prajt (prajt) wrote in uctopuockon_pyc,
prajt
prajt
uctopuockon_pyc

Category:

Парадное конское убранство

«А как вели великого государя лошадей и перед ними несли покровцы и полской резидент, видев, зело тому удивляясь, говорил: таких де лошадей у окрестных государей хотя сыскать и возможно, а конского такого наряду и украшения столь драгоценного, чает он, что ни у которых государей не обретается»
- так отзывался о «троицком походе» 1675 года польский резидент Свидерский.


Конюшенный приказ в XVII веке. Акварель художника Алексеева. 1800 год. Вид на передний фасад Конюшенного приказа с шатровой башней над воротами и с нарядным двухшатровым крыльцом, ведущим во второй этаж, в седельную палату



Подобные отзывы иностранцев о парадном конском убранстве не были преувеличением. Находившаяся в ведении Конюшенного приказа Конюшенная казна и но дошедшим до нас документам и по сохранившимся памятникам действительно должна была поражать своим богатством и роскошью. В отчетах о потерях царской казны в период польско-шведской интервенции 1612 года о Конюшенном приказе сказано: «...а в московскую разруху разграблено: на конюшне коней, и конских нарядов, и возков, и карет, и колымаг, и коптан, и иных всяких конюшенных запасов и обиходов и в Конюшенном приказе денег с 30 000 рублев».

Россия издавна славилась выработкой конских уборов. Еще в начале XVI века австрийский посол Герберштейн в описании Московского государства отмечает, что русские вывозят в Татарию седла и узды. Английский путешественник Дженкинсон, посетивший Москву в 1557 году, пишет: «Седла их (русских. - М. Д.) делают из дерева и жил, они золотятся, украшаются дамасскою работою и покрываются сукном или сафьяном».
Упомянутый выше Сигизмунд Герберштейн отмечает, что у русских «седла приспособлены с таким расчетом, что всадники могут без всякого труда поворачиваться во все стороны и натягивать лук».

Рис.2. Седло царя Бориса Годунова. Конец XVI века.



Сталкиваясь в ранний период своей истории чаще всего с кочевыми народами, русские не уступали кочевникам в искусстве верховой езды. Форма русского седла была продиктована военной тактикой, которая требовала умения отстреливаться на скаку и свободной посадки всадника в высоком седле. Седлами этой формы пользовались и на войне и в повседневной жизни. В поместной коннице седло этой формы продержалось до конца XVII столетия.
Русское седло опиралось на спину коня только седельными полками; передняя лука была высокая, в большинстве случаев с наклоном вперед, «нагибная», как отмечается в старых описях. Заднюю луку делали более низкой, отлогой, вследствие чего она совершенно не стесняла поворота в седле.
Во второй половине XVI века головку передней луки седла русские мастера стали делать шире, однако в своей основе седло не изменяло формы. Сохранившееся в Государственной Оружейной палате седло Бориса Годунова относится к концу XVI столетия.(рис.2) Оно опирается на спину коня только седельными полками.

Рис.3.Ceдлo, шитое золотом и серебром. Конец XVI века.



Однако головка передней луки, сильно вогнутая, гораздо шире, чем у прежних русских седел. Серебряная золоченая оправа лук украшена орнаментом. Орнамент состоит из цветов гвоздики и ваз с цветами, расположенных симметрично; среди цветов даны изображения птиц. На передней луке седла - прорезной плащ с чеканной маской льва. Оправа передней луки в середине разрезана, и одна половина наложена на другую, вследствие чего прорезной плащ с маской вышел за грани намеченного для него картуша. Сиденье и крыльца седла обиты более поздним, «золотным» бархатом; снизу седло подклеено крашеной берестой - типичным русским материалом, экспортировавшимся в XVII веке в большом количестве на Восток - в Иран и Бухару.

По аналогии с седлом Бориса Годунова к концу XVI века можно отнести еще три седла русской работы.
У всех этих седел, как и у седла Годунова, расширенные вогнутые головки передних лук. Одно из седел заслуживает внимания своей обивкой. Обивка седла вышита золоченым серебром по красному бархату двуглавыми орлами и единорогами на «аксамитное дело» (рис.3). Второе седло оклеено малиновым бархатом и оправлено по краям лук кованым золоченым серебром. Серебряные чеканные пластинки с мелкой бирюзой и венисами украшают луки седла. На пристругах из затканной разноцветными шелками и серебром тесьмы - чеканные серебряные золоченые наконечники.

Луки и извести (концы седельных полок) оклеены белой кожей и украшены серебряными золочеными травами; сиденье и крыльца турецкого бархата; тебеньки по малиновому бархату расшиты золотом, на углах тебеньков - серебряные золоченые чеканные пластинки в виде львиных голов.
В начале XVII века русская форма седла продолжала сильно отличаться от западноевропейской и была ближе к восточному типу, в частности иранскому.

Рис.4.Седло в золотой оправе царя Михаила Федоровича. 1634-1639 годы. Работы мастера Ивана Попова с товарищами



Одним из самых драгоценных русских седел XVII века является седло Михаила Федоровича, сделанное в 1637-1638 годах в мастерской Серебряной палаты (рис.4). Седло делали русские мастера - Иван Попов «с товарищи». Эти же мастера несколькими годами ранее делали и «большой наряд царя» - шапку и саадачный прибор (колчан для стрел, налучье).

Вследствие затруднительного положения царской казны после иностранной интервенции 1612 года на оправу седла переделывались старые вещи. Так, в 1637 году 22 января окольничий Насилий Иванович Стрешнев снес «от государя из хором... цепь золоту мелкие звенья, а весу в ней два фунта золота, а приказал тем золотом оправлять государево седло. И та цепь отдана Серебряной палаты мастерам Ивану Попову с товарищи».
Седло это отличается удивительным искусством отделки и особенной роскошью. Обилие драгоценных камней в известях и в оправе лук ослепляет своим блеском. В первый момент при взгляде на седло не замечаешь ни тонкого рисунка эмали, которой покрыт весь золотой фон оправы, ни узора на тебеньках, вышитого золоченым серебром по красному бархату русскими мастерами.

В собрании Конюшенной казны Оружейной палаты есть свыше полутораста русских седел, аналогичных по форме седлу Михаила Федоровича. Все они с «нагибной» лукой, с выступающими концами сидельных полок - известями. Большинство из этих седел по лукам и известям оправлены волоченым серебром с чеканным растительным орнаментом; на луках среди орнамента - чеканные изображения двуглавых орлов с грифонами и единорогами по сторонам.

В описи 1706 года эти седла обозначены: «Седла кованые русского дела». Сиденья и крыльца седел или обтянуты восточным бархатом или же украшены шитьем, исполненным по одноцветному бархату золотом и серебром. Тебеньки чаще всего кожаные с тисненым или расписанным красками орнаментом. Иногда тебеньки обтягивались той же тканью, что и седла, или делались из сафьяна, расшитого золоченым и белым серебром. Некоторые из седел вместо серебра оправлены по лукам кожей, строченной золотом.

Остановимся на некоторых седлах русской работы из коллекции Оружейной палаты более подробно. Одно седло оправлено по лукам и известям чеканным серебром; на задней луке чеканные золоченые изображения двуглавого орла со львом и единорогом по сторонам; сиденье и крыльца турецкого бархата, тебеньки кожаные, шитые волоченым золотом. Другое седло имеет луки и извести, оклеенные алой кожей и украшенные растительным орнаментом, исполненным волоченым серебром; сиденье и крыльца седла турецкого бархата; тебеньки кожаные, расписаны красками.

Третье седло, детское, оковано золоченым серебром с чеканным растительным орнаментом; на передней луке вычеканены лев и единорог, на задней - двуглавый орел под короной; сиденье, крыльца и тебеньки восточного полосатого бархата; подклейка под седлом - крашеная береста (рис.5). В 1642 году в Конюшенном приказе делались «потешные» седла для царевича Алексея Михайловича; возможно, это и есть одно из тех «потешных» седел царевича; по стилю работы оно относится к периоду не позднее середины XVII века.

Рис.5.Седло детское «потешное». 1642 год.


Рис.6. Седло в золотой оправе с алмазами. Конец XVII века.



В собрании Оружейной палаты имеется седло (рис.6), которое одно время относилось к иранским, а затем к царьградским привозам, однако внимательное изучение формы, орнамента и отделки седла позволяет нам утверждать, что седло это русской работы. Форма седла значительно отличается от формы типичных иранских: обе луки совершенно одинаковы - широкие, низкие, к сиденью пристегнута драгоценными пуговицами плоская подушка. Такая форма седла, сохранившаяся до наших дней у казаков и кавказских горцев, была весьма характерной для московских арчаков второй половины XVII столетия.

Седло отличается богатством украшений и художественным мастерством отделки. Луки и извести сверкают драгоценными запонами с алмазами, сапфирами и рубинами, подушка и крыльца седла вышиты цветами, скомпонованными из жемчуга и изумрудов. Золотая оправа лук украшена зеленой эмалью с орнаментом из виноградных гроздьев. Седло, крыльца и тебеньки обтянуты алтабасом, затканным мелкими серебряными виноградными листьями по золотому фону.

Седло не было записано в описи Конюшенной казны 1706 года: видимо, в период составления описи его в Конюшенном приказе не было; седло, как особенно ценное, могло находиться в «большой царской казне», поэтому установить по документам, где оно сделано, невозможно. Но близость формы седла к форме московских арчаков второй половины XVII века, типичный русский орнамент в виде городков, вынизанный жемчугом по краю подушки, приводят к выводу, что седло было сделано в Москве.

По времени седло можно отнести к последней четверти XVII века, к царствованию Федора Алексеевича. Именно в это время царские выезды отличались особенной роскошью.
С введением полков нового строя появляются в обиходе так называемые гусарские седла. Они во многом сохранили прежнюю форму русских седел, но их остов у основания гораздо шире и вследствие этого плотнее прилегает к спине коня, способствуя более твердой посадке всадника; поднятая круче задняя лука у этих седел служит той же цели. Конные полки нового строя, в частности гусарские, введенные в первой половине XVII века, были вооружены пиками, ввиду чего и было введено седло, плотно лежащее на спине лошади.

Согласно описи 1706 года в Конюшенной казне было несколько гусарских седел; некоторые из них сохранились до настоящего времени в собрании Конюшенной казны Оружейной палаты. Оправа этих седел по большей части весьма скромна: они обтянуты сплошь узорным или гладким бархатом, и только по краям лук идут серебряные ободки, так называемые огиби; вместо крылец и тебеньков по сторонам спускаются широкие полы.

Но сохранилось несколько гусарских седел и в более дорогой оправе, например два гусарских седла (рис.7), оправленных золоченым серебром с прекрасным черненым орнаментом в виде птиц и цветов, «с соколами», как сказано в описях XVII века. Сиденья этих седел обтянуты итальянским бархатом с затканными серебром цветами. Одно из седел небольшого размера, видимо, детское. По характеру выполнения они относятся к концу XVII века. Известно, что в 1677 году жалованный мастер Серебряной палаты Андрей Павлов вместе с другим мастером, Михаилом Михайловым, делал «оправы серебряные с чернью к государевым седлам».

Среди седел в коллекции Конюшенной казны сохранилось большое количество арчаков. Арчак, по терминологии XVII века, - седло меньших размеров с подушкой, пристегивающейся к сиденью.
В описях XVII века часть арчаков названа «полевыми». Это, очевидно, относится к походным арчакам, которые выдавались служилым людям, сопровождавшим царя в поход. Лучшим в коллекции арчаков Оружейной палаты и по художественной работе и по ценности материала является арчак (рис.8), оправленный золотом.

В описи Конюшенной казны 1706 года этот арчак записан в статье арчаков «новых, которые деланы в Конюшенном приказе». Чеканный, характерно русский орнамент золотой оправы арчака наведен голубой эмалью; на передней луке изображены двуглавый орел, лев и единорог, ближе к известям - вооруженные копьями всадники и пешие стрелки в европейских одеждах; на задней луке - двуглавый орел с грифонами по сторонам.

Рис.7. Седло с чернью. Вторая половина XVII века.


Рис.8. Арчак, оправленный золотом. Вторая половина XVII века.



Оправа этого арчака, изумляющая своей красотой и художественным вкусом, - произведение талантливого русского художника-эмальера последней четверти XVII века. Подушка, крыльца и тебеньки арчака сделаны из шелковой золотной ткани - объяри - с крупными серебряными цветами; по краям идет каемка из драгоценных камней - рубинов и изумрудов.

К сожалению, нам пока не удалось узнать имя мастера этого замечательного арчака, но имена некоторых мастеров-эмальеров, работавших по конскому убранству, все же известны. Так, в 1682 году мастера Ларион Афанасьев, Лука Мымрин и Степан Федотов делали на арчаки оправу «серебряную, сканную с финифтью». Произведения этих мастеров дошли до нашего времени. В собрании Конюшенной казны Оружейной палаты хранятся два арчака, украшенные эмалью по скани (узору из проволоки). Их оправа отличается тонкостью работы и чутьем мастера к цветовой гамме. Эмаль бледных тонов - голубого, светлозеленого, белого,- наведенная на сканном орнаменте, создает впечатление тончайшего цветного кружева. Один на арчаков обит золотым алтабасом с вышитыми серебром цветами; подушка, крыльца и тебеньки другого арчака обтянуты золотым полуразрезным бархатом с крупными зелеными цветами но серебряному фону; ткань вполне гармонирует с зеленовато-голубой оправой лук (рис 9).

Рис.9. Арчак 1682 года. Мастера Ларион Афанасьев, Лука Мымрин, Симеон Федотов.




Из мастерских Конюшенного приказа вышел ряд арчаков удивительно искусной как, например, арчаки, обитые малиновым бархатом и вышитые волоченым золотом. Особенно интересен арчак с тебеньками, украшенными серебряными вызолочеными наугольниками с чеканным растительным орнаментом, «с соколами» .
Разнообразие узоров, их неповторимость говорят о богатой фантазии руского мастера. Один арчак украшен аппликацией: луки и извести оклеены бархатом цвета, такого же бархата подушка; крыльца и тебеньки расшиты кусочками красного, зеленого и светлокоричневого цвета крупным цветочным орнаментом.

Вокруг орнамента проложен серебряный жгутик: пуговицы серебряные золоченые с чернью. К арчаку сделан такой же покровец с орнаментом из разноцветных бархатов.
У другого арчака луки обиты белой кожей, огиби серебряные золоченые; подушки, крыльца и тебеньки малинового бархата; крыльца и тебеньки сплошь расшиты серебряным шнурком, стилизованным растительным орнаментом; пуговицы серебряные золоченые с чернью. К арчаку был сделан такой же плат.
Луки и извести третьего арчака оправлены серебром с чеканным растительным орнаментом, наведенным чернью. На луках среди орнамента изображены двуглавые орлы под коронами со скипетром и державой. Подушка, крыльца и тебеньки зеленого бархата, богато украшены шитьем, исполненным волоченым золотом строчкой; характер орнамента растительный, в виде сильно стилизованных трав и цветов.

Арчак. Вторая половина XVII века.


Арчак. Вторая половина XVII века.


Арчак. Вторая половина XVII века.




Из книги: Денисова М. М. «Конюшенная казна». Парадное конское убранство XVI-XVII веков // Государственная оружейная палата Московского Кремля. Сб. научных работ по материалам Государственной оружейной палаты. Москва, 1954, с. 248-304.

Tags: Российская Империя, история
Subscribe
promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments