. На сегодняшнем антикварном рынке встречается достаточное количество изделий Фаберже сомнительного качества и происхождения. Иногда даже специалисты затрудняются дать однозначный ответ. Но в нашем случае положительная оценка выполнения качества яйца преобладала. Основным затруднением отнести Нефритовое яйцо к серии императорских подарков был тот факт, что оно считалось утерянным на протяжении длительного времени». 

Для того чтобы открытие казалось еще более правдоподобным, на обложке книги Солодков обозначил Валентина Скурлова в качестве соавтора, хотя тот не участвовал ни в исследовании яйца, ни в написании этой книги, а лишь предоставил архивную документацию по просьбе Солодкова. Пол Шаффер также обращался к Валентину Скурлову, чтобы узнать его мнение по поводу данного яйца и указывал его стоимость — 250.000 (двести пятьдесят тысяч) долларов. В 2007 году яйцо «Ампир» предлагалось по цене около 2 миллионов долларов. Для сравнения: в том же году «Яйцо Ротшильда» (не императорское) было продано за 18 миллионов долларов. 

Странным образом яйцо «Ампир» так никогда и не было представлено широкой публике, к тому же стали возникать сомнения в отношении происхождения, а также стилистического и художественного облика яйца. К миниатюрному портрету Александра III, украшающему яйцо, у некоторых экспертов первоначально были претензии по качеству (слишком темный) и размерам (не вписывался в пропорции яйца). Однако позже, к большому удивлению, эти недостатки были устранены, и качество миниатюры, размещенной на яйце «Ампир», значительно улучшилось! 

Спустя двенадцать лет после «открытия» один из вышеуказанных экспертов обратился письменно к Татьяне Фаберже как специалисту, исследователю и автору книг, в том числе по императорским пасхальным яйцам Фаберже, чтобы узнать ее мнение о яйце «Ампир». 

Цены на произведения фирмы Карла Фаберже, имеющие императорское происхождение, в связи с их редкостью и исторической составляющей существенно выше цен на другую продукцию фирмы. На сегодняшний день стоимость подлинного императорского яйца фирмы Фаберже на международном антикварном рынке может достигнуть 20 миллионов фунтов стерлингов и более. Частные и государственные музеи, а также коллекционеры с большим нетерпением ждут возможности пополнить свои собрания уникальными шедеврами фирмы и готовы заплатить большие суммы, в особенности, если речь идет об утерянных императорских пасхальных яйцах фирмы Фаберже! Поэтому очень странно, что с момента «открытия» в 2000 г. яйцо «Ампир» предлагалось разным коллекционерам и только в начале 2013 года пошли слухи, что оно наконец продано частному лицу. 

Некомпетентность «экспертов», их неспособность определить подлинность и происхождение данного предмета могли бы объяснить то, почему яйцо «Ампир» так никогда и не было выставлено на аукционе (хотя директор Департамента русского искусства аукционного дома «Christie's» Алекси де Тиссенхаузен пришел к заключению, что оно является императорским) и почему оно не было показано ни на одной выставке, и в частности, на выставке «Фаберже — императорский мастер и его мир», курируемой Солодковым и Габсбургом, которая проходила с сентября 2000 года по февраль 2001 года. 

А вот одним из императорских пасхальных яиц, которое действительно было продемонстрировано на той выставке в Уилмингтоне (США), стало яйцо-часы «Букет желтых лилий» (1893 года), которое тогда входило в мою коллекцию. Это яйцо-часы было одним из многих произведений, одолженных у меня кураторами Солодковым и Габсбургом для показа на выставке. 

ПРИМЕЧАНИЕ 

1 http://www.youtube.com/watch?v=NYEQWB17_S0. 

2 G. von Habsburg (1979) Fabergé oaillier a la Cour de Russie. 

3 G. von Habsburg (1986) Fabergé, стр. 300. 

4 В то время цена золота была 200-300 долл. за унцию, то есть в 5-6 раз дешевле, чем сейчас. 

5 The Sydney Morning Herald, The case of the rotten egg, January 28, 1986 

6 The New York Times. Owners of 'Faberge' Eggs Is Suing Christie's, January 16, 1986. 

7 The New York Times. Owners of 'Faberge' Eggs Is Suing Christie's, January 16, 1986. 

8 The Sydney Morning Herald, The case of the rotten egg, January 28, 1986. 

9 A. von Solodkoff (2004) The 1902 Empire Nephrite Easter Egg by Fabergé, London Ermitage Ltd.

(Продолжение следует.)

promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 35
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded