petrus_paulus wrote in uctopuockon_pyc

Category:

Третий Рим, инсигнии и новый цезарь

Сегодня, как обещал, поговорим о крайне интересной теме — балканском проекте Екатерины Великой. Предысторию вопроса можно прочесть здесь и здесь.

Идея эта зародилась в 80-е годы XVIII века, хотя начало мыслей Екатерины о переустройстве юго-восточной Европы, судя по всему, следует относить к концу 70-х. Для начала зададим вопрос – отчего старшие внуки Екатерины, сыновья цесаревича Павла, получили столь экзотические для России имена – Александр и Константин? До сих пор традиционные для российских монархов имена – Иоанн, Пётр, Фёдор, Василий, Михаил, Алексей, Димитрий – были отодвинуты в сторону и взяты вполне европейские имена, впервые использовавшиеся в правящем доме. Некоторые говорят – Екатерина была немкой и желала, чтобы её внуки тоже именовались на европейский манер. Сына Павла она назвала по апостольскому принципу в пару к Петру Великому, правнуком которого он был. Апостолы Пётр и Павел – два самых важных и значимых апостола христианства, так что получается преемственность, так сказать. Однако относительно Александра и Константина европейскость Екатерины совершенно ни при чём – здесь очевиднейший политический мотив! Царевичей готовили к такой миссии, о которой они и не подозревали. Екатерина готовила проект уничтожения Османской Империи и восстановления Византии, а поддержку ей в этом оказывали Австрия и Венецианская Республика.

Мы уже говорили о зависти австрийцев по поводу столь стремительного создания империй Российской и Османской, которые шли по пути экстенсивной колонизации, присоединяя к себе всё вокруг. Австрия же, не располагавшая сильным флотом, не могла себе позволить вести интенсивную, то есть заморскую колонизацию, как это делали англичане, испанцы или французы, а на экстенсивную она опоздала – все земли вокруг были разобраны конкурентами. Всё, чем довольствовалась Австрия за свою историю – это территории, полученные в результате династических браков (Венгрия, Чехия, Словения, Ломбардия, Словакия), завоеваний (Хорватия, Трансильвания, Бельгия) и разделов Речи Посполитой (Галиция). Однако этого Габсбургам было мало. Они втайне создавали свой украинский проект, о котором мы говорили выше, параллельно с этим делая вид, что ничего за спиной не делается, вели переговоры с Россией о сокрушении турок, за что им были обещаны Босния и Албания. Основная идея Екатерины – восстановить Византию на Балканах с тем, чтобы окончательно изгнать турок из Европы. Новая Византия должна была бы включать в себя территорию нынешних Греции, Болгарии, Македонии и тот кусок древней Фракии, которым сейчас владеет Турция. Заодно планировалось оттяпать у турок и часть Малой Азии, чтобы обезопасить Константинополь, который должен был стать столицей нового государства. Великого князя Константина назвали так именно для того, что он и должен был сесть на трон возрождённой Византии, символизируя собой возврат к ценностям Константина Великого, одного из основателей византийской столицы, в чью честь и был назван город. Александру же предстояло принять российский трон сразу от бабушки, минуя отца, поскольку с Павлом у Екатерины отношения были совсем испорчены. Его имя символизировало великого древнего царя Александра Македонского, создавшего первую мировую империю, каковой после осуществления греческого проекта и должна была стать Россия.

Следует заметить, что Габсбурги к тому времени представляли собой уже довольно ослабленную династию в смысле генофонда, поскольку их прямая линия выродилась ещё в начале XVII века – последние её представители были иезуитами и гомосексуалистами, так что детей у них в принципе быть не могло. Пришлось привлекать боковую Штирийскую линию дома, которая в результате череды кровосмесительных браков тоже выродилась к середине XVIII столетия. Последняя прямая наследница великого рода, императрица Мария Терезия, для того, чтобы хоть как-то сохранить династию и оздоровить кровь, вышла замуж за лотарингского, а в последствии и тосканского, герцога Франца Стефана. Их наследники стали именоваться Габсбургами и править в Австрии подобно наследникам Петра III в России, именовавшимся Романовыми, но таковыми по сути уже не являвшимися. Именно в этой связи усилились их имперские амбиции – в составе Австрии теперь были и Лотарингия, и Тоскана – области нынешних Франции и Италии. А хотелось ещё больше! Вот почему австрийцы пошли на сделку с Россией по греческому проекту.

Ещё три страны должно было появиться на Балканах после разгрома Турции. Черногория должна была подтвердить свой независимый статус, однако в планах Екатерины было навести там порядок, поскольку теперь и там стали появляться какие-то люди, объявлявшие себя «чудесно спасшимся» Петром III. Один из них, именовавшийся Стефаном Малым, даже умудрился стать правителем страны! Государыне нужно было это осиное гнездо разогнать и установить лояльное России правительство. Сербия как православное королевство должно было обрести независимость. Наконец, надлежало появиться новому королевству, название которому было дано на основе древнеримских понятий – Дакия. Оно должно было состоять из Валахии, Молдавии и Бессарабии, то есть занимать территории нынешних Молдавии и юго-восточной Румынии. Государство должно было быть буферным между Австрией, Россией и Турцией до тех пор, пока Турцию совсем не выдавят из Европы и не воссоздадут Византию, после этого Дакию можно было поделить между Австрией и Россией.

Совершенно варварские и алчные устремления, скажете вы. И я соглашусь, даже несмотря на то, что идея освобождения православных христиан от турецкого владычества (а население Балкан в целом именно православное) была прекрасна и актуальна. Однако так просто перекраивать карту и решать за миллионы людей, где они будут жить – несправедливо. Тем не менее, у Екатерины для этого была довольно весомое историческое обоснование. И здесь необходимо немного отвлечься от основной канвы.

Уничтоженная в V веке славянскими и германскими племенами Римская Империя, фактически самое крупное государство в истории человечества и вторая по счёту империя всемирного масштаба после империи Александра Великого, оставила определённое наследие. Во-первых, это римский образ жизни, во-вторых, римское право и, в-третьих, знаки императорской власти, или инсигнии. И если на просторах падшей Западной Римской Империи право и образ жизни были восприняты и ассимилированы, полностью или частично, то вот инсигнии потеряли смысл – империя ведь распалась на множество королевств и герцогств. И ни один из этих новых «варварских» правителей не мог именоваться императором Рима, поскольку Рима более как такового и не существовало. Существовал он лишь в уцелевшей Восточной Римской Империи, или Византии. Именно туда вестготский король Италии Одоакр и отправил в 480 году инсигнии с тем, чтобы они хранились у преемника римской императорской власти – правителя Византии. Таким образом, византийский монарх принял на себя статус цезаря, то есть наследника славы и могущества Древнего Рима. Не секрет, что столица Византии, Константинополь, имел и другое название – Второй Рим, или Новый Рим, а сами византийцы именовали себя ромеями, то есть римлянами. Эта традиция повелась как раз со времени Константина Великого, официально перенесшего столицу всей, тогда ещё единой, империи в Константинополь. Это потом его наследники поделили Империю на две части для удобства управления ею, в связи с чем итальянский Рим вновь вернул себе столичный статус.

Инсигнии, а именно золотой венец, украшенный драгоценными камнями, и золотое кресло на низких крестообразных ножках (ранее оно было из слоновой кости) благополучно хранились в Константинополе много столетий, поддерживая и подтверждая право преемственности Византии в качестве полноправной наследницы Рима. Однако государи новой Европы по прошествии пары сотен лет с таким положением дел мириться не пожелали – безродным германским выскочкам было необходимо подвести под своё положение какую-нибудь историческую базу, дабы закрепить статус своей власти. Самым деятельным и успешным на этом поприще стал король франков Карл, которого потом стали именовать Великим. По сути он был обычным бандитом, грабившим и убивавшим простой народ и всех, кто был с ним не согласен. Ему посчастливилось собрать вокруг себя довольно талантливых и нехарактерно культурных людей (сам Карл даже читать не умел), что обеспечило ему сильнейшую поддержку, в результате чего он смог объединить Францию, а заодно завоевать Германию и Италию. Такое государство уже не могло управляться обычным королём, поэтому Карл явился в Рим и, приставив к горлу папы кинжал, что лишний раз доказывает его бандитские методы, заставил короновать себя императором Рима. Отсюда пошла традиция императорского статуса Священной Римской Империи, характерного для Западной Европы. Однако даже Карл не отважился посягнуть на древний титул цезаря (Caesar), а стал именоваться просто императором (Imperator) – такой титул использовали диктаторы республиканского Рима до прихода к власти Августа, например, Сулла, или даже сам Гай Юлий Цезарь. Однако его наследники, уже в рамках немецких земель, поскольку французские и итальянские ушли в самостоятельное плавание, пошли гораздо дальше, присвоив себе титул цезаря (Kaiser). Даже инсигнии себе отдельные изготовили. Однако, на фоне преемственности власти древних римских цезарей и их знаков могущества, хранившихся в Константинополе, это выглядит не более чем узурпацией, а новые инсигнии - фальшивкой. Императоры Священной Римской Империи (пиши – Германии) не имели никакого права ни на титул цезаря, ни на статус преемника Рима. Право на них имел только император Византии.

Собственно, именно для лишения Византии статуса правопреемницы Рима и был организован знаменитый крестовый поход – немецкие, французские и итальянские рыцари, сопровождаемые толпой сброда и бандитов всех мастей, захватили в XIII веке Константинополь и разграбили его. Искали древнеримские инсигнии – не нашли. Византийская знать своевременно вывезла их в Причерноморье, в новосозданную Никейскую империю, наследницу павшей Византии. Никейские же императоры из рода Ласкарисов стали правопреемниками титула цезарь. Спустя шестьдесят лет никейцы сумели изгнать крестоносцев из Константинополя и восстановить Византию. Инсигнии вновь вернулись во Новый Рим, где и хранились почти двести лет. В XV веке Византии окончательно пришёл конец – она была завоёвана турками. Константинополь стал Стамбулом, а знаки древней императорской власти переехали вновь на Чёрное море, в последний осколок греческой цивилизации – Трапезунд. Часть греческой знати вместе с византийской казной отправилась жить в Москву, поскольку Московское княжество на тот момент было самым сильным независимым православным государством Европы. Греки даже женили московского Великого Князя Ивана Великого на наследнице павшей византийской династии Софье Палеолог, соединив, таким образом, в их потомках два древних рода, один из которых являлся правопреемником Древнего Рима. Когда пал Трапезунд – в Москве появилась оставшаяся часть греческой знати с императорскими инсигниями. И в этот момент Москва обретает новый статус – отныне её именуют Третьим Римом!

Следует заметить, что Константинополь имел для Руси двойное значение. Он воспринимался в нашей стране не только как Рим, столица мира, но и как Иерусалим, священный город. Такой духовно-политический симбиоз складывался в русской летописно-литературной традиции веками как образ чего-то идеального, светлого, недостижимого. Именно поэтому на Руси Константинополь именовали Царьградом – главным городом планеты. Ведь слово «царь» - это искажённое «цезарь», единственный законный титул правителя города и империи. И вот теперь, когда в Москве находилась вся греческая знать, византийская казна и древние римские инсигнии – всё это в полной мере позволяло московскому князю на совершенно законных основаниях принять титул цезаря и объявить Москву новым Римом. Для этого имелась вся историко-правовая база. Поэтому Иван Великий провозглашает Москву Третьим Римом, а его внук Иван Грозный принимает древнеримский титул цезаря, в русской версии – царя. Судя по всему, для удобства транспортировки греки удалили из древнеримского венца все драгоценности, которые потом появляются в обрамлении дорогой меховой шапки, попавшей в Москву от хана Золотой Орды Тохтамыша, и шапку эту с тех пор используют как корону московских правителей и именуют шапкой Мономаха, хотя ни к Константину, ни к Владимиру Мономахам она никакого отношения не имеет. Кресло до сих пор хранится в запасниках Оружейной Палаты. Ещё одна важная деталь – к древнеримским инсигниям относилась личная охрана правителя – ликторы, вооружённые топорами специфической формы, фасциями. Только римский правитель имел право иметь таковую охрану. И именно после свадьбы Ивана Великого с Софьей Палеолог в вооружении великокняжеской, а потом и царской, стражи появляется бердыш специфической формы, в точности копирующий древнеримские фасции. До этого рынды (так именовались эти стражники) имелся только тюркский колчан со стрелами – саадак, ордынское наследие.

Всё это и давало Екатерине Великой право на воссоздание Византии. Она по статусу являлась единственной законной преемницей римских цезарей и наследницей Рима и Византии, для которой возвращение Константинополя в лоно христианства – священная миссия. Фактически, она просто возвращала то, что принадлежит ей по праву наследования.

Проект вызвал бурю протеста и со стороны официальных Парижа и Лондона, и со стороны масонских лож, поскольку создание крупных православных государств в Европе ни в чьи планы не входило, а уж усиление России при этом вообще не рассматривалось. В этой связи Австрия несколько притормозила, а потом и совсем из проекта выбыла, поскольку Россия как раз в эту пору провела успешнейшую войну с Османской империей, в результате чего Крымское ханство оказалось в её составе. До Греции русской армии удалось дойти лишь спустя несколько лет, когда на троне восседал уже император Павел.

Итак, блистательная эпоха Екатерины Великой завершилась. Эпоха неоднозначная и спорная, начиная с прихода императрицы к власти и заканчивая её деяниями. Однако, каковыми методами не действовала бы она, делалось это на благо России. Методы не всегда верные и честные, однако этим грешат периодически все правители. Главное, чтобы это не превращалось в жизненный принцип и не входило в систему. В правление Екатерины Россия достигла небывалых высот и на внешнем, и на внутреннем поприще, ещё больше настроив против себя Запад, а в особенности масонское братство, так способствовавшее восшествию Екатерины на трон.

«В аллеях Царского Села… Старушка милая жила, Приятно и немного блудно, Вольтеру первый друг была, Наказ писала, флоты жгла, И умерла, садясь на судно… Россия, бедная держава, Твоя удавленная слава С Екатериной умерла», - иронично и грустно писал потом Пушкин о смерти императрицы. Всего несколько строк, и более чем тридцатилетнее царствование Екатерины отражено в полной мере. Не то что я, развёл тут на десяток страниц…

Действительно, она правила очень долго, чем не могут похвастаться её предшественники. Получив трон в уже зрелом возрасте, а не в детстве, как Пётр Великий, она дожила до старости и стала крайне успешным менеджером для России, выражаясь современным языком. Собственно говоря, Екатерина и заложила основу той России, в которой мы живём сегодня. А вот что началось после её смерти – совсем новая и не менее захватывающая история.

promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded