?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
К столетию вооруженного противостояния Белой и Красной армий на территории Раненбургского уезда.
ranenburzhets wrote in uctopuockon_pyc
Ровно сто лет назад, в конце августа 1919 года, единственный раз за все годы Гражданской войны, линия противостояния (линия фронта) Белой и Красной армий прошла по территории Раненбургского уезда.
10 августа 1919 года белогвардейский корпус генерала Мамантова отправился в легендарный рейд по тылам Красной армии. В ходе сорокадневного рейда генералу Мамантову удалось серьёзно дезорганизовать тылы красных: разрушить много железнодорожных сетей, разгромить живую силу противника в соотношение потерь один к двадцати, уничтожить снабжение Южного фронта. Советские историки называли эту успешную военную операцию белой гвардии не иначе, как "нашествием" и "карательным рейдом"...

Движение корпуса Мамантова было стремительным: 10 августа белогвардейцы прорвали Южный фронт РККА в районе Новохоперска, 18 августа захватили Тамбов, а 22 августа Козлов (из которого в панике бежал штаб Южного фронта), таким образом приблизившись вплотную к границам Рязанской губернии.
Рейд 4-го Донского конного корпуса летом-осенью 1919 года. Источник фотографии - здесь.

22 августа Рязанский губисполком объявил на военном положении Ряжский, Раненбургский, Данковский, Скопинский и Сапожковский уезды, а 23-го августа всю губернию. Организация мер по обороне губернии от белогвардейцев была возложена на вновь организованный Губернский Военный Революционный Комитет, который возглавил председатель губисполкома и губкома Василий Степанович Корнев. Во всех уздах были созданы уездные военно-революционные комитеты, парторганизации переведены на боевое положение, установлена непрерывная связь между волостными уездными центрами и губернским ВРК.

Большая (подавляющая) часть населения (и городского и сельского) в целом, было недовольна советской властью и её политикой военного коммунизма и подчинялась ей только исключительно под давлением силы и террора. Поэтому, ввиду приближения противоборствующей Советской власти вооруженной силе в лице конной дивизии генерала Мамантова, возникала угроза восстаний населения. Одной из превентивных мер по предотвращению вероятного сопротивления Советской власти и содействию белогвардейцам было купирование вероятных очагов возникновения пожара антисоветской борьбы. Т.е. было принято решение изолировать от широких масс «опасный и классово чуждый элемент», а также «в целях предупреждения возможности шпионажа со стороны местной буржуазии, из нее были взяты заложники». И вот уже 24 августа весь "буржуазный элемент" пяти южных уездов Рязанской губернии был изолирован, 1264 человека было посажено в Концентрационный лагерь Рязани. Позже, правда окажется, что не все из «изолированных» в Рязанском концлагере являлись контрреволюционными элементами: «среди заключенных были целые пачки людей которых нельзя было подвести ни под одну категорию. Были отдельные случаи на местах, когда товарищи, пользуясь моментом, сводили личные счеты».

Но и конечно активно велась антибелогвардейская пропаганда: «для усиления политической работы в деревне Раненбургский уезд был разделен на 9 различных районов, в каждый из которых входило от 3-х до 5-ти волостей». Самым весомым аргументом этой «политической работы» был таков, что с приходом «белых» вернутся не только старые дореволюционные порядки, но и помещики , которые кроме того, что заберут свои уже поделенные на земельные клочки между крестьянами, частновладельческие территории, но и предъявят счета за уничтоженные поместья, разграбленное имущество и убийства своих родных. Таким образом, это была и не пропаганда вовсе, а скорее шантаж и напоминание о соучастии в преступлениях, хотя крестьяне и без этого чувствовали за собой грехи, совершенные ими в 1917 году в головокружительных условиях абсолютной свободы и безнаказанности. В сложившихся обстоятельствах население Раненбургского уезда выбрало выжидательную позицию: не предпринимать активных действий и подождать до того момента истины, когда будет ясно «чья сила одержит верх».

23 августа Рязанским Губревкомом была образована особая южная группа военных сил пяти уездов: Раненбургского, Данковского, Ряжского, Сапожковского и Скопинского с базой в Ряжске. Командующим военными силами южного района назначен Огаевский, а политкомом Воронков.

Раненбургский РВК возглавляемый председателем уисполкома Карапиным, уездным военным комиссаром Фирсовым и членом раненбурского укома Бессарабским приступил к выполнению приказа губернского РВК по обороне уезда. Чтобы остановить продвижения белоказаков и не допустить их в Раненбург, из коммунистов города, рабочих и молодежи были созданы революционные отряды и сформированы бронепоезда, курсировавшие по линии ж/д Раненбург – Богоявленск. Кроме того, были мобилизованы силы трудового фронта (жители Раненбурга и окрестных сёл), они были использованы в создании оборонительного рубежа вокруг Раненбурга. Неизвестно, какие объёмы этих оборонительных укреплений были построены за три дня до прихода отряда неприятеля, но в конечном итоге они оказались не использованными. Так же неизвестно сколько было сформировано вооруженных революционных отрядов в Раненбурге, но были они не многочисленными, не больше 200 - 300 человек. Основные силы же силы Красной армии сконцентрировались в полукилометре от городских окраин в районе железнодорожной станции Раненбург, объясняя это необходимостью обороны стратегически важных объектов: железной дороги, Вокзала, водонапорной башни, складов вещевых, продовольственных и горюче-смазочных материалов.

По железнодорожной линии Раненбург – Богоявленск курсировали несколько бронепоездов с разведовательно-ударными группами сформированными в Раненбурге и Ряжске. Известно, что одна из таких групп в количестве 200 человек и при 4 пулеметах была отправлена на бронеплатформе в сторону Богоявленска уже 23 августа. Расположенные в Богоявленске части жел.-дор. полка, имея в своем распоряжении бронелетучку, при приближении казаков Мамантова «не только не дали должного отпора, но даже не догадались заблаговременно отправить в тыл имевшиеся запасы товаров и железнодорожного имущества, оставив их на разграбление». Вовремя подоспевшему отряду возглавляемому комиссарами из Рязани Аникиным, Мельниковым и Бахтиным «удалось вывезти два состава поездов со снарядами и тем самым уменьшить добычу банд».

Приведу здесь полностью две телеграммы, отправленные военным комиссаром Фирсовым 23 августа и адресованные, по-видимому, Раненбургскому и Рязанскому Военным Революционным Комитетам.

Телеграмма №1.
Цель 2-й роты, очевидно, прорвана. Сражение идет за с. Кленским. Бронепоезд был в 2 верстах от Богоявленска. Разведкой установлено, что неприятеля в Богоявленске нет, таковой после обстрела занял село Старый Кавердяк, недалеко от Богоявленска, и по сведениям, полученным от одной женщины, хочет продвинуться по большой дороге на с. Дубовое, откуда намерен двинуться на Раненбург. Бронепоезд у с. Кленское обстрелял противника артиллерийским огнем, в настоящий момент бронепоезд находится на ст. Снежеток. В 16 час. по Саратовскому пути из Богоявленска был казаками пущен горячий паровоз без паровозной прислуги с целью вызвать крушение бронепоезда, но бронепоезд находился на Московском пути, и паровоз противника, пройдя верст 15, по неимению пара остановился. К 20 часам противник находится в районе Богоявленска и примыкающих к нему селениях. Наши отряды: 3 рота из 48 человек коммунистов с пулеметами находится в с. Старокленском на восточной ее окраине, бронепоезд—2-я рота в 4 верстах от Снежетки. В сторону Богоявленска выслана разведка, и цепи понемногу будем продвигать вперед. Если прибудет отряд в 200 человек, то будет занят Богоявленск. Правый фланг имеет сейчас состояние устойчивое; Левый будет охранять подвижной отряд паровоза Белевской чрезвычайки. В состав штаба командования входят военком Веткова и политком 80-го батальона, помощник командира 80 го бат. Политкомом этого штаба является тов. Игошин. Доведите до сведения Мысягина о нашем наступлении, хотя довольно осторожном. Сообщаю, что броневик наш подходит уже к Богоявленску. Сейчас я еду в Богоявленск.
Помощник командующего вооруженными силами Фирсов.

Телеграмма №2.
Ставлю вас в известность, что мы завтра будем наступать на Богоявленск. С рассветом наша группа специальным поездом выступит на Богоявленск. Просим вас выслать разведочный отряд не менее 50 человек. Прикажите таковому войти в непосредственное соприкосновение с противником и тревожить его с целью отвлечь внимание его от Ряжска. Ваш курьер сегодня прибыл в Ряжск около 2 часов дня. Самостоятельно дать вам подкрепления не можем. Рязань обещала завтра, 24-го, прислать. Когда отряд прибудет в Ряжск, будет направлен к вам. В случае занятия нами Богоявленска примите с своей стороны меры к восстановлению ж.-д. связи также телеграммой. Если можете к 10 часам, не позже, пошлите в сторону Богоявленска броневики для оказания поддержкой нашей боевой группе. Неприятельские разъезды со стороны Богоявленска замечались в 25 верстах от Ряжска. Сил для обороны Ряжска считаем достаточно теперь. Что можете вы сообщить?
Помощ. командующего вооруженными силами Фирсов.

Только 25 августа основные силы корпуса генерал Мамантова покинули Козлов, разделившись на две ударные группы начали продвижение по тылам Красной армии дальше. Левый фланг, возглавляемый самим генералом Мамантовым, выдвинулся на юго-запад в направлении на Елец, а правый, под командованием генерала В.И.Постовского - на запад и северо-запад – на Лебедянь и Раненбург.

А кем же являлись те вооруженные силы противника, наводившие страх и панику на красноармейцев, о которых телеграфировал Фирсов ещё 23 августа? Это были малочисленные отряды разведки или, как они их называли, «передовые разъезды». Но надо признать, что красноармейские отряды на бронеплатформах всё же препятствовали продвижению белогвардейцев, или диверсионной деятельности, на участке железной дороги от Богоявленска до Раненбурга.

Один из раненбургских отрядов возглавляемый коммунистом Сергеем Ильичем Клейменовым прибывший в район станции Богоявленск 25 августа на бронепоезде и спешившийся для осмотра окрестной территории, уже на следующий день принял бой с противником и был разбит. Командир отряда Клейменов был пленен казаками и казнен: по одной версии зарублен, а по другой расстрелян. К сожалению, не располагаю сведениями о личном составе красноармейского отряда и судьбах его бойцов. По версии чаплыгинского краеведа Н.Ф.Полежаева, благодаря погибшему отряду красноармейцев удалось выиграть время защитникам Раненбурга и дождаться подкрепления из Ряжска. «Хотя отряд Клейменова не смог сдержать сильный натиск противника, но он задержал его более чем на полсуток, а этого времени было достаточно чтобы подтянуть к станции Раненбург необходимые силы Красной Армии».

Сергей Ильич Клейменов (26.08.1875 - 25.08. 1919 ). Фотография из архива Чаплыгинского краеведческого музея.

26 августа передовые разъезды группы генерала Постовского уже находились в окрестностях Раненбурга и ждали подхода основных сил.
Днём, 27 августа, правофланговым отрядом казачьего корпуса в количестве 300-400 бойцов была предпринята неудачная попытка продвижения с востока вдоль железнодорожного полотна и уничтожения железнодорожного моста между станциями Раненбург и Снежеток. Бронепоезд Красной армии курсировавший вдоль железной дороги успешно отразил атаки белогвардейцев. Чтобы бессмысленно не расходовать живые силы белогвардейцы сменили тактику: они не решились войти в город через центральную улицу Козловскую, а и из пригородного села Заречье повернули на юг, за селом Юсово перешли речку Становая Ряса вброд и оказались в селе Кривополянье. В Кривополянье у Михайловской церкви они установили артиллерийские орудиям(батарею?), сделали несколько выстрелов в сторону железнодорожного вокзала и Вознесенской площади, где в бывшем здании купцов Кеменовых располагался уездный комитет партии и под прикрытием артиллерии вошли в город. Городской гарнизон в панике разбежался. В городе казаки не обнаружили сопротивления, стали осматриваться. По версии коммуниста Г.Кревских, рассказанной им в местной газете в 1967 году, снаряды белоказаков попадали в Вознесенскую церковь, «духовенство, купечество и городская знать в соборе служили благодарственный молебен «казакам-освободителям». На колокольне был установлен наблюдательный пункт казаков. Бронепоезд по собору произвел один артиллерийский залп. Богослужение прервалось». Что касается богослужения, то вечером этого дня во всех храмах проходили предпраздничные вечерние службы, посвященные успению Пресвятой Богородицы. Именно во время службы произошла эта артиллерийская дуэль красных и белых.

Город Чаплыгин (Раненбург), бывшая Вознесенская площадь (ныне пл.Советская).

Город Чаплыгин (Раненбург), ул.Советская д.84. В этом здании в 1919 году располагался Раненбургский Уком партии и Раненбургский Военно Революционный Комитет.

Белогвардейцы попытались захватить железнодорожную станцию «Раненбург» продвигаясь по вокзальному шоссе (ныне улица Московская) где их и встретил шквальный огонь красноармейцев.
Город Чаплыгин (Раненбург), перекресток улиц Октябрьская и Московская. вид на бывшее вокзальное шоссе.

Представить более точную и живую картину боя на шоссе нам помогут воспоминания очевидцев.

1. Фрагмент воспоминаний Серафимы Фёдоровны Прутцковой о рейде генерала Мамонтова, записанный на магнитную ленту её внуком Григорием Владимировичем Прутцковым в 1989 году: «Я ещё совсем маленькая тогда была - года четыре мне было, наверное. А жили мы в Раненбурге на Полевой улице, дом 15, и наш дом был самым последним, его давно уже нет, на его месте пятиэтажные дома построили. А дом Астровых рядом с нашим до сих пор стоит. И вот за нашим домом начиналось поле, а улица шла вдоль него прямо к железной дороге.

Так вот, сидим мы дома, за столом, обедаем или ужинаем, не помню, и вдруг Сева (он был на два с половиной года старше меня) подбегает к окну и кричит: «Мама, посмотри, какие красивые солдаты!» Мы выглядываем в окно, а там по краю поля скачут казаки на лошадях. Потом оказалось, это был рейд белогвардейского генерала Мамонтова. И тут начали стрелять. Одна пуля просвистела вот на таком расстоянии от папиной головы [показывает на пальцах примерно пять сантиметров] и застряла в стене. Мы бросили еду, побежали в погреб, вход в него был прямо в этой комнате. Мама трусиха была, больше всех боялась. Папа нас всех успокаивал: мол, не бойтесь, они скоро перестанут стрелять, уедут. А крёстная, тётка Тася, самая смелая была – она то и дело высовывалась из погреба. И вот одна пуля попала в мешок с пшеном, который стоял у нас на полке над столом. И пшено стало высыпаться на пол. Тогда крёстная вылезла из погреба, подползла под мешок и стала в ладони это пшено собирать. Мама ей кричит из погреба: «Что ты делаешь? Тебя убьют! И нас всех убьют!». А крёстная спокойно ей отвечает: «Вот пшённой кашей нас и помянут».

Сколько это продолжалось, не помню. Мы, по-моему, так и уснули тогда в погребе. И несколько дней в городе было неспокойно. А потом казаки Мамонтова ушли. А на следующий день в поле нашли изрубленное саблями тело одного нашего знакомого, он к папе с мамой раньше приходил в гости. Он был коммунист, и его за это и зарубили саблями».


Зарубленный казаками коммунист, о котором упоминала Серафима Федоровна Прутцкова, это и был погибший под Богоявленском у села Иловай Илья Сергеевич Клейменов.


2. Отрывок из мемуаров Ивана Игнатовича Митяева «О прожитых годах» стр. 161-163: «Приехав в Раненбург, я направился в Упродком, встретился с бывшими коллегами. Они меня предупредили, чтобы я скорее выбирался из города, т.к. предполагается, что он будет взят войсками генерала Мамонтова, конных разведчиков которого рано утром видели крестьяне из села Заречья. Я не придал серьезного значения этому разговору. Но т.к. у меня не было причин задерживаться в Упродкоме, я поспешил к Якову Кузьмичу, которому и рассказал о возможном захвате Раненбурга войсками Мамонтова. Яков Кузьмич забеспокоился и сказал, что надо быстрее выбираться на города. Он быстро запряг лошадь, и мы направились к станции Раненбург, чтобы на нефтяном складе залить в бочку олеонафт. Склад состоял из огромнейших нефтяник резервуаров, расположенных совсем рядом с полотном железной дороги под сенью высоких многолетних деревьев - сосен, берёз, тополей.

Остановившись у ворот склада, Яков Кузьмич пошел договариваться о получения олеонафта, а я слез с телеги и стал присматривать за лошадью. Вдруг я услышал какой-то необычный звук, не похожий ни на звук ружейного выстрела, ни на раскат грома. Потом звуки начали повторяться один за другим. Вышедший со склада Яков Кузьмич сказал мне, что железную дорогу обстреливают артиллерийские орудия, звуки которых продолжали раздаваться. Оглянувшись в сторону города, я увидел группу вражеских всадниов, направлявшихся галопом к станции. В это время открылась со станции пулеметная стрельба. Один всадник был сбит, и обезумевшая лошадь сбитого всадника бегала то в одну, то в другую сторону.

Потом я увидел запряженную в дрожки лошадь, бежавшую без пассажиров в сторону города. Она запуталась в вожжах и остановилась, а позади этого открытого экипажа бежал с наганом в руках начальник уездной милиции Матвей Петрович Чопяк, призывая идти смелее вперед, на врагов, следовавших за ним людей человек 10.

Вернувшийся со склада Яков Кузьмич завёл нашу лошадь, запряженную в телегу, на территорию нефтяного склада, а меня отправил в квартиру заведующего складом, где находилась его жена с тремя ребятишками.

Из окон этой квартиры я увидел спрятавшийся за деревьями бронепоезд, который обстреливал наступавшие мамонтовские войска, а те из своих орудий обстреливали позиции наших войск, расположенные вдоль полотна железной дороги.

Из окна, в которое я всё время смотрел, мне хорошо было видно, как многие уездные начальники суетились около железнодорожных стрелок. Один из них - Казимир Харламов, заведующий уездным коммунальным отделом , то подымая, то опуская руки, видимо, подавал какие-то сигналы, после чего двинулся небольшой поезд в направлении, как потом оказалось, на станцию Астапово (теперь ст. Лев Толстой) с эвакуированными уездными работниками во главе с председателем Укома партии Окушко, потерявшим в спешке шляпу. Интенсивная вначале перестрелка начала постепенно стихать, а потом и совсем прекратилась.

Я вышел из квартиры заведующего складом на улице к Якову Кузьмичу, который находился во дворе склада всё время у нашей телеги, не заходя в помещение.

Через несколько минут после прекращения стрельбы мы услышали сообщение человека, кричавшего вовсю мочь, неподалеку от станции:

- Товарищи, атака врага отбита. Теперь можно ехать в город и из города!

Мы с Яковом Кузьмичём сели в телегу и, подхлестнув кнутом лошадь, быстрой рысью отправились домой. И как только пересекли под туннелем железную дорогу, выехав на прямую дорогу, гнали лошадь, без конца хлестая её кнутом, чтобы скорее быть дома. Из монастыря и из Раненбурга через с. Крючки бежали большие группы красноармейцев и босые и обутые в лапти, или в видавшие виды солдатские ботинки времён мировой войны, кто в шинели, кто в телогрейки, а кто в своих пиджаках. Эти красноармейцы из частей, попавших в окружение, ввиду ещё слабой дисциплины и неорганизованности, устремились домой...

Рассказывали, что эвакуация уездного начальства была признана преждевременной и что из Рязани, будто бы, вызывали к прямому проводу Окушко и спросили: "Окушко, где твоя макушка?". Это похоже на анекдот, но, во всяком случае, Окушко тут же был отозван на Раненбурга».


Город Чаплыгин (Раненбург), улица Вокзальная, дом 14.

Вот за этим зданием, на ж/д полотне, бронепоезд Красной армии "Непобедимый" и вел артиллерийский огонь по Раненбургу.

Казаки тоже сделали несколько ответных выстрелов из трёхдюймовки. И попали вот сюда. По счастью, никто не пострадал, ведь эта часть оказалась кладовкой.
Ж/д станция Раненбург, водонапорная башня.

На чердаке водонапорной башни красноармейцы оборудовали пулемётное гнездо и вели огонь по противнику.
Город Чаплыгин (Раненбург), Соборная площадь, Свято-Троицкий собор.

След от снаряда выпущенного красноармейцами из арт.орудия бронепоезда "Непобедимый" после реставрации собора больше невидим. И только чаплыгинские старожилы помнят, что вмятина от снаряда была оставлена на углу фасада, за колонной колокольни (уровень верха первого яруса).

Советский военный историк Рымшан так описывает происшедшие тогда события в Раненбурге ( М.Рымшан "Рейд Мамонтова", 1926 г., Москва, государственное военное издательство. Глава 3, стр.31): " "К вечеру 27 августа боковой отряд правой колонны генерала Мамонтова, стянув 300-400 сабель и артиллерию, стал наступать на г. Раненбург, обстреливая его артиллерийским огнем.
Находившиеся в городе отряды начали отступать и разбегаться в разные стороны. Благодаря распорядительности комполитсостава, отряды были быстро приведены в порядок, посажены на бронепоезд "Непобедимый" в количестве 400 штыков и отправлены на ст. Раненбург, где завязали бой с находившимися здесь казаками,не давая последним занять станцию и город.
Однако, несмотря на подошедшие к этому времени подкрепления из города Ряжска в количестве 250 шт. и отряда коммунаров в 120 чел., город не удалось удержать до подхода главных сил красных, в виду наличия артиллерии и превосходства сил у противника. Последнему к 19 часам удалось ворваться в гор. Раненбург, но прибывшие к этому времени главные силы, в составе 5 батальонов пехоты, кавбригады 56 стр. дивизии и 2 бронепоездов, перешли в концентрическое наступление: с севера отряд тов.Ораевского, с востока отряды тамбовского укрепленного района,с юга отряд т. Василенко и с запада отряд т. Фабрициуса.В результате комбинированного наступлении при активном участии бронепоездов и авиотрядов удалось в тот же день к 21 часам выбить казаков и занять город. Бой под Раненбургом явился переломным моментом в действиях красных частей, который доказал возможность сопротивления в результате совместных действий и своевременно принятых мер".

В действительности, белогвардейцы после одной неудачной попытки
захватить вокзал просто отошли назад в город, ведь бросаться с шашками на бронепоезд было бы самоубийством. Собрав необходимый провиант, за который они, кстати, заплатили горожанам, казаки поздно вечером покинули Раненбург через Кривополянье и последовали по шоссе Раненбург – Липецк для соединения со своими основными силами. По пути следования, во всех населенных пунктах где они останавливались, спрашивали у местных жителей - есть ли большевики и им сочувствующие? В Раненбурге горожане ни на кого не донесли. А вот в сёлах крестьяне охотно "сдавали" казакам на верную смерть коммунистов и сочувствующих. Так в селе Истобное местные жители выдали казакам председателя сельсовета Варвару Петровну Иванникову, а в селе Крутое председателя сельсовета Ивана Яковлевича Духанина и секретаря парторганизации Василия Захаровича Колесникова. Все трое были расстреляны.

В сентябре 1919 года, уже после того как корпус генерала Мамантова покинул тылы Красной армии, силами трудового фронта продолжилось строительство укрепленной линии Богоявленск-Раненбург-Лебедянь, которая в дальнейшем так и не пригодилась . Раненбургский Ревком с новой энергий занялся охотой на "классово чуждых элементов", но уже "замешанных в сговоре с казацкими бандами". Арестный дом заполнялся заключенными под завязку, потом после "дознания" какую-то часть освобождали, а какую-то отправляли в Рязанский концлагерь. Но это уже совсем другая история. А эту историю я закончу словами о судьбах коммунистов, героях того дня - В.С.Корнева, организовавшего оборону южной границы губернии и М.П.Чопяка, единственного из всего раненбургского начальства, кто не растерялся и умело возглавил оборону вокзала. Оба они попали в личные сталинские расстрельные списки в 1938 году и впоследствии даже не были реабилитированы. Я думаю, что участь Чопяка и Корнева разделил бы и Клейменов, если бы не погиб тогда в бою. Ведь "самый мудрый вождь всех времен и народов" избавлялся от инициативных и волевых пассионариев, потому что они составляли ему конкуренцию...

Председатель Рязанского Ревкома В.С.Корнев.

Продолжение следует...

promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 35
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…