petrus_paulus wrote in uctopuockon_pyc

Category:

Новатор или маньяк? Немного о Петре Великом

"Пётр Великий" - С.А. Кириллов
"Пётр Великий" - С.А. Кириллов

Эпоха Петра Великого – очень интересное время, и написано о нём довольно много. Некоторые готовы по гроб жизни кланяться в ноги образу государя за «прорубленное в Европу окно», другие мечтают, как бы окно это поскорее заколотить. Предлагаю сделать краткую выжимку из этого великолепного царствования, чтобы понять, на какой путь встала тогда Россия.


Итак, после смерти бездетного царя Фёдора Алексеевича имеются два его наследника-брата, оба несовершеннолетние, хоть и от разных браков царя Алексея. И их обоих сажают на трон, приставив к ним в регентши старшую сестру царевну Софью. Это было единственным правильным решением, поскольку кланы двух жён покойного царя Алексея, Милославские и Нарышкины, перегрызлись между собой, стремясь каждый привести к власти своего наследника. Решение устроило всех, в том числе и европейцев, поскольку именно через Софью они и начали проводить свою политику влияния на действия русского государства. Во-первых, это осуществлялось через фаворита Софьи князя Василия Голицына, который уже тогда расхаживал по Москве в парике и платье на европейский манер и выглядел очень забавно на фоне бородато-кафтанного боярства. Во-вторых, Софья и сама была не прочь что-то изменить в России в сторону европеизации, которой увлекался ещё её батюшка. Словом, материал благодатный. Другой вопрос, что царь Иоанн был хил и апатичен, не проявляя никакой заинтересованности в управлении государством. В то время как Пётр являл собою полную противоположность. Но Пётр – Нарышкин, а Иоанн – свой, родной, Милославский… От этого Софья разрывалась между родственными узами и интересами государства. В итоге, когда стрельцы по наказу Софьи, стали убивать Нарышкиных, Пётр укрылся в московской Немецкой слободе, чтобы уцелеть физически – могли убить и его. Это пагубно отразилось на психике юного царя, что впоследствии обрело отвратительную форму.


Сама того не ведая, Софья исполняет европейский заказ, толкая Петра с руки иностранцев, населявших Кукуй. Живя там, он впитывает всё более европейские устои жизни и всё более пропитывается ненавистью к сестре-узурпаторше. Меж тем внешняя политика Софьи и Голицына подтверждает только одно – они исполняют западный заказ. Война в Прибалтике остановлена, с Польшей подписан мир, а с Турцией и Крымом начата война. Всё то, что хорошего для страны сделали цари Алексей и Фёдор, полностью развёрнуто в противоположную сторону.


Когда политик, пришедший на смену предыдущему, начинает делать всё наоборот, вывод может быть только один – этот политик работает не на свою страну, а на страны-конкуренты. И в данном случае именно Европа была конкурентом России. Любая возможность замедлить или даже остановить развитие России – главная цель Европы. Любым средствами и путями. Колониальная империя России уже к тому времени простиралась до Тихого океана, а англичане с французами только наполовину сковали свои заморские державы. Заметьте, что именно из Парижа и Лондона определялась тогда внешняя политика Европы, транслируя свои идеи через Польшу на Россию. Испанцы с португальцами спокойно себе почивали на своих американских колониях, ни в какую иную политику не вмешиваясь.

Однако расплата не заставила себя ждать. Царь Пётр вырос, возмужал, собрал из тоже выросших мальчишек, с которыми играл в войну в детстве, два полка, и Софью с Голицыным сверг. Софью ждал монастырь, а князя – Сибирь. Довольно стандартный и печальный вариант… Царь Иоанн вскоре от дел отошёл окончательно, а потом и вовсе скончался. В XVIII столетие Россия вступала под властью единого царя – будущего Петра Великого.


Разумеется, в Париже, Лондоне и Ватикане тогда потирали руки – новый царь полностью уже обработан «нашими» людьми на Кукуе, имеет тягу ко всему европейскому, склонен к контакту. Словом, проблем не будет – сделать с таким царём вассала из России не составит труда. А тут ещё молодой царь задумал проехаться по Европе со своим «Великим Посольством»! Как раз можно будет его ещё раз обработать, для надёжности. Действительно, между 1696 и 1698 годами царь Пётр в составе внушительной делегации, местами инкогнито, путешествовал по Европе, посетил Англию, Голландию, Францию, Австрию, Пруссию, Саксонию, а также Прибалтику. Хотели доехать до Венеции и Рима, но не сложилось. И цель его была не учиться служить Европе, а научиться тому, как заставить Европу служить России. Давайте взглянем для начала на итоги царствования Петра, чтобы лучше разобраться, оправдал ли этот монарх ожидания европейских элит.


Кроме того, что Пётр обрил бояр и заставил аристократию одеваться в европейской платье и носить огромные парики, он приблизил и возвысил простолюдинов и евреев типа Меншикова и Шафирова, а также иностранцев типа Лефорта, Гордона и Брюса. Правящая элита в России стала меняться, стали уходить в прошлое сословные боярские понятия о жизни, люди начинали мыслить иначе, более по-европейски, однако сохраняя при этом свою культурную и ментальную идентичность. Если Меншиков смог стать первым человеком в государстве после царя – значит, может каждый. Но и это не главное.


Во-первых, создан полноценный военный и торговый флот, в чём Россия сильна не была никогда. Это позволило вести конкурентную борьбу с европейцами как мирным, так и военным путём. Во-вторых, произошло закрепление на вновь обретённых землях Малороссии и Донского казачества выхода к Азовскому морю, который, правда, вскоре был временно утрачен. В-третьих, военная реформа – стрелецкое войско как малоэффективное и даже опасное в политическом смысле распущено и заменено регулярными полками. В-четвёртых, доведена до конца Ливонская война, начатая Иваном Грозным – мы знаем её как Северную; в результате полного разгрома Швеции, доминировавшей тогда в регионе, в составе России оказались территории современных Карелии, Эстонии и Латвии. Так часть исконных славянских земель Прибалтики вернулась на родину. В-пятых, основана новая столица – Санкт-Петербург (или Синкт-Питерсбюрх, как он должен был называться первоначально на голландский манер) – город, спроектированный по европейским принципам градостроения начала эпохи Просвещения. В-шестых, Пётр отказался от устаревшего, по его мнению, титула «царь», который напоминал ему о ненавистных боярах, и заменил его на «император», что было вовсе беспрецедентно – император в Европе мог быть только один, и это был император Священной Римской Империи. Правда, в России один правитель уже объявлял себя императором, было это за сто лет до Петра, звали его Гришка Отрепьев, был он самозванцем, польским агентом, и все знают, как грустно закончил жизнь. В-седьмых, продолжилось освоение Сибири и присоединена Камчатка. В-восьмых, присоединены территории современных Дагестана и Азербайджана, вскоре утраченные наследниками Петра, но опять же временно. В-девятых, прирост населения в эпоху правления Петра составил 28%, и это при всех тех нечеловеческих повинностях, которыми он обложил население, войнах и массовых смертях людей на строительстве новых городов и крепостей. В-десятых, на промышленную основу были поставлены добыча полезных ископаемых и производство оружия. Наконец, церковь была присоединена к государству и превращена в политический институт. Словом, за тридцать лет правления Пётр заложил основы современной России, не более и не менее.


И что же скажете, порадовались такому раскладу в Париже, Лондоне и Ватикане? Отнюдь. Новоявленный император вызывал отныне лишь зависть и раздражение, а Россия становилась всё более ненавистной для европейцев страной. И вместе с тем, как ни парадоксально, такой привлекательной для бизнеса и инвестиций, а также для всякого рода жуликов и авантюристов. Ничего не напоминает?


Иностранцы в ту эпоху наводнили Россию и участвовали почти во всех сферах её жизни. Пётр не возражал и даже поощрял, что вызывало не раз у некоторых учёных раздражение, дескать он хотел превратить Россию во вторую Голландию («фанатом» именно этой страны был Пётр). Однако результат говорит сам за себя – Россия шагнула далеко вперёд, переодевшись на европейский манер и побрившись, расширив территорию, обретя по-настоящему дееспособные армию и флот и увеличив население. А главное – люди стали учиться мыслить иначе. Всё это вкупе делало все предыдущие усилия Европы по дестабилизации России тщетными.


О Петре Великом можно говорить долго и много. Его можно любить, можно ненавидеть, можно обвинять в геноциде населения, как это делают некоторые историки, однако роль Петра в развитии нашей страны несоизмерима ни с чем и ни с кем. Какой бы ценой не было куплено это развитие. Кто-то даже считал, как в том знаменитом фильме, что «царь-то ненастоящий»! Дескать, из Европы вернулся другой человек, настоящего царя в Европе извели, а нам прислали похожего, да ещё и безумного. Однако при оценке результатов деятельности Петра все эти домыслы рассыпаются в прах – не мог безумец и проевропейский агент сделать Россию страной, которая теперь стояла как кость поперёк горла у Европы. И именно поэтому так загадочна и неожиданна была кончина императора.


Об истинных причинах внезапной смерти нестарого (немногим за пятьдесят) и очень крепкого здоровьем государя до сих пор доподлинного ничего неизвестно. Официальная версия – спасал тонущих в ледяной воде, застудил почки и умер от воспаления мочеиспускательного канала. Случайность? Возможно. Как возможны и множества недоброжелателей и врагов, особенно из Европы. Доказательств убийства Петра нет. Есть лишь свидетельства, что перед смертью у государя потемнели ногти, что наводит на мысли об отравлении мышьяком. Как такое могло случиться? Кто из возможных агентов мог такое подсунуть? Загадка. Некоторые считают, что Петру так отомстил верный Меншиков, потому что лишён был незадолго до этого почти всех своих должностей за неуёмное воровство. Вербовка Меншикова англичанами или французами ничуть не исключается. Они могли как раз искать недовольного и обиженного человека в ближайшем окружении императора, и нашли его.


В любом случае, монарх, который вёл Россию всё выше и выше, неожиданно исчез. И в России начинается период, окрещённый польским историком Валишевским «Царством женщин». Действительно, начиная с 1725 года и заканчивая годом 1796, то есть почти весь XVIII век, на российском престоле восседают дамы лишь с короткими перерывами на правление мужчин. Такой расклад был безусловно на руку Европе, так отчаянно старающейся затормозить развитие России. И в этой связи причастность Меншикова к смерти Петра кажется вполне правдоподобной, поскольку на трон была возведена Екатерина, супруга покойного, даже о происхождении которой до сих пор никто ничего вразумительного сказать не может – никаких документов не сохранилось! Управление страной после этого полностью перешло в руки Меншикова...


Итак, Пётр Великий — адекватный и почти бескомпромиссный ответ европейским протестным технологиям, транслировавшимся с Запада в Россию на протяжении всего XVII века. Именно поэтому так неожиданна и загадочна смерть этого человека. Безусловно, личностей подобного масштаба с российской истории — единицы. Гигантский прорыв в развитии, осуществлённый благодаря его неуёмной энергии, окончательно закрепил Россию на одной ступени с европейскими странами. Однако энергия эта имела и иную, отвратительную и безобразную сторону. Совершенно испорченная в юности преследованиями и страхом смерти психика Петра с возрастом сослужила дурную службу и ему самому, и стране, и всем нам, ныне живущим. Пётр маниакально стал ненавидеть бояр и всё, что с ними связано, а значит, связано и со старой, традиционной Русью. Именно этим объясняются массовые репрессии населения, не желавшего принимать новый, навязываемый ему образ жизни, жестокие преследования староверов, пропаганду пьянства (для самого Петра это был и инструмент для расслабления, и антитеза традиционным ценностям Руси), отказ от коронации шапкой Мономаха в дальнейшем. В этом смысле Пётр сродни европейским «революционерам» типа Кромвеля или Вильгельма Оранского, однако от них он отличался тем, что сам нёс реформы стране как монарх, а не ниспровергал монарха действующего через реформы. Даже внешне Пётр отличался ото всех своих предшественников — огромного роста, несуразного телосложения и с вечно искажённым лицом, судя по всему, результатом нервных судорог, полученных в результате нарушений психики. Однако одним из самых страшных и безумных деяний Петра можно назвать уничтожение старых летописей, случившееся в массовом порядке. Это было сродни национальной катастрофе, после которой страна вступила в почти столетие вакханалии и неразберихи...


promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded