prajt (prajt) wrote in uctopuockon_pyc,
prajt
prajt
uctopuockon_pyc

Categories:

Как Преподобный Сергий в смутное время свою обитель спасал

Окончание. Начало: https://prajt.livejournal.com/282113.html

Как можно видеть, и все другие рассказы о явлениях преподобного Сергия, помещённые Авраамием в «Сказании о Троицкой осаде» в общем построены так же, то есть — как сообщения об обычных и привычных фактах бытия, которые к тому же, мало связаны с религиозными переживаниями, хотя и имеют в виду божественное вмешательство в дела людские.

Лисовчики. Раскрашенная гравюра, 1880 г.


Из Тушина в обход Москвы были посланы на северные дороги регулярная армия Сапеги и Александр Юзеф Лисовский (1580-1616) во главе отборных отрядов польской иррегулярной кавалерии, членов которой называли «лисовчиками».

Для героев и свидетелей этих эпизодов характерны простой облик, простая поступь, простые речи. Правильность такого вывода демонстрирует, например, глава «О явлении чудотворца Сергиа Польским и Литовским людем», читающаяся в «Истории» уже за пределами «Сказания», но сюжетно связанная с событиями обороны монастыря.
Здесь воспроизводится свидетельство некоего дворянина Семена Языкова о суеверном восхищении поляков, стоявших в осаде под монастырскими стенами, силой обороняющихся людей. Подтверждая своё мнение, поляки будто бы сообщили ему, что однажды видели, как «един мних ухватил нашу полуторную пищаль(замечу, что такая пушка — обычно медная, в полторы сажени длиной, то есть около двух метров — могла быть очень тяжелой[44] — В. К.) и на раму свое возложил, в мур (стену — В. К.) у нас унесе.

И се видeвше мы и с нами панове вельми дивишяся и страхом одержими бышя. Многа же и ина видeния видeхом и разумeхом, яко мнихом поспeшествует сила Божиа»[45]. По убеждению Авраамия, в данном свидетельстве речь шла именно о Сергии Радонежском. Но в таком случае теперь преподобный оказывается представленным читателям «Истории» чуть ли не как былинный герой, который только одной своей силой и удалостью наводит ужас на врагов. Уместно заметить, что при этом он остаётся и рачительным хозяином, ибо прибирает же к рукам нужное монастырю польское оружие.

Оборона Троице-Сергиевой Лавры. Художник: С.Д. Милорадович, 1894. Фрагмент.



Кстати, рассмотренные выше монологи Радонежского чудотворца во время его явлений участникам борьбы за монастырь, как и сами соответствующие им сюжеты, в плане стилистики и поэтики также более близки к народной сказовой, эпической традиции, нежели к церковно-агиографической, обычно характерной для литературы видений.

Достаточно сравнить их, например, с визионерскими текстами, появившимися тогда же, в Смутное время, — с «Видением некоему мужу духовному»[46], с «Повестью о видении иноку Варлааму в Великом Новгороде»[47], с «Повестью о чудесном видении в Нижнем Новгороде»[48], с «Повестью о видении во Владимире в 1611 году» [49], с «Видениями Евфимия Чакольского 1611-1614 гг.»[50].

Все эти тексты отличаются сугубо церковным характером и описывают события, происшедшие в контексте сугубо религиозных переживаний с молитвой и благоговением перед лицом Божественного откровения. Любопытно, что и в самой «Истории в память предыдущим родом», вне границ «Сказания об осаде Троицкого монастыря», содержатся подобные рассказы.

Осада Троице-Сергиева монастыря в 1609 г. Литография XVIII века.



Таковы главы: «О явлении чудотворца на Москве с хлебы»[51], «О явлении Сергиа чудотворца на Москве во осаде Галасунскому архиепископу Арсению»[52] и «Чудо преподобнаго и богоноснаго отца нашего Сергия чудотворца о исцелевшем немом»[53].

Вот, например, как повествуется о явлении преподобного архиепископу Арсению Элассонскому, бывшему «хранителю царских гробниц» в Архангельском соборе Кремля[54]: «Тогда убо Галасунскому архиепископу Арсению бывшу во осадe в Кремлe со окаанными Поляки и с Нeмцы и всeми потребами обнищавшу, — весь бо дом его Поляки и Нeмцы разграбиша и вся имeниа его и запасы поимашя, — архиепископу же, гладом помирающу и уже живота отчаавшуся и отходную ему проговорившу, лежащу же ему в келии со единем старцом, келейником своим, является ему великий в чюдесeх Сергие;

пришед х келии тихо, молитву сотворь. Архиепископ же от зельныя немощи едва отвeща: “Аминь”. И абие входит в келию его преподобный Сергий, и свeт велий в келии возсиа, и глагола ему святый: “Арсение! Се убо Господь Бог, молитв ради Всенепорочныя Владычица Богородица и великих ради святителей Петра и Алексeя и Ионы и всeх святых, — да и аз грeшный с ними же ходатай бых, — заутра град Китай предает в руцe христианом и врагов ваших вскорe всeх низложит и из града извергнет”.

«Вылазка за скотом». Литография 1862 года.



Архиепископ же Арсений, очи свои возвед, и ясно видит близ одра его стояща великого чюдотворца Сергиа; и познав его и едва въстав на ногу свою, поклонися ему. Он же невидим бысть от очию его. И свeт он великий, явльшийся в келии его, разыдеся. Архиепископ же, в себe быв, ощути, себе от болeзни здрава и благодарив Бога до утриа»[55].

Самое поверхностное сравнение данного рассказа с рассказом о явлении Сергия Радонежского в больнице, рассмотренным выше, обнаруживает их полярное различие. Теперь уже реализуется модус традиционного агиографического повествования: преподобный предстаёт перед визионером с молитвой, в ореоле света и предрекая; визионер же благоговейно поклоняется ему и, получив исцеление, молитвенно благодарит его. Иное качество имеет также и сама словесная ткань рассказа.

Действительно, во всех подобных эпизодах в «Истории в память предыдущим родом» последовательно используется церковнославянская, а не разговорная, лексика и патетически напряжённая, а не обыденная, интонация.

Соответственно, и поведение героев меняется: визионеры пребывают в состоянии молитвы, религиозного воодушевления и благоговения, святой же Сергий излучает сияние, насыщает, предсказывает, исцеляет; одни припадáют к чаше Божественной милости и спасения, другой её подаёт.

Осада Троице-Сергиева монастыря. Погоня за тремя старцами. Литография. ХIХ в.



Да и сам автор — Авраамий Палицын — по этому поводу воспаряется в молитвенном восторге, восхваляет и проповедует «о величии Божии, како прослави и нынe прославляет угодника своего великого в чюдесех»[56].

Но при этом цель писателя остаётся неизменной: как в сакраментальных эпизодах — средствами панегирической риторики, так и в будничных — с использованием средств сказовой стилистики, Авраамий всегда стремится показать, что преподобный Сергий Радонежский — истинный народный святой, неотступный защитник своей обители и всей Русской земли и что:

«на всяком бо мeсте в бeдах или в скорбeх или в юзах в плeне же, и в изгнаниих, и в кровопролитиих, и во всяких нужных тeснотах и печалех и иже призовет с вeрою в помощь великого сего отца, той убо посрамлен никако же исходит и чаяния своего не погрeшит. Овогда же и преже прошениа святый в печалeх предваряет и неищущим его скор помощник обрeтается. Той убо друг присный Матери Слова Божиа, не считая тогда и нынe всeх нас питает»[57].

Вылазка осаждённых из Троицкого монастыря. Художник: Н. Левенцев.2001



Итак, формируя у читателя представление о преподобном Сергии Радонежском, Авраамий Палицын использует комплекс как семантически простых, так и метафорических эпитетов, влагает в его уста различные в идейно-стилистическом отношении речи, описывает его внешность и поступки и, наконец, характеризует разное восприятие его личности разными участниками борьбы за монастырь.

Всё это позволило писателю создать объёмный образ святого, показать его, если позволительно так выразиться, в динамике стереоиллюзии и стереофонии. А последнее особенно важно, ибо свидетельствует о начавшемся в русской литературе отходе от средневековой традиции плоскостной, одномерной и аперспективной изобразительности.
Архимандрит Савва (Тутунов), настоятель храма пророка Илии в Черкизове:

– Один из уроков этого «Сказания» — как раз обыденный образ преподобного Сергия. С благоговением читая жития, мы немножко забываем о реальности их пребывания среди нас. Мы пребываем между излишне рассудительным скепсисом и излишним доверием к различным суевериям.

«Осада с лестницами». Литограф М. Гадалов. 1853.



Мы либо не видим помощи святых, либо видим ее на каждом шагу, что тоже становится формой суеверия. А этот рассказ был составлен более чем через 200 лет после кончины преподобного Сергия: много времени прошло, но для людей того времени преподобный Сергий жив и присутствует рядом, потому что их вера была и не научно-скептической, и не суеверной.

– Не провоцировало ли такое количество видений всплеска суеверий и визионерства? В православии принято считать себя недостойным видения ангелов и святых. А тут можно решить, что и мне может являться преподобный Сергий.

– Владимир Кириллин:

– Это большой вопрос. О том, что «Сказание» Авраамия Палицына воспринималось с большой теплотой, говорит количество списков. Что из него извлекали читатели — неизвестно. Мы и сейчас редко ведем читательские дневники и оставляем свидетельства, как мы воспринимаем произведения. Конечно, тема видений — деликатная. Конечно, нужно отличать восточнохристианскую православную традицию от западноевропейской, католической.

Конец Осады Троице-Сергиева монастыря в 1609 г. Литография XVIII века.



В западной традиции все видения исполнены экзальтации. У нас это просто встреча: иногда достойного человека, иногда не очень достойного — со святостью в лице того или иного угодника или чаще всего Божией Матери.

Видения именно Христа в древнерусской литературе, кажется, вовсе отсутствуют (позже будет видение преподобному Серафиму Саровскому). Всегда происходит краткая беседа и волеизъявление Божией Матери или, например, Николая Угодника: храм построить, монастырь основать или другие благочестивые предприятия.

А в западнохристианской традиции видения даже иногда читать соблазнительно: это уход в потусторонний мир, видения адских мук или райских блаженств, реальная встреча с Иисусом Христом или Божией Матерью, буквальное приобщение к Страстям Христовым. Кому интересно — сам обратится к этому материалу: там много экзальтации и нездорового восприятия реалий религиозной жизни. У нас все-таки отношение трезвее.








Примечание

[44] Волков В. А. Русская артиллерия (конец XV — первая половина XVII веков) // Образовательный портал «Слово». URL: http://www.portal-slovo.ru/history/35292.php?PRINT=Y (проверено 07.12.2012 г.); Носов К. С., Зарощинская Н. О.Артиллерийское вооружение русских крепостей XVI-XVII вв. // Альманах центра общественных экспертиз. Вып. 2: Декабрь. Б. м., 2008. С. 174-196.
[45] Сказание об осаде Троицкого Сергиева монастыря от поляков и литвы. М., 1822. С. 213 («Глава пятьдесят осмая»).
[46] БЛДР. Т. 14: Конец XVI — начало XVII века. СПб., 2006. С. 196-201.
[47] Там же. С. 204-209.
[48] Там же. С. 210-215.
[49] Там же. с. 216-219.
[50] Там же. С. 220-237.
[51] Сказание об осаде Троицкого Сергиева монастыря от поляков и литвы. М., 1822. С. 219-223 («Глава шестидесятая»).
[52] Там же. С. 281-283 («Глава семьдесят девятая»).
[53] Там же. С. 314-318 («Глава осмьдесят четвертая»).
[54] Маштафаров А. В., Флоря Б. Н. Арсений Элассонский // Том 3. Анфимий – Афанасий. М., 2001. С. 442-446.
[55] Сказание об осаде Троицкого Сергиева монастыря от поляков и литвы. М., 1822. С. 281-282 («Глава седмьдесят осмая»).
[56] Там же. С. 317 («Глава восемьдесят четвертая»).
[57] Там же. С. 207 («Глава пятьдесят седьмая»).



http://trojza.blogspot.com/2012/11/1608-1609.html?m=1
Источник: https://www.pravmir.ru/

</span>

Subscribe
promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments