Пуля для Карла XII

«С 18 по 20 мая 2011 года в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи пройдет вторая международная научно-практическая конференция «Война и оружие. Новые исследования и материалы». С интересным докладом выступит на конференции ее непосредственный организатор признанный знаток средневекового оружия, замдиректора Артиллерийского музея по научно-просветительской и выставочной работе Сергей ЕФИМОВ. О подробностях он рассказал нашему корреспонденту» — так предварялась в «Санкт-Петербургских ведомостях моя огромная, почти на всю полосу, как прежде говорили, формата »Правды», а теперь — А2, публикация, вышедшая аккурат 18 мая.

Зачем я делаю на этом акцент? А затем, что это моя излюбленная технология работы, если, конечно, речь не идёт о репортаже с места события. Наша работа — сейчас многие удивятся — очень технологична. А как же скажут, творчество? А творчество в том и заключается, чтобы использовать самую подходящую технологию в каждом конкретном случае. Чем я, старый газетный гаджет, отличаюсь от начинающего? А тем только, что он освоил пока 5 технологических приёмов, а я за «творческую жизнь» наработал их 5000. Это как китайская грамота (которая считается самой сложной): грамотней тот, кто знает больше иероглифов. Только и всего.

Конечно, такую «технологию опережения», как я её про себя называю (а говорю о ней вслух впервые), получается применять лишь с проверенными и надёжными партнёрами, какими мы стали в бытностью мою репортёром «Санкт-Петербургских ведомостей» с работниками Артиллерийского музея и прежде всего с заместителем его директора по научно-просветительской и выставочной работе Сергеем Ефимовым и его супругой Натальей — музейным пресс-секретарём. Благодаря им я всегда заблаговременно узнавал обо всех интересных музейных событиях, и мы вместе придумывали, как сделать так, чтобы публикации об этих событиях выходили в день, когда они происходили.

Вот и к этой  ежегодной конференции «Война и оружие. Новые исследования и материалы» (надо сказать, в современной научной практике беспрецедентной и потому весьма популярной не только в России, но и в мире) мы с Сергеем Ефимовым готовились заранее. Я с нетерпением дожидался, когда будет готов его доклад (что писался, конечно, урывками — у члена руководства столько многохлопотного музейного континента, да нет — планеты! — времени для научного творчества всегда почти нет), затем с внимательнейше его изучил и на его основе набросал заготовку интервью. Сергей, выкроив время, познакомился с ним, внёс уточнения и поправки — и рукопись отправилась в печать, чтобы увидеть свет в день начала конференции.

А теперь — 

Пуля для Карла XII

Рекомендую - Сергей Ефимов.

– Сергей Владимирович, приоткройте же завесу!

– Если помните, год назад, перед открытием Рыцарского зала, я коротко поведал одну романтическую и загадочную историю о выставленном у нас в Рыцарском зале штуцере, из которого, возможно, убили короля Швеции Карла XII, проигравшего России Северную войну. О нем и собираюсь подробно рассказать.

...У шведского художника-баталиста Густава Седерстрема есть картина «Последний путь. Траурная процессия с телом короля Карла XII».

Вот эта картина.

Вот эта картина.

По горной заснеженной тропе отряд шведских драбантов (телохранителей короля) несет тело своего монарха, погибшего под стенами норвежской крепости Фредрикстен. На голове короля – кровавая рана. Старик-охотник и мальчик с собакой молча взирают на печальное шествие... Эта картина, написанная в 1878 году, стала хрестоматийной иллюстрацией к трагическому финалу короля-воителя, разбитого под Полтавой. Однако история гибели Карла XII и до настоящего времени остается предметом жарких дискуссий. Одни считают, что король пал жертвой заговора, другие полагают, что его жизнь оборвала роковая вражеская пуля, выпущенная со стен норвежской крепости.

– Но какая связь с хранящимся в Артиллерийском музее штуцером?!

– В конце XIX века барон Николай Васильевич фон Каульбарс в журнале «Русская старина» впервые рассказал о давнем семейном предании. Однажды в разговоре со шведским посланником Аккерманом, вспоминал он, был затронут вопрос о таинственной смерти шведского короля Карла XII. «Причем я не без удивления узнал, – признавался Каульбарс, – что в Швеции еще до самого последнего времени по этому поводу ходили и даже высказывались в печати самые разноречивые мнения и что этот вопрос до сих пор все еще считается не вполне разъясненным». И он тут же рассказал собеседнику, что в хрониках его семейства есть данные, что Карл XII был убит в траншеях под Фредериксгалем своим личным секретарем французом Сигье и что штуцер, который Каульбарс, впрочем, иногда называет карабином, послуживший орудием смерти короля, до сих пор хранится в родовом имении Каульбарсов в Эстляндской губернии.

Штуцер Каульбарсов.

– Но при чем тут Каульбарсы?

– Предок Николая Васильевича – Иоганн Фридрих фон Каульбарс состоял генерал-адъютантом при шведском короле Карле XII. А личным секретарем короля, как уже говорилось, был некий француз Сигье, который пользовался особенным доверием монарха – занимался его секретной перепиской. У них с Каульбарсом были неплохие отношения. Будучи большим любителем пострелять по мишеням, Сигье часто заходил к Каульбарсу, чтобы воспользоваться принадлежавшим последнему штуцером. Этот штуцер почему-то особенно полюбился французу, и он заполнял свой досуг стрельбой из него во время осады норвежской цитадели.

– И однажды...

– В тот день Сигье по обыкновению зашел к барону и попросил воспользоваться штуцером («Дайте мне карабин, я хочу сделать несколько выстрелов по мишени»). Взяв оружие, он удалился, а через несколько часов по лагерю распространилась весть о смерти короля. В тот же день Сигье бесследно пропал, а у него на квартире нашли упомянутый штуцер со следами пороховой гари в стволе. «Подозрение в злонамеренном убийстве короля, – гласит семейное предание Каульбарсов, – пало на Сигье, которого с тех пор никогда и никому не удавалось отыскать». Лишь многие годы спустя на юге Франции уже на смертном одре Сигье якобы признался исповедовавшему его священнику в том, что он является убийцей Карла XII. По словам Николая фон Каульбарса, «пораженные горем лица ближайшей свиты короля пожелали выгравировать свои имена на гранях штуцера».

– Насколько это соответствует научной истине?

– Общеизвестно, что в начале ноября 1718 года Карл XII отправился в свой последний поход. Его войска пересекли норвежскую границу и после боев с датчанами и норвежцами в Бинненфьорде подошли к крепости Фредрикстен у города Фредериксгаль. Последний день жизни шведского короля описан достаточно подробно. Карл XII, обеспокоенный усиленной стрельбой противника в этот день, опасался, что защитники Фредрикстена могут сделать вылазку.

Перед тем как покинуть дом, где располагалась его ставка, король прочитал тайное донесение одного из секретных агентов о том, что против него готовится заговор. Судя по всему, известие не произвело на шведского монарха большого впечатления, и он, следуя инструкции, сжег документ.

Около шести часов вечера король в сопровождении нескольких офицеров подъехал к осадным траншеям. Стоял густой туман, стемнело, и видимость была плохой. Прибыв на место, Карл XII стал проявлять заметную нетерпеливость по поводу медленного ведения земляных работ. Чтобы поближе наблюдать за работами, король залез на бруствер и высунул голову, чтобы осмотреться. Оттуда хорошо были видны и крепость, и траншеи. Карл устроился поудобнее, для чего в рыхлой земле сделал для ноги упор потверже, и фактически находился в полулежачем положении лицом к крепости и новой траншее.

Траншея была настолько глубокой, что стоявший ниже короля и поддерживавший его за ноги французский инженер-фортификатор Филипп Мегрэ ничего не видел. Голова короля представляла отличную мишень для прицельного выстрела, и Мегрэ попытался убедить Карла слезть с бруствера. Но тот ответил: «Не бойтесь!». И это были его последние слова. Пуля, очевидно, прилетела с левой стороны и прошила голову государя от виска к виску. Окружающие услышали лишь звук, похожий на удар о камень, и увидели, что король упал на земляную насыпь бруствера. Смерть наступила мгновенно.

В этот момент в траншее, где произошла трагедия, и появился человек, у которого не было никакой служебной необходимости там находиться, – тот самый француз Андре Сигье... Поскольку королевской свитой решено было сохранить смерть государя в тайне, Сигье надел на голову Карла свой белый парик и шляпу с петушиным пером. Гвардейцам-носильщикам не сказали, кого им предстояло вынести из траншеи, но когда они явились, то сразу же узнали убитого. Тогда с них взяли клятву, что они будут хранить молчание о том, что король погиб. Убитого положили на носилки и, накрыв двумя плащами, понесли в ставку...

– Вы говорите, подозрения в убийстве пали на Сигье тотчас после трагического события?

– Дело не только в подозрениях. Несколько лет спустя во время тяжелой болезни в бреду и с высокой температурой Сигье признался, как я уже говорил, что застрелил Карла XII. Из окна своей квартиры он кричал прохожим, что стрелял в короля. Впрочем, опомнившись, он заявил, что признания эти сделаны в бреду. Тогда же, но чуть позже Сигье заверил Вольтера, собиравшего материал для истории шведского монарха, что не только не убивал короля, но и, напротив, готов был тысячу раз отдать за него свою жизнь.

– Выходит, точно ничего не известно?

– Многочисленные эксгумации тела Карла XII – в 1746, 1799, 1859 и 1917 годах, а также специальные баллистические и топографические исследования сходятся лишь в одном: шведский государь был убит пулей (или картечью) в левый висок. Входное отверстие в черепе составляет 19 – 19,5 миллиметра. Есть вероятность, что стреляли с близкого расстояния. В этом случае убийца должен был находиться где-то рядом в окопе, например в так называемой первой параллели, где стояла свита короля.

Череп Карла XII.

– Но какой расчет был Сигье убивать чужого монарха, питавшего к нему немалое доверие?

– Он ведь состоял на службе у герцога Фридриха Гессен-Кассельского, шансы которого стать шведским королем после смерти Карла возрастали многократно. 28 марта 1719 года его супруга и сестра покойного короля Ульрика Элеонора была коронована и взошла на шведский престол. Большую роль в процессе передачи власти сыграл Сигье. Он был послан герцогом в Стокгольм, где склонял подкупами и уговорами генералитет на сторону Гессенского дома.

Год спустя королева Ульрика Элеонора формально отреклась от престола в пользу своего супруга, и герцог Гессен-Кассельский стал шведским королем Фредериком I. Таким образом, Сигье не может быть исключен из списка подозреваемых в убийстве Карла XII. Француз вполне мог стать орудием в руках честолюбивого гессенского герцога на пути к вершине власти.

– Но не пора ли нам вернуться к штуцеру?

– Пожалуй. Николай фон Каульбарс отправил Аккерману в Стокгольм фотографию штуцера и сургучную отливку с одной из сохранившихся пуль. И тут выяснилось, что пуля «ни по наружному очертанию, ни по величине вовсе не соответствовала» ране в черепе короля.

Калибр штуцера Каульбарсов составляет 13 миллиметров, а входное отверстие в черепе короля гораздо больше. Это расхождение Николай Васильевич пытался объяснить тем, что поврежденные части черепа могли скорее других портиться при разложении тела. Пуля того времени, утверждал фон Каульбарс, разламывала череп, производя, кроме отверстия крайне неправильной формы, еще и глубокие трещины, края которых в течение более полутора веков могли обсыпаться. Определенный резон в этих доводах, безусловно, есть.

– Как в Швеции отнеслись к публикации семейного предания Каульбарсов?

– Скептически, тем не менее версия о заговоре против короля продолжает существовать. В наше время дискуссия вокруг смерти Карла XII, к огорчению королевской семьи, возобновилась с новой силой. Готовится очередная эксгумация останков короля.

Два года назад на конференции, посвященной 300-летию Полтавы, я кратко обмолвился о легендарном штуцере Каульбарсов, из которого якобы был застрелен шведский король Карл XII. Это вызвало огромный интерес у присутствовавших на конференции шведских коллег и стало для них настоящей сенсацией. Они-то полагали, что штуцер исчез в годы революции и судьба его неизвестна.

Благодаря научным контактам со шведскими исследователями, и прежде всего с Бенгтом Нильссоном из Линчепингского университета, мне удалось собрать дополнительную информацию, проливающую свет на историю штуцера, нарезного ружья большого калибра – до 18 миллиметров! – с относительно короткими гранеными (чаще всего восьмигранными) стволами, и его владельцев.

Штуцер из собрания музея, принадлежавший Каульбарсам, имеет граненый нарезной ствол длиной 46,8 см и калибром 13 миллиметров. Ложе ореховое с длинным цевьем, украшено резьбой в виде растительного орнамента. В течение почти двух столетий штуцер хранился в Меддерсе – родовом имении баронов Каульбарсов в Эстляндии.

Думается, счастливая находка штуцера Каульбарсов поможет приоткрыть тайну смерти «брата Каролуса», как называл шведского монарха Петр Великий. Будем надеяться, что теперь историки докопаются до истины.

promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 35
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded