prajt (prajt) wrote in uctopuockon_pyc,
prajt
prajt
uctopuockon_pyc

Category:

ШЛИССЕЛЬБУРГСКИЙ СЛЕД КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ

С чего начинается эта история?

Перед наступлением Великой смуты на Руси, ещё в царствование Иоанна Васильевича Грозного, было знамение – страшный пожар 23 июня 1579 года, уничтоживший весь посад в Казани. После пожара дочери казанского стрельца Матрёне явилась во сне Богородица. Она указала место на пепелище, где 8 июля и откопали облечённую в ветхое вишнёвое сукно икону. Сама икона – таких ещё не было на Руси! – была необычной, и вся она «чудно сияла светлостью». Так явился русскому народу Казанский образ Божией Матери, перед которым молились о прекращении Смуты и с которым ополчение Минина и Пожарского шло освобождать Москву от иноземцев.





Крепость Орешек/Шлиссельбург.Наши дни

[ДАЛЬШЕ...]

Слухи о необычной иконе и тех чудесах, которые были явлены от неё, растеклись по Руси ещё до освобождения Москвы, но после 1612 года к иконе пришла всенародная слава, и празднование её стало совершаться не только в Казани 8 июля, но и в Москве — 22 октября. Князь Дмитрий Пожарский на свои средства построил в Москве, на Красной площади, Казанскую церковь, где долгое время хранился тот самый список с иконы, перед которым молились ратники, шедшие освобождать Москву.

Три с половиной десятилетия спустя, 22 октября 1648 года, на праздник «чудотворныя иконы Казанския, во время всенощного пения» родился наследник престола царевич Дмитрий, и царь Алексей Михайлович повелел праздновать Казанскую икону «во всех городах по вся годы», как бы редактируя при этом и содержание самого праздника.




Крепость Нотебург (Орешек). Гравюра середины XVII в.




Но первенец царя Алексея Михайловича вскоре умер, и праздник — осеннее почитание Казанской иконы Божией Матери сделалось всенародным — остался в прежнем своём значении. С этого времени и начинается настоящее торжество чудотворных образов Казанской иконы Божией Матери по всей стране.

Одно из таких чудес произошло и в Шлиссельбурге в 1702 году. Часовой, стоявший на карауле, заметил исходящий из стены свет. Наутро в стене появилась трещина, и когда раскрыли кирпичную кладку, увидели, как появляется из стены Младенец, простирающий руку для благословения, увидели Богоматерь, склонившую к Сыну Свою голову.
Это был замурованный здесь в 1612 году образ иконы Казанской Божией Матери.






Шлиссельбургская крепость. Начало XIII в. Реконструкция В.М.Савкова





«Эта местная святыня, — писал последний настоятель Шлиссельбургского крепостного храма Рождества Иоанна Предтечи протоиерей Иоанн Флоринский, — оставшаяся в иноверческой земле, могла бы исчезнуть безследно, как исчезли сами православные церкви в Орешке с их украшениями и утварью, если бы заботливая рука одного из оставшихся в Орешке ревнителей Православия не скрыла эту духовную ценность от глаз иноверных. Икона была замурована в стене древнего русского крепостного храма, и здесь-то она сохранялась в течение почти целого столетия.

Православные ореховцы надеялись таким образом предохранить драгоценный образ Небесной Владычицы от поругания иноплеменных, твёрдо веря, что Царица Небесная Сама освободит Свой образ от временного заточения и возвратит принадлежащий Ей храм и покровительствуемую Ею древнерусскую область в руки православных». Видимо, так и было…










Может быть, список Казанской иконы Божией Матери не успели вывезти из Орешка, когда заключён был Столбовской мир, по которому крепость отошла Швеции, но скорее всего защитники замуровали икону в надежде на то, что она поможет вернуть России её невскую твердыню…

Уместно вспомнить здесь, что Тихвинскую икону Божией Матери, проплывшую 26 июня 1383 года в небе вблизи Шлиссельбурга, тоже замуровывали в своё время в стене Пантократорской обители, чтобы спасти от еретиков-иконоборцев…

В этом повторе истории, дивным отсветом ложащемся на само явление Шлиссельбургской иконы, обнаруживается глубокий мистический смысл. Шлиссельбургская икона как бы соединяет в себе две иконы, одна из которых, Тихвинская, именуется Охранительницей северных рубежей России, а другая, Казанская, Спасительницей нашего Отечества. Тихвинскую икону освободили через шестьдесят лет. Шлиссельбургская икона пробыла в каменном плену девяносто лет…










Попытки освободить Орешек предпринимались ещё в правление царя Алексея Михайловича. Осенью 1656 года Нотебург осадило войско воеводы Петра Ивановича Потёмкина. Сорокалетний полководец уже брал и польский Люблин, и шведский Ниеншанц, жёг шведские поселения на Котлине, громил шведские корабли, но с Орешком дело у него не заладилось. Хотя Пётр Иванович и начал бомбардировку крепости, установив орудия на Монастырском острове, шведы держались твёрдо.

— Яблоко и грушу легче раскусить, чем такой орех! — ответил комендант крепости майор Франс Граве на предложение о сдаче, и предок великого Григория Потёмкина вынужден был отвести войска. В музее Прадо в Мадриде экспонируется портрет Петра Ивановича Потёмкина, который Хуан Каррено де Миранда написал спустя десятилетие после нотебургской неудачи. На портрете много золотой парчи и дорогого меха, а ещё больше важности, которую как бы вносит собою царский посол Пётр Иванович Потёмкин, но схожая по цвету с осенней ладожскою водой седина бороды омывает лицо русского стольника, так и не сумевшего раскусить шведский орех.





План и фасад соборной церкви во имя Рождества Крестителя в Шлиссельбургской крепости. 1821 г.




Разгрызать его пришлось Петру I. Взятие Нотебурга он считал чрезвычайно важной задачей, и подготовка к штурму велась предельно тщательно. Некоторые историки полагают, что и легендарное перетаскивание волоком по Государевой дороге кораблей из Белого моря в Онежское озеро было связано с подготовкой к штурму Орешка. Тогда за два месяца мужики и солдаты протащили по лесам и болотам корабли «Святой дух» и «Курьер», и, пройдя по Онеге, Свири и Ладоге, корабли эти якобы подошли к устью Невы, хотя и непонятно, что они делали здесь при штурме Нотебурга. Ну а настоящие русские войска подошли к Нотебургу 26 сентября 1702 года. Всего Пётр I собрал на берегу Невы четырнадцать, включая гвардейские Семёновский и Преображенский, полков.





А. Е. Коцебу. Штурм крепости Нотебург 11 октября 1702 года





Русский лагерь был разбит на Преображенской горе. Осаду — гарнизон Нотебурга во главе с комендантом подполковником Густавом фон Шлиппенбахом насчитывал около 500 человек и располагал 140 орудиями — вели по всем правилам. Под непосредственным наблюдением самого Петра I по трёхверстной лесной просеке протащили из Ладожского озера в Неву лодки. На этих лодках солдаты Преображенского и Семёновского полков переправилась на правый берег Невы и захватили там шведские укрепления.

Потом из лодок устроили наплавной мост, связавший берега… Когда кольцо осады замкнулось, к коменданту Нотебурга был «послан трубач с предложением сдать крепость на договор». Густав фон Шлиппенбах просил отсрочки на четыре дня, чтобы снестись с нарвским обер-комендантом, которому он подчинялся. В ответ 1 октября русские батареи открыли артиллерийский огонь по крепости. Бомбардировка продолжалась непрерывно в течение одиннадцати дней.





Зарисовка коменданта Нотебурга полковника Густава Вильгельма фон Шлиппенбаха. Штурм крепости в октябре 1702 года




Начали гореть деревянные постройки, плавились свинцовые кровли башен, ночью Неву освещало зарево пожара, и казалось, что река налилась кровью. Течение уносило зарничную кровь к Финскому заливу, к шведской крепости Ниеншанц. 3 октября парламентёр-барабанщик передал просьбу жён шведских офицеров, умолявших выпустить их из Нотебурга ради великого безпокойства от огня и дыму. — Если изволите выехать, изволили б и любезных супружников своих с собою вывести купно! — галантно ответил шведским дамам Пётр I.

«Сей комплимент знатно осадным людям показался досаден», — сказано в «Книге Марсовой», и бомбардировка Нотебурга возобновилась. Всего по крепости было выпущено свыше 15 000 ядер и бомб. В крепостной стене появились огромные бреши, сквозь которые могли пройти маршем в ряд 20 человек. Правда, находились эти пробоины слишком высоко над землёй, но Пётр I, рассматривавший Нотебург с Преображенской горы, результатами артподготовки остался доволен.







Карта-схема осады и штурма Нотебурга из приложения «Карты, планы и снимки» к четвертому тому «Истории царствования Петра Великого» Николая Устрялова






Адриан Схонебек. План и вид осады Шлиссельбурга в 1702 г.






«Альтиллерия наша зело чудесно дело своё исправила», — сообщал он в письме А.А.Виниусу. Следы петровской бомбардировки Нотебурга можно найти и сейчас. «Под дёрном оказались свежие напоминания о минувшей войне: битый кирпич, щебёнка, осколки мин, — пишут в своей книге “Крепость Орешек” А.Н.Кирпичников и В.М.Савков. — Ниже стали попадаться осколки ядер, которыми при Петре I обстреливали с материка крепость в 1702 году. А вот и неразорвавшаяся трёхпудовая мортирная бомба — одна из 3000, выпущенных по шведскому гарнизону. Частицу извлечённого изнутри пороха удалось воспламенить. Горел он разноцветными искрами…»





План укрепления крепости Шлиссельбург, нарисованный царем Петром I, с его собственноручными пометками






Штурм Шведской крепости Нотебург. Гравюра А.Зубова. 1713






Такими же разноцветными искрами 310 лет назад рассыпались три сигнальных выстрела, возвестивших ночью 11 октября начало штурма. Ударили барабаны. Сквозь ночную темноту ладьи пошли к крепости, озаряемой пламенем пожаров. Их сносило сильным течением, и гребцы налегали на вёсла. Так начался штурм. Взятие Нотебурга (Орешка) — одна из самых ярких и значительных побед Петра I. Подготовка к штурму была проведена тщательная, но стеснённые на полоске земли между крепостными стенами и водой русские полки всё равно несли огромные потери.

К тому же и приготовленные лестницы оказались слишком короткими, и десантники не смогли подняться к пробоинам и с ходу ворваться в крепость. Тем временем шведы развернули орудия и начали бить напрямую. И был момент, когда заколебался Пётр I и даже послал на остров офицера с приказом командиру штурмующего отряда подполковнику Семёновского полка Михаилу Голицыну отступить.






Взятие Нотебурга. Гравюра А. Шхонебека. 1703 г.







Шведский план штурма Нотеборга армией Петра I в 1702 году





— Скажи царю, что теперь я уже не его, а Божий, — ответил посыльному Голицын и, взобравшись на плечи солдата, стоящего на верху лестницы, залез в пролом. — Вперёд, ребята! Безконечно длился бой, и шведы не выдержали. «Неприятель от множества нашей мушкетной, так же и пушечной стрельбы в те 13 часов толь утомлён и видя последнюю отвагу тотчас ударил шамад...»

Это в пятом часу дня Густав фон Шлиппенбах велел ударить в барабаны, что означало сдачу крепости. Нотебург был взят.

Сохранились списки русских солдат, павших при штурме крепости. В звучании этих имён и фамилий столько неповторимости, столько чудесной красоты, столько богатырской силы, что весь этот список звучит как музыка, как гимн России. Такое ощущение, что ты оказался в какой-то заповедной роще.














Шведский гарнизон вышел из крепости с четырьмя пушками и распущенными знамёнами. Он состоял из 83 здоровых и 156 раненых — остальные пали во время осады и штурма. Солдаты шли с личным оружием, с пулями во рту в знак того, что они сохранили свою воинскую честь. Русские потери составили 538 человек убитыми и 925 ранеными. Павших во время штурма героев похоронили внутри крепости. На стене церкви Иоанна Предтечи в 1902 году была установлена доска с их именами, но потом эту доску увезли в музей города.

Ну а главный герой штурма, Михаил Михайлович Голицын, конечно, и догадываться не мог тогда, что взял крепость, которая через несколько лет станет тюрьмой для его брата, князя Дмитрия Михайловича Голицына.





Снимок 1902 года






Шлиссельбург в 1780-1790 гг. Рисунок Кваренги







На радостях Пётр I переименовал Нотебург в Шлиссельбург, в ключ-город. Считается, что этим ключом открывался путь к Балтийскому морю, но очевидно, что Пётр I вкладывал в это название и более широкий смысл — ключа к победе в войне. Все первые дни после взятия Шлиссельбурга Пётр I пребывал в упоении от свершившегося чуда.

«Объявляю вашей милости, — пишет он Фёдору Матвеевичу Апраксину, — что с помощью победыдавца Бога крепость сия по жестоком и чрезвычайном, трудном и кровавом приступе (который начался в четыре часа пополуночи, а кончился по четырём часам пополудни) сдалась на аккорд, по котором комендант Шлипенбах со всем гарнизоном выпущен. Истинно вашей милости объявляю, что чрез всякое мнение человеческое сие учинено и только единому Богу в честь и чуду приписать».





200-летие Шлиссельбурга. Крепость Орешек 1902






200-летие Шлиссельбурга. Панихида на братской могиле1902






Послание это, хотя и в дальнейшем Пётр I не забывал разделять с Богом своих ратных побед, всё-таки выделяется повышенной и в общем-то не свойственной Петру религиозной экзальтацией. Объясняется она тем, что Пётр I ясно осознавал не только стратегическое значение одержанной победы, но и её исторически-мистический смысл.

Дед его, царь Михаил Фёдорович, первый в династии Романовых, был коронован 90 лет назад, после изгнания поляков из Москвы. Пётр I, его внук, освободил сейчас последнюю, потерянную в годы смуты, крепость. Как тут было не возрадоваться! Не случайно по указу Петра I в память взятия Орешка была выбита медаль с надписью: «Был у неприятеля 90 лет». Слова Петра I о том, что «чрез всякое мнение человеческое сие (взятие Орешка. — Н.К.) учинено и только единому Богу в честь и чуду приписать», — слова русского царя.





Триумфальные ворота в Шлиссельбурге в честь 200-летней годовщины взятия крепости Орешек Петром Первым.11 октября 1902 г.




Когда караульный солдат увидел замерцавший из-под кирпичной кладки свет Казанской иконы Божией Матери, он смотрел глазами русского солдата. И явственно было явлено и царю, и солдату, как смыкаются эпохи… В 1612 году, перед тем как пойти на штурм, молились ратники Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского перед Казанской иконой Божией Матери. Задержавшись на девяносто лет, 1612 год пришёл и в древнюю русскую крепость Орешек. И здесь, завершая освобождение Руси от иноплеменных захватчиков, явилась Казанским ликом Своим Пречистая Богородица!

Мы уже говорили, что священник Ермолай, который первым разглядел икону Казанской Божией Матери, превратился в святителя Гермогена. Нам неведомо, кем стал солдат, первым увидевший Шлиссельбургский образ Казанской иконы Божией Матери. Может, он погиб в безконечных петровских войнах, а может быть, закончил жизнь в крепостной неволе. Другая эпоха, другое время пришло...





Собор Благовещения Пресвятой Богородицы 1890-1905




Как известно, скоро Петром I вообще будут запрещены чудеса на Русской земле.
Другая эпоха, другое время пришло…

Петр I – сохранились только глухие упоминания о его распоряжении поместить обретенную икону в крепостной часовне – по сути, никак не отреагировал на находку, не захотел вдуматься в то великое значение, которое скрыто было в произошедшем чуде.

Почему он не пожелал придать государственного статуса чудесному обретению иконы Казанской Божией Матери в Шлиссельбурге?

Может быть, ему не хотелось начинать историю новой столицы с напоминания о Смуте, в которой его прадед, возведенный в митрополиты Лжедмитрием I, а в патриархи Лжедмитрием II, играл не самую героическую роль? Или ему важно было показать, что приневские земли он не освобождает, а завоевывает для России впервые?
Как бы то ни было, но Петр I не придал государственного статуса чудесному обретению иконы Казанской Божией Матери в Шлиссельбурге.









Шлиссельбургский образ, почти целое столетие прождавший за кирпичной кладкой человека, который освободит здешнюю землю от неприятеля и вернет икону России, так и остался за стенами крепости.
Как бы то ни было, но Петр I не придал государственного статуса чудесному обретению иконы Казанской Божией Матери в Шлиссельбурге.
Ну а Шлиссельбургская икона Казанской Божией Матери уцелела и после пожара, который устроили на острове в феврале 1917 года освобожденные из тюрьмы бандиты.




Большой двор цитадели. Старая тюрьма, на заднем плане - Светличная башня.




Последнее упоминание мне удалось найти в дневнике народовольца Ивана Павловича Ювачева, видевшего чудотворный образ 15 (28) июля 1930 года.

«Встал в четыре часа утра, – пишет в своем „дневнике“ Иван Павлович. – Обедня на Афонском подворье. Поехал на Смольную пристань, где встретил из дома отдыха экскурсантов. В восемь с половиной часов пароход с нами отправился по Неве. Сначала я сидел в нижней палубе и пил чай. Потом – наверху. Пристали к городу. Я сбегал в городской собор, в его часовню и приложился к копии иконы Божией Матери Казанской.

Мне сказали, что подлинная икона из крепости в старой часовне на берегу, но я поспешил на пароход, который вскоре отправился в крепость. Как только мы вышли на берег, то бросились на траву и стали яростно закусывать хлебом, огурцами, маслом, свежими рыбными консервами. Затем осмотр тюрем. Я побывал в своей камере № 23, потом был в церкви Иоанна Предтечи, где выставлены наши портреты… Я уехал раньше других в г. Шлиссельбург на военном катере, чтобы побывать в часовне на берегу, где Казанская чудотворная икона…»

Иван Павлович изучал в эти годы иконографию Божией Матери, и Шлиссельбургский чудотворный образ интересовал его и с этой стороны, но, безусловно, он не мог не думать и о том духовном преображении, которое произошло с ним рядом с этой иконой…




Шлиссельбургская государственная тюрьма.Главный вход 1906





Шлиссельбургская государственная тюрьма 1906

6.

Соблазнительно объяснить совершившуюся в государе перемену шлиссельбургским трагикомическим эпизодом, приведшим к разрыву Петра I с его любовницей Анной Монс. 15 апреля 1703 года в Шлиссельбурге «зело несчастливый случай учинился; первый доктор Лейл, а потом Кенигсен... утонули внезапно». Это прискорбное, но не слишком значимое событие тем не менее оставило след в истории, потому как в кармане саксонского посланника Кенигсена нашли любовное письмо Анны Монс.

Измены Анны — напомним, что ради неё Пётр I заставил постричься в монастырь свою жену царицу Евдокию! — Пётр не ожидал и так и не простил любовницу до конца жизни. Сама Анна Монс, как известно, была посажена под арест, и только в 1706 году ей разрешили посещать лютеранскую церковь. Пострадала и Матрёна Ивановна Балк, которая пособляла сестре в её романе с Кенигсеном. За свои хлопоты Матрёне Ивановне пришлось отсидеть в тюрьме три года...






Шлиссельбургъ часовня Казанской Божiей Матери





Ну а два десятилетия спустя скатится с плахи и голова брата Анны — Вильяма Монса. Поэт Андрей Вознесенский описал казнь Анны Монс, хотя казнена была не она, а её брат, в «Лобной балладе»: Разумеется, соединить Анну и Вильяма Монса в единый объект любви и расправы Петра I автору стихов помогла его неотягощённость знанием истории, однако сработала тут и логика петровской мифологии.

Любое злодеяние, которое совершал и которое не совершал Пётр I, эта мифология заранее объясняла и оправдывала самой атмосферой «дней строительства и пожара» петровской эпохи. Возможно, посещая Шлиссельбург, Пётр I вспоминал о горечи унижения, которое пережил, читая вынутое из кармана утонувшего Кенигсена любовное письмо Анны Монс… Но одной только личной досады, как ни глубока была она, недоставало для начала строительства новой государственной мифологии.


Николай Михайлович КОНЯЕВ



Источники:
https://vera-eskom.ru/
https://history.wikireading.ru/384699
https://fotosergs.livejournal.com/ в
"Шлиссельбург, Крепость Орешек (карты, схемы, старые фотографии)"
Tags: История
Subscribe
promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 35
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments