vladimirkrym wrote in uctopuockon_pyc

Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу.Том 1.Ч.2-4.

Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов.  Том 1. 

II. Свет и тьма.

Между богами света и тьмы, тепла и холода происходит вечная, нескончаемая борьба за владычество над миром. День и Ночь представлялись первобытным народам высшими, бессмертными существами; как День – первоначально верховное божество света = солнце,с которым слово это тождественно и по названию, так Ночь – божество мрака. В нашем языке уцелела эпическая форма: “Божий день”, у немцев – der heilige tag, у греков ιερόν ήμαρ. Эдда повествует, что День родился от Ночи, что согласно с древнегреческим мифом о рождении восходящего Солнца из тёмных недр Ночи и с русским преданием, что впервые Солнце явилось из пазухи божией: представление, прямо снятое с природы. Болгарская загадка говорит о Ночи, как матери Дня: “на майка-та око-то – и гледа, и не пледа, а на сина-т си сякуга види”, т. е. у матери Ночи око = месяц глядит и не глядит, а у сына Дня глаз = солнце всякого видит  (124-125 М. Мюллер, 73; Каравелов ) 

Показываясь ранним утром на краю неба, одетого ночною пеленою, Солнце казалось как бы рождающимся из тьмы; наоборот, захождение его вечером уподоблялось смерти: скрываясь на западе, Солнце отдавалось во власть Морены, богини ночи и смерти. Великан Norvi, говорит Эдда, имел чёрную дочь по имени Nott (готск. nachts, др.-вер.-нем. naht, англос.niht, лат. nох, греч. νυς, лит. nactis, лет. nakts, др.-слав. нощь, санскр. nakta); у ней было несколько мужей и последний был из рода светлых богов (асов) и назывался Dellmgr, т. е. бог дневного рассвета, полумрака, предшествующего дню; от этого брака родился Dagr (tag, день), прекрасный и светлый – в отца, а не в мать. Верховный владыка вселенной (AUvater) взял к себе Ночь и её сына посадил их на небесах и каждому из них дал по коню и колеснице, на которых они обязаны поочередно объезжать вокруг земли. Конь Ночи называется das thaumahnige ross, ибо с гривы его падает на землю ночная роса; а конь Дняdas glanzmahnige, так как блестящая грива его озаряла всё небо. По другим сказаниям, распространенным почти у всех арийских народов, само Солнце объезжает небесный свод, меняя лошадей: на светлых или белых гуляет оно днём, на чёрных или вороных – ночью. Утренняя и Вечерняя Зори или День и Ночь запрягают ему тех и других коней в колесницу. Я. Гримм приводит народную загадку, изображающую годовое время под символическим образом колесницы, которую возят семь коней белых и семь чёрных (т. е. дни и ночи недели). (126 D. Myth., 697-9; Die Göttcrwelt, 28.) 

У славян День и Ночь, согласно мужескому роду одного слова и женскому другого, олицетворялись как брат и сестра. Народная загадка, означающая “год”, произносится так: “я стар, от меня родилось двенадцать сыновей (месяцы), у каждого из них по тридцати сыновей красных, по тридцати дочерей черных (дни и ночи)”; другая загадка, означающая “ночь и день”, выражает мысль свою в этой форме: “сестра к брату в гости идёт, а брат от сестры пятится” (или: “в лес прячется”). Смутное воспоминание о Ночи, как о живом существе, сохранилось в песне, записанной в Бирюченском уезде: Де ты, Ниченька, ею ни(о)чь ночувала? – Та ночувала пид дубочком.» (127 Сахаров., I,103; Этн. Сб., VI, 46, 86.  Маяк, Я, 67)

В гимнах Ригведы Ночь сестра Зори. (128 Orient und Occid. 1863, вып. II, 258) Несмотря на родство, в которое ставит фантазия День и Ночь, они в преданиях, как и в самой природе, друг другу враждебны; народная загадка называет их раздорниками (т. е. ссорющимися): “двое стоячих (небо и земля), двое ходячих (солнце и месяц), да два здорника (день и ночь)». (129 Сахаров., 1,103). Ещё прямее выражено это в следующей загадке, занесенной в одну старинную рукопись: “кои два супостата препираются? – День и Ночь». (130 Архив ист.-юрид. свсд., I, ст. Бусл., 48) И по немецким преданиям, День и Ночь стоят во взаимной борьбе; они постоянно сражаются, и то один, то другая побеждает; Вечерняя Звезда выступает в небе, как герольд Ночи, несущий её знамя; а Звезда Утренняя почиталась вестником Дня. Одолевая в вечернюю пору своего противника, Ночь налагает на него оковы; День лежит связанным пленником и не прежде может явиться очам смертных поутру, как разорвав наложенные на него узы. Венгерская сказка повествует о борьбе Утренней Зори и Ночи, которая не хотела дозволить своей сопернице взойти на небесный свод, и упоминает о том, как сказочный герой связал Зорю, чтобы продлить время ночи. Тот же мотив повторяет и новогреческая сказка. (131 Штир, стр. 3-5; Ган, I, стр. 287)

Романские языки определяют рассвет дня словами, означающими – колоть, ткнуть: фран. poindre, исп. puntar, итал. spuntare; немцы называют рассвет – tagesanbruch (от brechen – переломить, сбивать), слово, заключающее в себе понятие разрыва, треска; тот же смысл и в латин. crepusculum – рассвет, от сrераrе – трещать, лопнуть, расколоться. (132 D. Myth., 706-8,713) У нас областное брезг – утренний рассвет, брезжиться – об огне и свете: мерцать, чуть виднеться, о зоре: заниматься, брязжать брезжать – бренчать, трещать, ворчать на кого: брязг – стук, звон, брякать. (133 Толков, слов., 1,112) В самой природе рассвет дня сопровождается свежим веянием утреннего ветра, прохладным колебанием воздуха, и это обыкновенное явление принималось поэтически настроенною фантазиею древнего народа за шум при разрыве наложенных ночною богиней уз и за шелест шагов бога дня, шествующего по воздушным пространствам. Сбросив с себя путы, День разрывал тёмный покров Ночи и гнал её с неба.

Гримм приводит старинные выражения, которые уподобляют дневной рассвет, побеждающий тьму, – хищной птице, терзающей свою добычу, или хищному зверю, гонящему трепетную лань: “sine klawen (klanen) durch die wolkensint geslagen, er stiget uf mit grozer kraft; ich sin in grawer den tac”. – “Der tac sine cla hete geslagen durch die naht” (т. е. вонзая свои когти в облака, он [рассвет] стремительно [с великою силою] восходит вверх; я вижу в мерцании День. – День вонзает свои когти в Ночь). Но поздним вечером снова побеждает Ночь. Судя по некоторым выражениям, она является быстро, ниспадает на землю; французы говорят: “ia nuit tombe”, немцы: “sie orient ein, uberfallt”. Обороты эти стоят в связи с короткостью сумерок; в южных странах ночь действительно является вдруг, разом, и сумерок почти не бывает; напротив, на севере они продолжительнее, и у нас большею частию говорится: ночь настала, низошла на землю. Немецкое выражение einbrechen – разломить, ворваться, вломиться (einbruch – нападение, покража со взломом и наступление ночного времени) указывает на представление Ночи – враждебною силою, подобно вору, врывающеюся в чужой дом. Немецкая пословица выражается о ней, как о существе демоническом: “die nacht ist keines menschen freund».(134 D. Myth., 705,711-3) В сербских песнях находим такие сближения: “тёмная ночь! полна ты мрака, а сердце моё ещё полнее печали”. Эпитеты таван, цритёмный, чёрный, в применении к человеку, получают смысл: печален, грустен; малорос. сумный (печальный) собственно значит: тёмный (сумрный; р выброшено для благозвучия).(135 Потебн., 50 – 53)

У словаков рассказывается такое знаменательное предание: когда Солнце готово выйти из своих чертогов, чтобы совершить свою дневную прогулку по белому свету, то нечистая силасобирается и выжидает его появления, надеясь захватить божество дня и умертвить его. Но при одном приближении Солнца она разбегается, чувствуя свое бессилие.(136 В Ж. М. Н. П. 1846, VII, 43 – 44) В этой поэтической форме рассказано, как первые солнечные лучи, прорезавшие тёмный горизонт, прогоняют мрак ночи; будто испуганный, бежит он и прячется в расщелины скал, подземные пещеры и глубокие бездны. Каждый день повторяется борьба, и каждый раз побеждает царь-Солнце, почему скандинавские поэты дают ему эпитеты: “радость народов и страх тьме”. По общему германскому и славянскому поверью собирать лечебные травы, черпать целебную воду и произносить заклятия против чар и болезней лучше всего на восходе ясного солнца, на ранней утренней заре, ибо с первыми солнечными лучами уничтожается влияние злых духов и рушится всякое колдовство; известно, что крик петуха, предвещающий утро, так страшен нечистой силе, что она тотчас же исчезает, как только его заслышит.

Подобно тому, как дневной свет и жар, ночная тьма и прохлада определялись суточным движением солнца, так летняя ясность и теплота, зимние туманы, помрачающие небо, и все мертвящие морозы – годовым его движением.(137 Выражаемся так, следуя народному убеждению, что не земля, а солнце движется) Как с утром соединялось представление о пробуждающемся солнце, о благотворной росе, падающей на нивы, поля и дубравы, о воскресающей повсюду деятельности; так с весною связывалась мысль о воскресении согревающей силы солнца, о появлении грозовых туч, проливающих на землю дождь, о восстании природы от зимнего сна: земля наряжается в зелень и цветы, из далеких стран прилетают птицы, мир насекомых наполняет воздух и животные, подверженные спячке, встают из своих нор. С другой стороны, и во время ясного летнего дня собирающиеся на небо тучи вдруг помрачают солнечный свет и как бы превращают день в ночь, и пока не будут разбиты могучим оружием гневного Перуна – задерживают в своих затворах золотые лучи солнца и драгоценную влагу дождевых ливней. Эти аналогические признаки, запечатленные в языке родственными названиями (сличи: сумерки, мрак ночной и морок – облако, туман, тьма ночная, темень – тучи, туман и мн. др.), послужили к сближению и даже отождествлению в мифических представлениях всех означенных явлений.

Весеннее просветление солнца и явление его из-за мрачных туч стали уподобляться утреннему рассвету, весна и богиня летних гроз – утренней заре или восходящей деве солнца, а зима и тучи – тёмной ночи; та же борьба, какую созерцал человек в ежедневной смене дня и ночи, виделась ему и в смене лета и зимы, и в громозвучных ударах Перуна. умолкающих на зиму и снова раздающихся с приходом весны. По чешскому поверью Солнце ведёт постоянную войну с злою стригою (ведьмою, представительницею ночного мрака, темных туч и зимы), побеждает её, но и само терпит от ран, наносимых ей. (138 Ж. М. Н. П. 1846, VII, 43) Зиме и лету союзу нету”, – говорит народ пословицею (139 Рус. в св. посл., II, 5) и в пластических обрядах изображает их взаимную борьбу (см. ниже в главе о народи, празднествах).

В июне месяце, в пору самого полного развития творческой деятельности природы Солнце,следуя непременному закону судеб, поворачивает на зимний путь, дни постепенно умаляются, а ночи увеличиваются; власть царственного светила мало-помалу ослабевает и уступает Зиме.

В ноябре Зима уже “встает на ноги”, нечистая сила выходит из пропастей ада и своим появлением производит холода, метели и вьюги: земля застывает, воды оковываются льдами, и жизнь замирает. В декабре, когда Зима совсем победила, Солнце “поворачивает на лето”, и с этого времени сила его снова нарождается, дни начинают прибывать, а ночи умаляться. Как бы чувствуя возрастающее могущество врага, Зима истощает все свои губительные средства на борьбу с приближающимся летом: настают трескучие морозы,страшные для садов и озимых посевов, умножаются простудные болезни и падежи скота. Вот почему накануне Крещения простолюдины на всех окнах и дверях выжигают огнём или чертят мелом кресты, чтобы нечистые духи не имели доступа к их дворам; в некоторых местах носят при этом два пирога, что, может быть, намекает на древнейшее жертвоприношение.

Перед Рождеством крестьяне до сих пор потчуют Мороз киселем, с просьбою не касаться их засеянных полей. (140 Сахаров., П, 65; Маяк, XV, 22.)  Тщетно Зима напрягает усилия; в своё время является весна, воды сбрасывают ледяные оковы, воздух наполняется живительной теплотою, согретая солнечными лучами земля получает дар производительности и возрожденная природа предстает в чудном великолепии летних уборов, пока новый поворот солнца не отдаст её снова во власть злой Зимы. Возврат весны сопровождается грозами;в их торжественных знамениях всего ярче представлялись фантазии те небесные битвы, в какие вступало божество весны, дарующее ясные дни, плодородие и новую жизнь, с демонами стужи и мрака. В чёрных тучах признавали нечистую силу, затемняющую ясный лик солнца и задерживающую дожди; подобно ночи, туча в поэтических сказаниях народа есть эмблема печали, горя и вражды. В Томской губ., ожидая несчастия, говорят: “Господи! пронеси тучу мороком«(141 Этн. Сб., VI, 51); когда кого-нибудь постигают бедствия, белорусы выражаются в такой эпической форме: “собралися тучки в кучки»(142 Приб. к Изв. Ак. Н., I, 68), а на Украине: “як хмара на нас спала!» В думе о Наливаике военная гроза, собирающаяся над Украиною, сравнивается с тучею; в других песнях встречаем такие сопоставления: “за тучами громовими сонечко не сходить, за вражими ворогами мж милж не ходить”; “туманно красное солнышко, туманно, что красного солнышка не видно; кручинна красная Девица, печальна, никто её кручинушки не знает”.(143 Номис., 42. Потебн., 50 – 52; Малор. и червон. думы, 80) 

В раскатах грома слышались древнему человеку удары, наносимые Перуном демонам-тучам, в молниях виделся блеск его несокрушимой палицы и летучих стрел, в шуме бури – воинственные клики сражающихся.(144 Терещ., VII, 183) По русскому поверью, черти бьются на кулачки в полночь, т. е. нечистая сила выступает на борьбу во мраке туч, подобных чёрной ночи. Бог-громовник разит её своими огненными стрелами и, торжествуя победу, возжигает светильник солнца, погашенный лукавыми демонами (туманами и облаками). Оба явления: сияние летнего солнца и блеск молнии возбуждали так много сходных, одинаковых впечатлений, что необходимо должны были сливаться в мифических представлениях. Солнце растит нивы, от него столько же зависят урожаи, как и от дождей, изливаемых владыкою молний; засуха, истребляющая нивы, столько же приписывалась жарким лучам солнца, как и Перуну, скрывающему дождевые облака; значение божества карающего равно прилагается и к дневному светилу, которое своими лучами, словно стрелами, прогоняет ночь и туманы, и к громовнику, поражающему мрачные тучи; поэтические выражения об утреннем рассвете, как о треске разрываемых божеством дня цепей, нашли соответствующее себе представление – в звуках громовых ударов, разбивающих зимние оковы: сличи нем. Donar, англос. Thunor, лат. tonus, toritrus.

По древнегерманскому мифу и День и Донар произошли от Ночи. (145 От Ночи родилась lörd, супруга Одина и мать Тора) ; лат. dies, как уже указано, одного корня с именем Зевса, а греч. ήμαρ, ημερα сближается Я. Гриммом с немец, himins, himil. В этих воззрениях таится основание, во-первых, той неопределенности, под влиянием которой верховное владычество в мире приписывалось язычниками то солнцу, то грому и молнии, а во-вторых, той тождественности, какая замечается в культе того и другого божества; отсюда же объясняется, почему вражда с тучами присвоена народными преданиями не только Перуну, но и солнцу.Так в сербской приповедке Солнцева мать говорит сказочной героине: “его иде Сунце уморно (усталое), а може бити да су га и облаци пал(ь)утили, пак ти ул(ь)утини може што учинити, веђ се притаjи, док се оно не одмори» (147 D. Myth., 697 – 8) Немцы выражаются: “die Sonne orient hervor или zertheilt die Wolken (den Nebel)«.(148 Шварц: Sonne, Mond und Sterne,) Тесная связь весеннего солнца с грозою выразилась в том родстве, в какое поставил его миф в отношении к облачным нимфам, известным у литовско-славянского племени под именем солнцевых дочерей и сестер.

В противоположность дневному светилу, Месяц – представитель ночи, у некоторых народов месяц называется солнцем ночи. а так как ночь принималась за метафорическое название тёмных, грозовых туч, то на него были перенесены атрибуты бога-громовника.(149 D. Myth., 697)  При весенней встрече своей с Солнцем он бывает зачинщиком ссоры, которая потрясает землю. Диану (= Артемиду) представляли с новолунием на голове, вооруженною луком и стрелами, и почитали страстною охотницею; несущаяся по небу гроза уподоблялась дикой охоте (см. главу XIV), и потому как весеннее солнце, так и луна являлись воображению древних народов – с охотничьим характером.

Солнечные и лунные затмения объяснялись тою же борьбою светлых богов с тёмными, как и небесные грозы. Эти чрезвычайные, редкие явления, к которым не так легко мог привыкнуть человек, как к ежедневному захождению солнца и к естественной смене годовых времен, постоянно возбуждали тревожное чувство страха: нечистая сила нападала на божественное светило, захватывала его в свою пасть и готовилась пожрать пред очами смущенного язычника. “Погибе, съедаемо солнце!” – вот обычное выражение, с которым старинные летописцы относились к солнечному затмению. В затмениях солнца и луны до самого позднейшего времени видели “недобрые знамения”.

Такое двойственное воззрение на природу, в царстве которой действуют и добрые и злые силы, должно было наложить свою неизгладимую печать на все религиозные представления. Поклоняясь стихийным божествам, человек одни и те же явления различал по мере участия их в создании и разрушении мировой жизни, по степени ближайшей или отдаленнейшей связи их с элементами света и тепла. Так опустошительные бури и зимние вьюги почитались порождением нечистой силы = рыщущими по полям бесами, тогда как весенние ветры,пригоняющие дождевые облака и очищающие воздух от вредных испарений, признавались благодатными спутниками Перуна, его помощниками в битвах с злыми духами; из далекой страны вечного лета они приносили на своих крыльях семена плодородия на землю, навевали в сердца юношей и дев горячую любовь и своим дыханием восстановливали здоровье болящих. 28 апреля поселяне выходят с ладонками на перекрестки и дожидаются тёплого ветра; такие ладонки, овеянные весенним ветром, почитаются особенно целебными от разных болезней. (150 Сахаров., II, 26). У болгар северный ветр называют чёрным, а южный – белым.(151 Показалец Раковского, 1,21)

Мартовскому снегу приписывается целебное свойство – только потому, что он выпадает в первый месяц весны. Согретые лучами летнего солнца облака, как вместилища плодотворной влаги дождя, представлялись прекрасными, полногрудыми женами, любви которых так страстно ищет бог-громовник; но те же облака, как омрачители ясного неба, приносители града и снега, рисовались воображению в образах демонических.

promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded