petrus_paulus wrote in uctopuockon_pyc

Categories:

Разделяй и властвуй: мир после Венского конгресса

Встреча Боливара и Сан-Мартина
Встреча Боливара и Сан-Мартина

Итак, после Венского конгресса, создавшего первую в истории Европы систему коллективной безопасности и переделившего впервые в истории карту мира в интересах стран-победительниц, очень скоро с этой самой картой вновь стали происходить удивительные метаморфозы. Как я уже говорил, североамериканские масонские ложи принялись с усердием ниспровергать своих старых заклятых врагов, и первыми среди них стали семьи Бурбонов, Браганса и Османов. Династия Браганса правила в Португалии и Бразилии, османские владения в Европе были как кость в горле для Запада, да и сама Османская империя, владевшая основными торговыми путями с Востока на Запад, сильно и давно раздражала. Бурбоны же были одним из самых ненавидимых масонами родов, и их реставрация во Франции, Испании и на юге Италии была делом временным, просто с разницей в несколько лет. Но главной картой в этой партии были владения Бурбонов в Латинской Америке. А по сути практически вся Латинская Америка.

С нею разобрались очень быстро, ведь там уже была проведена разведка боем в самом начале века. Теперь же, когда Бурбоны получили назад все свои американские владения и подавили восстание, это стало поводом для возобновления сепаратизма. Независимость в ходе первой кампании сумел сохранить только Парагвай, потому что не имел выхода к морю и был малоинтересен Испании. Из Соединённых Штатов прибыл снабжённый инструкциями масон Симон Боливар, который возглавил в Венесуэле сепаратистское движение и победоносно выбивал испанцев на протяжении семи лет не только из Венесуэлы, но и из Колумбии, из Панамы и из Эквадора. В итоге в 1819-1822 годах сложилось новое «независимое» государство Великая Колумбия, правительство которого полностью контролировалось североамериканскими масонами. Вот для примера колумбийская почтовая марка — сразу видно, кто тут главный))

Глядя на север континента, на юге народ сам пришёл в движение – дурной пример заразителен… Армия под командованием генерала Хосе де Сан-Мартина разгромила испанцев, что привело к созданию новых государств – Аргентины, Чили, Перу и несколько позже Уругвая. Сан-Мартин, возглавивший Перу, обратился к Боливару за поддержкой для дальнейшего освобождения территорий от испанской короны. У них состоялась встреча в 1822 году в Гуаякиле, которая продолжалась всего один день и после которой генерал де Сан-Мартин резко и неожиданно слагает с себя все полномочия, уезжает в Аргентину, а оттуда в Европу, где умирает через много лет в пригороде Парижа. Довольно странная ситуация для героя на подъёме славы. Почему Сан-Мартин повёл себя так странно? Ответ прост – перефразируя О.Генри («Боливар не вынесет двоих»), двух героев для «независимой» Латинской Америки было слишком много. Сан-Мартин масоном не был, хотя имел довольно тесные связи с ложами, это и определило его политическую судьбу – возглавлять молодую демократию мог только действительный масон! А им был как раз Боливар.

Далее провозгласили независимость в Мексике, Сальвадоре и Гватемале, объединившихся под руководством генерала Итурбиде, страдавшего манией величия и объявившего себя императором. Монархия в планы масонов не входила, поэтому генерала быстро устранили, а Мексика стала республикой. Последним шагом стала Боливия, которую Боливар «освободил» в 1825 году, и которая была названа в его честь. Сам он стал президентом сразу трёх стран – Боливии, Великой Колумбии и Перу, потом поделившись постами в двух из них с коллегами-масонами.

Историки называют сепаратистскую войну в Латинской Америке борьбой испанских колоний за независимость, очень положительно оценивая её итоги. Дескать, и с испанскими монополиями было покончено, потому что они не давали колониям развиваться, и рабство в большинстве новообразованных стран отменили, и демократия везде республиканско-парламентская установлена, и конституции написаны и приняты, и все пережитки испанского феодализма ликвидированы, и рост национального самосознания вырос, и много чего ещё хорошего. Согласен, это всё очень хорошо. Но, переводя взгляд по карте на север и думая при этом, что где-то я уже это слышал, причём совсем недавно, сразу приходишь к мысли, что сценарий с независимостью английских колоний в Северной Америке скопирован практически полностью. И это вновь подтверждает, откуда все эти идеи транслировались. А если уж посмотреть на новых правителей латиноамериканских стран, тогда и вовсе всё становится понятным. «Разделяй и властвуй» - старый принцип сработал на все сто. От гигантской Испанской империи всего за десять лет ни осталось и следа. Огромные территории перешли под контроль масонов, а у Бурбонов остались лишь Куба, Пуэрто-Рико и Филиппины – вот и все колонии. Теперь уже с испанскими Бурбонами никто не считался, и дни их были сочтены.

Перенесёмся в Европу, где сепаратизм тоже набирал силу. Брожение началось в первую очередь на Балканах, где греки и сербы, воспользовавшись войнами между ведущими державами, тоже начали заявлять о своих правах. Османская империя, к тому времени хоть и одряхлевшая, всё ещё представляла серьёзную силу, так что ни европейские государи, ни масонское лобби тягаться с ней не хотели. Для этого вновь решили использовать Россию, ведь её симпатии к православному населению Балкан были всем известны. Очень удобный вариант – и свои деньги целы, и Османам можно хорошо насолить и лишить их части владений.

Политтехнологи тех лет прекрасно знали, сколь велико количество греков, сбежавших в Россию от турок. Для этого масоны уговорили американских и британских греков профинансировать тайное общество по освобождению Греции, чтобы это выглядело как патриотическое деяние. И где же это общество учредили? В России, а конкретно в Одессе! После Венского конгресса общество переместилось в Стамбул и стало готовить восстание. Россия тоже его поддерживала, скорее всего не подозревая, кто на самом деле за всем этим стоит. Для России и для Александра I это было неким продолжением Балканского проекта Екатерины Великой, хотя и в сильно изменённом виде. Подготовить будущее правительство для Греции и движок для восстания России было проще всего – огромное количество греков состояло на русской военной службе, причём даже в генеральских чинах, как Александр Ипсиланти, например, а также на государственной – российскую дипломатию возглавлял тогда Иоанн Каподистрия.

Для начала подняли восстание в Валахии (это южная часть нынешней Румынии). Тогда там правителя назначали из Стамбула, а местное население желало видеть во главе провинции выборного местного жителя. Поскольку греки замыслили своё восстание как общее для всех православных Балкан и Дуная, смена господаря в Валахии в 1821 года пришлась как нельзя кстати – местные при поддержке греков выступили против него. Султан послал на усмирение арнаутскую армию, но она присоединилась к восставшим. К слову сказать, арнауты – этнические албанцы, проживавшие в Греции и сохранившие православную веру, в отличие от омусульманеных албанцев, оставшихся жить в Албании. Некоторые этнографы даже считают, что арнауты настолько сильно ассимилировались с греками, что даже стали возобладать над ними этнически, и та греческая нация, которая существует в наши дни, большей частью является потомками этих самых арнаутов. Греки звали валахов идти на Стамбул, но те наотрез отказались. В этот момент султан прислал новую армию, подавившую восстание в Валахии и вступившую в сражения с греками. С этого момента греческие повстанцы перешли к активным действиям – множество разрозненных отрядов поднялись по всей Греции, на что турки реагировали, естественно, крайне агрессивно. Дошло до того, что константинопольского патриарха, попавшего под подозрение в связи с повстанцами, повесили в полном облачении в воротах собственного дома. Восстание превратилось в войну всех против всех – отряды греков не могли договориться и стали воевать и против турок, и между собой. В Греции начался полный хаос, который не могла контролировать ни Россия, ни Турция. Европа брюзжала, что это русские виноваты, хотят дескать Грецию себе забрать, а заокеанские идеологи довольно наблюдали за ростом ненависти к России и дальнейшим ослаблением Турции и династии Османов.

Война продолжалась несколько лет, всколыхнула европейское общество и вызвала сильнейший поток поддержки со стороны просвещённой аристократии континента. В итоге войсками официально греков стали поддерживать и Россия, и Англия, и Франция, хотя две последних скорее для того, чтобы не отдать в итоге Грецию первой. Ведь Россия начала свое прямое военное участие раньше и мобилизовала более миллиона солдат для греческой кампании. Англия и Франция ограничились восемью и десятью тысячами человек соответственно, но общими усилиями турецкий флот был разгромлен в знаменитой Наваринской битве, а Греция стала республикой, которую возглавил Каподистрия, покинувший пост министра иностранных дел России, уступив его графу Нессельроде. Полностью процесс освобождения Греции от турок завершился в 1832 году уже после убийства Каподистрии и превращения Греции в королевство.

Итак, Османская империя пережила два крупных дестабилизирующих момента – валашский бунт и греческая война, в результате чего Греция покинула пределы империи. Ей последовала Сербия, поднимавшая восстание во главе с Георгием Петровичем ещё во время наполеоновских войн и добившаяся от турок самоуправления, которое было отменено накануне Венского конгресса. А вот уже после конгресса восстание вспыхнуло вновь под руководством Милоша Обреновича, и оно добилось независимости Сербии, превратившись в княжество. Безусловно, всё происходило не без участия России, но масонские ложи закрывали на это глаза и даже сдерживали от активного вмешательства европейских государей, ведь главной их целью была дискредитация Османов и ослабление Турции. Так султан лишился большей части своих европейских владений, а в оставшихся землях в Европе было посеяно зерно независимости, которому скоро предстояло взойти.

Наконец, обратимся к Португалии. Там правит династия Браганса, правит мирно с середины XVII века, однако к началу века XIX появляется явный династический кризис, связанный с личностью короля Жуана VI, который был рождён от брака родных дяди и племянницы и не проявлял особых способностей. В связи с угрозой со стороны Франции король эмигрировал в Бразилию, свою заокеанскую колонию, где и остался жить после Венского конгресса, провозгласив португало-бразильскую империю. Но не тут-то было… Сделав Бразилию равной Португалии, то есть приравняв колонию к метрополии, король выпустил джинна из бутылки – португальская знать взбунтовалась, ведь переезд двора в Рио стимулировал развитие экономики в Бразилии, тогда как Португалия стала приходить в упадок. На всём этом хорошенько погрели руки англичане, предоставившие королю корабли для переправки в Бразилию и получившие от него в качестве благодарности привилегии в торговле с заморской колонией. То есть Бразилия стала развиваться с такой скоростью, что Португалии было не угнаться за ней, поэтому португальцы потребовали короля обратно в Лиссабон. Он подчинился и вернулся, где его вынудили подписать конституцию и пойти на серьёзные реформы по модернизации общества и экономики. Безусловно, Португалии это пошло лишь на пользу, чего не скажешь теперь о Бразилии – её лишили всех привилегий и всякого самоуправления, подчинив напрямую Лиссабону. Настал черёд буянить бразильской знати, и усмирять её из Португалии прислали целое войско. Однако португальскую армию восставшие (а к знати уже присоединилась и местная армия) отправили обратно, и дон Педру, сын короля, оставленный им в Бразилии в статусе вице-короля, провозгласил Бразилию независимой, а себя императором Педру I. Важно заметить, что все эти события происходили под очень чутким наблюдением, если не сказать руководством, Англии. В итоге Португалия лишилась всех своих колоний в Америке, сохранив африканские и незначительные азиатские владения. 1822 год можно назвать годом конца великой португальской колониальной империи. Сама же Португалия оказалась ввергнутой на одиннадцать лет в огонь мигелистских войн, где сторонники конституции сражались со сторонниками абсолютизма. О Португалии как серьёзном конкуренте можно было забыть, а династия Браганса на глазах уничтожала сама себя. Параллельно с этим номинально независимая Бразилия оказалась под внешним управлением Англии, которая получила в своё распоряжение её богатства. А кто стоял за английским правительством и являлся конечным выгодополучателем – мы уже говорили.

И в этой связи не могу не упомянуть об очень уж забавном эпизоде, о котором почему-то говорят очень мало и с неохотой. Это англо-американская война, которая случилась в 1812-1815 годах. Начали её американцы, причём официально считается, что из-за своих притязаний на Канаду и вмешательства Англии в торговлю Соединённых Штатов с наполеоновской Францией. Отчасти это так, но основная цель была скрыта – американскому правительству была необходима недолгая победоносная война, чтобы, во-первых, закрепить за собой статус независимого и гордого государства, а во-вторых, окончательно подавить в британском парламенте значимость тех немногочисленных его членов, ратовавших за независимость политики Англии – и мы вновь возвращаемся к той мысли, что парламент почти полностью контролировался ложами. А почти, как известно, не считается.

В Америке не любят вспоминать про эту войну, несмотря на победу Соединённых Штатов. Ведь почти вся она прошла для американцев с позором – англичане пресекли все их попытки пробраться в Канаду, да ещё дошли до Вашингтона и сожгли его. Американский истеблишмент тех лет был настолько уверен в непобедимости своей армии, что вместе с семьями выехал к Бланденбургу и устроил там большой пикник для наблюдения за победоносной битвой, которую виртуозно должны были провести отважные американские бойцы. Уже через несколько часов весь этот бомонд улепётывал, бросая на произвол судьбы своё имущество, лишь бы спастись – англичане наголову разгромили американцев и двинулись к Вашингтону. Тем не менее, потом ударившийся в бега президент Мэдисон собрался с силами и одержал победу над Англией. Основная цель была достигнута – голоса противников масонства в британском парламенте были окончательно заглушены, а Соединённые Штаты подтвердили свой статус независимого государства. Новыми территориями, правда, поживиться не удалось – Канада осталась британской. Мирные переговоры и подписание соглашения проходили в крайней спешке во Фландрии, поскольку посредником по урегулированию вопроса вызвался быть Александр Павлович, а допустить Россию к решению было совершенно недопустимо. В итоге имеем доктрину Монро, принятую уже следующим президентом и провозглашающую принцип невмешательства европейских стран в дела стран Америки (так США обезопасили не только себя, но и подконтрольную Латинскую Америку, куда Европа после сепаратистских войн планировала организовать интервенцию для возвращения ей колониального статуса), и окончательное оформление масонства англо-американского устава, которое на протяжении XIX века заняло в мире доминирующую позицию по отношению к уставам шведскому, французскому и баварскому.

Выстраивая общую картину и соотнося все события и их хронологию, мы увидим, что XIX век, столь богатый в дальнейшем на революции, войны, восстания и потрясения, нисколько не стихиен в этих своих проявлениях, а очень даже системен, причём все эти революции, войны, восстания и потрясения можно назвать необходимыми звеньями для подготовки Первой Мировой Войны. Она не стала бы возможной, если бы не случились все те события, которые случились. А вот почему они случились? Были ли они стихийными или спланированными заранее? Если спланированы, то кем? И какую конечную цель этот кто-то преследовал? На эти вопросы мы постараемся ответить при рассмотрении дальнейших событий века XIX.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded