petrus_paulus wrote in uctopuockon_pyc

Categories:

Александр и Наполеон: оба первые, оба уникальные

Поставив на колени почти всю Европу, Наполеон в 1812 году направляет свои полки в Россию. Очевидно, что к этому вторжению его подталкивали внешние силы, однако он и сам был человек неглупый и видел свои резоны от завоевания этой «дикой азиатской» страны. Французская империя к этому времени достигла таких размеров, что контролировать беспокойную периферию было делом довольно затратным. Буянила Испания, в Германии начиналось брожение, папа отлучил Наполеона от церкви за захват Рима – репутация хуже некуда. Плюс ко всему французские банкиры и промышленники устали от нескончаемого «спонсорства» военных походов императора. Нужна была такая война, которая бы окончательно поработила Европу и закрыла все вопросы о недостаточности величия Бонапарта. Для этого нужно было быстро и победоносно разгромить и завоевать Россию.

Александр I, вступив на трон, был вынужден сразу же включиться в этот наполеоновский процесс. Причём ложи ожидали от него именно тех решений, какие устроили бы их. Забавно, но на протяжении более полувека масоны, содействуя возведению на российский престол того или иного кандидата, всё время ждали чего-то от каждого из них. И никто не оправдал их надежд! Иоанн Антонович был непопулярен и списан со счетов сразу, Елизавета была запасным вариантом и переходным кандидатом, Пётр III дискредитировал себя, Екатерина Великая и вовсе пошла в отступники. Павел I был идеальным кандидатом для масонов, он даже вступил по молодости в одну из лож, но сделал это скорее, чтобы насолить матушке, которая масонов не любила. Сам же он был к их идеям отчасти равнодушен, но в целом настроен лояльно. Историческая обстановка и психологические особенности изменили Павла и привели его к насильственной смерти. Александр I – последний российский монарх, от которого чего-то ждали масоны. И своей политикой он показал им, что больше ничего и никогда с ними ни он сам, ни его наследники обсуждать не будут.

Безусловно, Александр знал о готовящемся заговоре и возможном убийстве отца. Он даже просил заговорщиков обойтись без крови, а когда узнал о свершившемся – горько расплакался. Документальных свидетельств причастности Александра к заговору до сих пор не обнаружено, но целый ряд фактов указывает на то, что он был его частью. Например, когда граф Пален явился к нему с докладом о смерти отца, и сам цесаревич, и его супруга не спали и были полностью одеты к выходу. А на дворе стояла глубокая ночь…

Воспитанный совершенно либерально и по-европейски, Александр был достойной заменой ушедшему не в ту степь отцу в глазах «прогрессивной» западноевропейской и американской элиты. Он то и дело вёл разговоры о конституции, отказе от управления и переезде на дачу в Германию. Идеальный сценарий для масонов - ликвидация монархии в России де-факто, затем ликвидация Наполеона и возврат Франции к республике. С двумя такими «демократическими» глыбами легко можно было бы «демократизировать» всю Европу!

Поначалу молодой государь исправно участвовал во всех антинаполеоновских коалициях, отправлял русские войска сражаться с французами на полях Европы, даже периодически сам выезжал к армии, как это было, к примеру, в Аустерлице. Однако все коалиции оказались провалены, а союзные войска разбиты. В России поначалу Наполеона воспринимали как гения, эдакое чудо природы, самородка, добившегося всего своим талантом, но чем больше Европа вставала на колени, тем больше мнение о Наполеоне менялось на негативное. После заключения мира в Тильзите между Россией и Францией появилась новая надежда на мирный исход дела, однако ни сам император, ни пристрастно наблюдавшее за ним братство останавливаться не желали. Настал 1812 год – год, когда либеральный и мягкий Александр превращается в сурового правителя, руководствуясь лишь одним – защитой Отечества.

До прихода войны в Россию государь занимался реформаторством – преобразовал коллегии в министерства, ввёл довольно спорную практику «военных поселений», вернул все привилегии аристократии и стал готовить к реализации проект российской конституции, которым так грезили его дед и отец. Ответственность за реализацию проекта была возложена на юриста Сперанского, который всё подготовил уже к 1810 году, однако ухудшавшаяся обстановка в Европе вынудила императора работу с конституцией отложить, а после и вовсе свести на нет – почему, узнаем ниже.

Война 1812-1813 годов с Наполеоном, совершенно справедливо названая впоследствии Отечественной, и её итоги в корне изменили карту не только Европы, но и мира, в дополнение ко всему ещё и поменяв совершенно модели поведения различных стран и элит. Как известно, продвинувшись глубоко внутрь России, разорив Смоленск, Вильнюс и даже Москву, Бонапарт оказался в ловушке среди лютого мороза, озверевших партизан и совсем без фуража. Бросив свою Великую Армию на произвол судьбы, бесстрашный император французов сбежал в Париж, прихватив лишь Старую Гвардию. А армия его окоченела на бескрайних просторах России. Заметим, что с Россией тогда воевала вся Европа, ведь в рядах наполеоновской армии сражались итальянцы, поляки, саксонцы, пруссаки, австрийцы, голландцы и ещё многие народы, связанные с Францией союзническими и прочими обязательствами. И вот вся эта просвещённая Европа дружно дала дуба всего за пару месяцев, а те, кто уцелел, сверкали пятками так, что даже казаки с партизанами догнать не смогли.

Русская армия, не останавливаясь, последовала за бегущей французской армией, провозглашая повсеместно, где проходила, свободу от Наполеона и возвращение прежним владельцам их статуса и земель. Александр Павлович оказался намного великодушнее и честнее, чем все европейские государи, которые только что воевали с ним на стороне Франции. Он не стал никого упрекать и тем более наказывать – просто возвращал то, что было отобрано. Пока русская армия вступала во второй раз в Берлин и провозглашала освобождение Пруссии, Наполеон в Париже судорожно собирал новую армию, которая почти наполовину состояла теперь из подростков – большая половина мужского населения Франции окоченела в русских полях. Поняв, что на этот раз Наполеону конец, просвещённая Европа, хоть и нехотя, пошла с повинной к Александру I – так возникла шестая антифранцузская коалиция, включавшая присоединившихся к России Пруссию, Австрию, Швецию и Англию, а потом и Саксонию. Добив остатки французских войск в Литве и Польше и освободив Пруссию, русская армия продвинулась вглубь Германии, однако потом повернула на юг, в Саксонию, потому что именно туда двинул свою новую армию Наполеон, чтобы защищать Париж – ведь оттуда была кратчайшая дорога на столицу Франции. Русские, взяв Дрезден, соединились с войсками союзников и повернули к Лейпцигу, где их и ждал Наполеон. Всё лето шли сражения местного характера, чтобы в октябре вылиться в самое масштабное на тот момент в европейской истории сражение – Битву Народов под Лейпцигом. Её результат предсказуем – «сырая» армия Наполеона была разгромлена, а сам он вновь бежал и заперся в замке Фонтенбло.

После этого русская армия двинулась дальше, освобождая все германские государства и возвращая старые порядки. Далее была освобождена Швейцария, а оттуда император Александр двинулся с армией во Францию. Важно понимать, что государь всё это время лично находился при войске и шёл вместе со своими солдатами, чего нельзя сказать ни о прусском короле, ни об австрийском императоре, ни о каком другом государе. Лишь наследник шведского престола кронпринц Карл Юхан всё это время возглавлял шведскую армию, да и то лишь потому, что совсем недавно под именем маршала Бернадотта командовал одной из частей армии французской. Наконец, в марте 1814 года русские и прусские войска достигли пригородов Парижа и начали его артобстрел. Французы запросили мира, чтобы сохранить столицу, на что Александр ответил так: «Он прикажет остановить сражение, если Париж будет сдан: иначе к вечеру не узнают места, где была столица». Вот так русская армия оказалась в Париже, а Наполеон подписал отречение от престола и был сослан на остров Эльба в Средиземном море неподалёку от берегов Италии и родной Корсики.

С падением Наполеона рухнула вся система обустройства Европы, которую он так тщательно создавал. Все его братья и ставленники лишились своих корон, а кто-то и жизни. Во Франции вновь воцарились Бурбоны в лице брата казнённого революционерами короля, Людовика XVIII. Теперь послевоенной Европе нужно было решать, как переустроить и себя, и свои колониальные владения, потому что за минувшие годы изменились отношения внутри неё самой, и многие факты показали, что не все страны могут рассчитывать на полное возвращение своего статуса, поскольку сильно испортили свою репутацию сотрудничеством с французским агрессором. Это понимали совершенно все, для чего стал готовиться общеевропейский конгресс, который и открылся в Вене осенью 1814 года. В нём принимали участие все европейские страны, за исключением Османской империи. Всё прекрасно понимали и англичане, которые рисковали утратить своё влияние в Европе с усилением России. И ещё более прекрасно всё понимали в Соединённых Штатах, чувствуя, что проект по объединению Европы превращается в призрак. Именно поэтому Наполеон получил такую мягкую ссылку с собственным военным отрядом в двух шагах от европейского побережья. Его будто бы оставили про запас, на всякий случай, если вдруг ситуация станет критической. И она стала именно критической к зиме 1815 года, когда Венский конгресс двигался уверенными шагами на пути переустройства мира. Тогда, в феврале, Наполеону организовали побег, он высадился на юге Франции и уже через несколько дней был в Париже.

Этот человек обладал уникальной харизмой… Даже видя в нём причину своих бед, французский народ вновь принял его с великой радостью и провозгласил императором! Вообще, вся эта история со ссылкой на Эльбу всегда казалась мне шитой белыми нитками, слишком уж много странностей и нестыковок в ней. Такая близость к береговой линии, собственный военный отряд, несколько маршалов, приставленных в качестве свиты, возможность встречаться с бывшими любовницами, но самое главное – практически никакой охраны! И как только русская армия покинула Европу и ушла на зимние квартиры – охрана на Эльбе исчезает вовсе и Наполеон не бежит, он просто спокойно садится на корабль и плывёт обратно править и воевать. Очевидно, что ставка в данном случае была сделана на ещё не угасшую харизму Бонапарта.

Конгресс в Вене пришлось срочно притормозить и вновь нестись сражаться с узурпатором. Однако было очень важно, что решающую победу Наполеону должны были нанести теперь не русские, а именно англичане! Англия, которая на протяжении всех наполеоновских войн, позиционировала себя исключительно как главного антагониста Франции, вдруг оказалась не у дел, не она стала победительницей, а Россия, не английская армия вошла в Париж, а русская. Это была страшная пощёчина всей Британии. И именно для этого была придумана ссылка на Эльбу. Такая ссылка, откуда можно быстро сбежать. И как только Людовик XVIII вновь покинул Париж, а Наполеон торжественно вошёл туда, вдруг оказалось, что британская армия уже наготове и только ожидала команды, чтобы вступить в бой. Знаменитые Сто дней Наполеона, которые он продержался у власти после своего возвращения, были спланированы заранее извне, как и его разгром. Герцог Веллингтон спешно покинул Вену и принял командование союзной армией, куда кроме британцев входили пруссаки, голландцы, ганноверцы и ещё несколько отрядов из других мелких германских государств. Всё было сделано очень быстро, можно даже сказать на скорую руку, и Наполеон был разгромлен в битве при Ватерлоо близ Брюсселя. Русская армия даже при всём желании не успела бы дойти до места сражения. Теперь пальму первенства в победе над Наполеоном приняла Англия, и Веллингтон торжественно вернулся в Вену на конгресс как триумфатор, хотя все современники отзывались о нём как о полководце в крайне сдержанных тонах.

Несчастный военный гений с Корсики оказался разменной монетой в руках масонов в момент своего повторного триумфа и теперь уже был сослан на остров святой Елены к юго-западному побережью Африки, где англичане сторожили его так, что сбежать уже было невозможно. Там он и был, по некоторым сведениям, отравлен через несколько лет – третье возвращение Наполеона в Париж ныне было мыслимо только в гробу. Теперь проблема была устранена, а Англии предстояло потягаться с Россией на Венском конгрессе, чтобы сохранить и даже расширить своё влияние.

Итак, конгресс открылся вновь, только теперь уже под иным соусом. Англия чувствовала себя более уверенно, инсценировав повторную и окончательную победу на Наполеоном (кроме англичан, она никому больше не была нужна) и, отобрав заслуженную победу у России, тем самым ещё раз показала, кто тут самый крутой. Это довольно сильно разозлило Александра I, что сказалось на его поведении и решениях конгресса. Повторимся, что главной целью собрания было переустройство не только послевоенной Европы, но и мира, поскольку колониальная система, встряхнутая Наполеоном, тоже пришла в движение. Однако об этом уже в другой раз.


promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded