petrus_paulus wrote in uctopuockon_pyc

Categories:

Братья по несчастью: масонство как общественно-политический протест

Масонские ложи — одна из самых интересных тем. Была, есть и будет. Для начала сразу определимся — движение масонов ни в каком смысле нельзя рассматривать с привязкой к какой-либо национальности. Вообще. Поэтому рассказы про ж**омасонов и франкмасонов (они же фармазоны) сразу в мусор. Масоны — это чистейшей воды  социально-политическое протестное движение, связанное с большими деньгами, которое с нами по сей день, продолжая порождать всё новые протесты. Ниже обо всём по порядку.

Кроме всех известных событий XVII век в Европе – эпоха расцвета тайных обществ. Общества самого разного толка – от партии герцогов Гизов и Фронды во Франции до мистических объединений общеевропейского толка. И если упомянутые французские общества ставили своей целью свержение одного короля и замену его на другого, то у мистиков были совсем иные цели. Наиболее известны два общества – розенкрейцеры и иллюминаты. Оба выросли во многом на идеологии и философии разгромленного и ограбленного Филиппом Красивым в XIV веке ордена тамплиеров. С одним лишь отличием – иллюминаты ставили целью разрушение монополии Ватикана на религию, иными словами создание мультиконфессиональной системы в Европе, а розенкрейцеры – политическое переустройство путём низвержения существующих элит. Например, некоторые исследователи считают убийство французского короля Генриха IV приговором розенкрейцеров.

Откуда же в таком количестве расплодились тайные общества в Европе в это время? Почему этих людей не устраивает существующий политический и духовный строй в Европе? И вообще – кто эти люди?

Во-первых, это была просвещённая аристократия, люди с хорошим образованием, нестандартным образом мышления, в чём-то романтики и идеалисты. Они желали выстроить новый мир, отринув сложившуюся в Средневековье систему общественных отношений. И год от года таких людей становилось всё больше, итогом может послужить появление на европейской карте к XVII столетию трёх республик – Швейцарии, Нидерландов и Сан-Марино. В идеале эти люди желали видеть всю Европу республиканской.

Во-вторых, это аристократия скучающая. Люди, у которых всё было. Им нечем было заняться, и от скуки они тоже стали примыкать к тайным обществам, чтобы как-то себя развеять.

В-третьих, это аристократия, обиженная на правящие в Европе монархические династии. У кого-то были личные счёты с Бурбонами и Габсбургами, кто-то считал себя обделённым и недооценённым, а кто-то и вовсе связывал все неудачи своей семьи с тем, что на троне сидит род, недостойный править, который эту самую семью намеренно принижает.

Словом, тайные общества – форма выражения протеста. Любого протеста – религиозного, политического, мировоззренческого, культурного, личного. И вдобавок к ним примыкает ещё и протест финансовый!

К XVII столетию в Европе успевает сформироваться банковско-промышленная элита. Это происходит на волне начала колониальных захватов, формирования промышленности и расширения ареала торговли. Появляются целые семьи, которые контролируют довольно большой объём денег. И они тоже крайне заинтересованы в смене политического строя, дабы капиталы свои за счёт этого приумножить. Таким образом, и происходит слияние финансов с аристократией. Они объединяются в тайных обществах и идут к общей цели – захват власти и передел собственности.

Банкирам и промышленникам крайне выгодно финансирование проектов, расшатывающих устоявшуюся систему взаимоотношений. Три наиболее громких примера – Мартин Лютер и его новая религиозная доктрина, финансировавшаяся аугсбургским семейством банкиров Фуггеров, в результате чего Европа получила религиозные войны, затянувшиеся на двести лет, а Фуггеры утроили капитал за счёт перераспределения доходов, вышедших из под контроля католической церкви; создание Республики Генеральных Штатов в Нидерландах, основанное исключительно на сотрудничестве Вильгельма Оранского, выходца из богатейшей олигархической семьи, с купцами, строившими колониальную империю Голландии, что вылилось в создание мощнейшей Вест-Индской Компании; наконец, революция в Англии, когда Оливер Кромвель в союзе с промышленниками и банкирами казнил короля, сам потом усевшись на трон, хотя и без коронации. Перераспределение средств и собственности тогда достигло в Англии максимального масштаба и положило начало основанию новой аристократии и новой элиты.

Словом, слияние недовольной аристократии с крупным капиталом привело к образованию в Европе довольно сильной оппозиции, что вылилось уже в XVIII веке в объединение розенкрейцерства и иллюминатства в общее течение, которое известно нам под именем масонских лож.

К середине XVIII века в добавок к уже имевшимся и оформившимся трём колониальным империям – Испании, Голландии и Португалии – появляются ещё две, несоизмеримо более могучие и обширные территориально – Англия и Франция. Испания на тот момент владела почти всей Южной Америкой, всей Центральной Америкой с половиной островов Карибского бассейна и Филиппинским архипелагом в Тихом океане. Португалия – Бразилией, рядом колоний в Африке типа Анголы и Мозамбика, торговыми факториями в Индии и Китае, а также китайскими территориями Макао и Тайвань. Наконец, Нидерланды владели торговыми факториями в Северной Америке и Японии, половиной островов Карибского бассейна, Суринамом, Индонезией и рядом колоний в Африке. Англия и Франция же, начинавшие свою колониальную историю по экстенсивному пути, то есть присоединяя близлежащие территории, подобно России и Турции, теперь шагнули за океаны, причём очень активно и агрессивно. В Англии была создана Ост-Индская Торговая Компания, со временем уподобившаяся голландским Вест-Индской и Ост-Индской, превратившимся к тому времени уже почти в самостоятельное государство, слабо контролировавшееся даже Оранским двором и Генеральными Штатами. Благодаря свой активной деятельности они основали торговые фактории, которые впоследствии выросли в крупнейшие города планеты – Нью-Йорк, Джакарту и Кейптаун. Их агенты занимались шпионажем по всему миру, и далеко не всегда в пользу республики, действуя лишь в интересах компаний. Это служило прекрасным образцом для англичан, и они построили такую же компанию, только в три раза больше и могущественнее. За сравнительно небольшой отрезок времени (сто пятьдесят лет) английская Ост-Индская компания завоевала для британской короны Индию, выдавив оттуда португальцев, почти половину Африки, потеснив голландцев, прошлась победоносным маршем по Юго-Восточной Азии, завоевав Бирму, Малайзию, Сингапур и Бруней, овладела Цейлоном, Австралией и выкупила у голландцев их североамериканские владения, включая Нью-Йорк, который тогда назывался Новым Амстердамом. Франция поживилась второй частью Юго-Восточной Азии, овладев Индокитаем, Западной и Центральной Африкой, оставив Южную и Восточную англичанам, странами Магриба, Мадагаскаром, рядом островов в Тихом океане и Карибском море и обширными владениями в Северной Америке, получившими впоследствии названия Канада и Луизиана.

Безусловно, торговые компании со схожими названиями – Ост-Индская для торговли с колониями и полуколониями Азии, Ближнего Востока и Африки и Вест-Индская для торговли с Америкой и Карибами – действовали и в других странах, например, в Дании, Швеции или Франции, но ни одна из них не достигла голландского и тем более английского могущества. В течение XVII и первой половины XVIII веков карта мира изменилась до неузнаваемости.

Как уже говорилось ранее, к этому времени часть европейской аристократии, по разным причинам недовольная существующим положением дел в своих странах, объединилась с крупнейшими банкирами и финансистами для выработки новой концепции обустройства Европы. Шагнувшие далеко за её пределы колониальные захваты влили в эту протестную среду нуворишей от торговли и промышленности, так активно развивавшейся на фоне роста финансового благосостояния новых сословий. Таким образом, идеи иллюминатства и розенкрейцерства соединяются воедино, давая корень новому движению – Братству Вольных Каменщиков, более известному под именем масонства.

Артели строителей готических соборов, или попросту каменщиков, существовали в Европе на протяжении всего Средневековья, и дожили до XVII века. Однако к этому времени и архитектурный стиль изменился, и методы строительства стали иными. Артели стали распадаться, от них осталась лишь идея братства, которое всегда поддерживает своих членов и никогда не даёт их в обиду. Её-то и позаимствовали упомянутые выше круги европейского общества, начав создавать целую сеть тайных организаций по всей Европе, называя их ложами.

Само по себе слово масон французское – означает каменщик. Никакими каменщиками, разумеется, новоявленные братья не были, строить дома и соборы не умели, зато стали мыслить себя новыми архитекторами и строителями мира на иной, более справедливый, как они для себя решили, манер. Первые ложи, то есть объединения, появились в Ирландии и Шотландии ещё в XVI веке как протест присоединения к Англии. Затем они распространились и по Англии уже как протест пришедшему к власти дому Стюартов, исповедовавшему католицизм в противовес англиканству. Когда Стюартов свергли, они, эмигрируя и увлекая за собой в континентальную Европу шотландских патриотов, перенесли туда и идеи масонства. Так оно, словно грибница, моментально распространилось по Франции, Голландии, Фландрии и Швейцарии, оттуда попав и в Германию, и в Италию, и в Австрию, и в Испанию, и в Швецию, и во все прочие страны Европы.

Буквально за сто лет Европа была полностью поглощена идеями масонства, причём новое братство составляли не только аристократы, финансисты, промышленники и представители торговых компаний – туда оказались вовлечены ведущие деятели науки и искусства того времени, лучшие учёные, писатели и композиторы. Чего уж говорить о философах – они все сплошь и рядом были масонами. В большинстве случаев ими двигало любопытство и возможность высказаться против действующей власти. Так что же за идеи исповедовала новая, день ото дня крепнущая организация?

Основных, даже основополагающих, идей было две – переустройство мира путем низвержения правящих в Европе династий и установление повсеместно республиканского правления, и построение нового общества на основе принципов равенства и братства. Кажется, что-то знакомое – скажете вы. И не ошибётесь!

Казалось бы – прекрасные идеи, светлые и чистые. К тому времени Европа действительно очень сильно тормозила в своём развитии из-за монархического абсолютизма, царившего повсюду. Самое неприятное – абсолютизм не желал меняться, не желал идти на компромисс с новой знатью и той частью старой, которую положение дел перестало устраивать. Таким образом, масонство стало совершенно объяснимым и адекватным протестом абсолютизму.

Два наиболее ненавистных масонам монархических дома в Европе – Габсбурги и Бурбоны. Их власть простиралась всюду – Франция, Австрия, Испания, Фландрия, Сицилия, Неаполь, Парма, Лукка, Тоскана. На тронах этих государств к середине XVIII века восседали представители этих двух династий или их побочных ветвей. Габсбурги в результате удачных династических браков вдобавок носили ещё и чешскую, венгерскую и трансильванскую короны, а также владели территориями современных Словении, Хорватии и Словакии. Австрийская монархия вообще строила свою империю по русско-турецкому, экстенсивному колониальному образцу. Вот эти две династии и стали объектом нападок со стороны масонов, которым к концу XVIII столетия изрядно удалось пошатнуть статус Версаля и Вены. В основном это была идеологическая борьба путем издания соответствующей изобличающей литературы, как художественной, так и философской. Когда старые монархии поняли, к чему дело клонится – было уже поздно, маховик невозможно было остановить.

Вторая половина XVIII века время в Европе вообще смутное и неспокойное, что позволило России вырваться из-под зоркого надзора европейских манипуляторов и дать такого жару, от которого Европа ещё долго оправлялась. Однако не будем забегать вперёд – закончим с дряхлыми монархиями Запада. Противоречия были налицо не только между старыми правящими династиями и масонскими ложами, но и между собственно самими династиями. Англия и Франция, значительно потеснив на колониальном поприще Португалию и Нидерланды, вырвались далеко вперёд, оставив позади и Испанию с её необъятными территориями за морем, и Австрию, собиравшую по крохам свою империю из ничейных остатков, и Турцию, которая к тому времени уже наоборот стала терять завоёванные некогда владения. Правившие в Англии и Франции Вельфы и Бурбоны премного обогатились за счёт колониальной торговли, что вызывало раздражение во всех прочих королевских домах Европы. Наконец, противоречия возникли и между Англией и Францией, поскольку в первой весь доход от колониальной торговли контролировался Ост и Вест-Индскими компаниями, щедро делившимися с короной и поэтому взамен получавшие полное невмешательство в свои дела, а во второй этот доход даже при наличии таких компаний контролировался короной, которая очень болезненно реагировала на растущую как на дрожжах британскую империю (и на её доходы соответственно), и постоянно устраивала военные стычки с англичанами на заморских территориях, пытаясь перераспределить последние в свою пользу.

В итоге весь этот клубок противоречий вёл старую Европу к неминуемому концу. Когда монархи поняли, что их троны зашатались, а венцы вот-вот слетят с голов – только тогда они объединились для борьбы с их общим врагом – масонством. Однако политическая слепота и жажда наживы слишком уж долго затмевали их взгляд, чтобы что-либо теперь исправить. В отчаянии монархи понимают, что прозевали масонов и поспешно начинают запрещать масонские ложи в надежде спасти себя. Однако и это не спасает их, вынуждая, тем не менее, масонов искать себе новый дом, где они могли бы исповедовать свою философию и идти к поставленной цели не опасаясь ничего. Начинаются поиски, в которых масоны руководствуются двумя критериями – этот край должен находиться в одной из заморских территорий, принадлежащих Англии или Франции, потому что в Европе им делать уже было нечего, причём туземное население этого края не должно быть враждебно настроено к белому человеку. Раскроем эти два критерия более подробно в следующий раз.

promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded