petrus_paulus wrote in uctopuockon_pyc

Category:

Поэт в России - больше, чем агент

Мой ребёнок учится в седьмом классе. Глядя на изучаемую им программу по литературе, я был несколько удивлён – надо же, тридцать лет прошло, а курс почти не изменился – та же древнерусская литература в виде былин про Илью Муромца, те же оды Ломоносова, те же вирши Державина, и «Недоросль» Фонвизина на своём месте. Единственная вставка из современности – «Сказание о Петре и Февронии», но это уже политика, куда ж без неё…

Однако, когда после Фонвизина резко возник Пушкин с «К Чаадаеву» и «Анчаром», душа засемафорила о диссонансе. Откуда после Фонвизина сразу Пушкин?! Там же кто-то ещё был, только вот кто? Немного покопавшись в памяти, я извлёк оттуда две фамилии. Первая – «вольнодумец» Радищев. Никогда не забуду, как нас, советских школьников, мучали его гнусным, антирусским и антигосударственным пасквилем «Путешествие из Петербурга в Москву». «Какое счастье, что это больше не преподают в школе!», подумал я. Ведь действительно, современный школьник эту книгу, во-первых, вовсе не поймет, а во-вторых – зачем детям этот масонский деструктивизм? А вот отсутствие второй фамилии вызвало крайнее удивление. Я про Грибоедова и его бессмертное «Горе от ума».

Чем же провинился Александр Сергеевич перед нынешней школьной программой? Уж не тем же, что был внучатым племянником того самого Радищева? Хотя, возможно, «Горе от ума» ещё предстоит, классе в девятом, например, но сейчас речь пойдёт не совсем об этом. Удивление от отсутствия пьесы Грибоедова в учебнике сразу натыкается на стихотворение Пушкина «К Чаадаеву», что уже намного интереснее.

«Ты будешь присылать ко мне всё, что сочинишь; отныне я сам буду твоим цензором" – эту знаменитую фразу, сказанную Николаем I Пушкину во время аудиенции в Малом Николаевском дворце Кремля в Москве знает, наверное, каждый. Она всегда казалась мне удивительной. С какой стати? Император оказывает такую высокую честь совсем ещё молодому, по меркам того времени довольного среднему поэту? Да-да, именно среднему. Пушкин тогда имел репутацию довольно посредственную, и никаким «нашим всем» или великим солнцем русской литературы не был. Вот Жуковский – это да! А Пушкин… К Моцарту, кстати, при жизни относились тоже именно так – как к обычному пианисту, который иногда сочиняет неплохие оперы, но никак как к серьёзному композитору. Композиторы тогда были Гайдн, Сальери, Керубини, Гретри, а Моцарт…

Так с чего же такой почёт и такое повышенное внимание? Я не зря упомянул именно стихотворение «К Чаадаеву». За него только Пушкина можно было сослать навечно, но государь поэта возвращает, принимает во дворце и жалует личным цензорством! Чаадаев, как известно, был одним из идеологов декабристского движения и другом Пушкина, за свои антигосударственные мысли был объявлен сумасшедшим. Но главное сейчас не это – Чаадаев был параллельно ещё и очень видным масоном, членом ложи Соединённых друзей и входил в качестве Великого Герольда в «Капитул Феникса», высшее правление масонства в России. Позже он перешёл в ложу Астрея, где был 1-м надзирателем ложи Северных друзей. Масоном был и уже упоминавшийся Грибоедов, который состоял вместе с Чаадаевым в ложе Соединённых друзей. А теперь зададим вопрос – имеется ли связь в убийствах трёх великолепных русских поэтов и литераторов первой половины XIX века – Грибоедова, Пушкина и Лермонтова?

"Пушкин, принял ли бы ты участие в 14 декабря, если б был в Петербурге?" - "Непременно, государь, все друзья мои были в заговоре, и я не мог бы не участвовать в нем. Одно лишь отсутствие спасло меня, за что я благодарю Бога! " Это начало диалога между Николаем I и Пушкиным – его окончание приводилось выше. Неудивительно, что все пути вновь сходятся к восстанию декабристов, о котором мы уже говорили. Точнее, к попытке дворцового переворота, инспирированного масонами – последней попытке прибрать власть в России к рукам таким методом. Далее схема действия лож изменилась, причём изменилась по всему миру – об этом мы будем говорить в другой раз, поскольку только рассматривая события во всём мире, можно дать оценку и им, и происходившему в России, и увидеть, насколько чётко и планомерно всё происходило. Акт декабристов – итог многолетней деятельности масонского братства в России, которое направлялось англо-американским руководством. В этом мы тоже уже подробно разбирались. Акт провалился, «главные» зачинщики казнены, остальные сосланы кто в Сибирь, кто в Финляндию. Но все эти пострадавшие – лишь мальчики для битья, ширма, пушечное мясо, которыми прикрывались истинные зачинщики и руководители переворота. Бенкендорф, Мордвинов, Сперанский и многие другие – так и остались уважаемыми и почётными подданными государя. Раздосадованы ли были они тогда, озлоблены, даже взбешены? Ещё как. Поэтому следствие по делу декабристов проистекло так скоро, и все ненужные свидетели были устранены. Но причём здесь Пушкин и Грибоедов? Тем более, Грибоедов и сам был масоном…

Грибоедов проходил по следствию декабристов как подозреваемый, но выкрутился достаточно быстро, избавившись ото всех обвинений. Действительно, в подготовке и осуществлении выступления он не участвовал, но зато участвовал в заседаниях обществ и обсуждении переустройства России. Пушкин под следствие вообще не попал, хотя тоже участвовал во всех этих заседаниях, но незадолго до выступления чудесным образом оказался в ссылке! К слову, сам Пушкин с детства был окружён масонами в семье – и его отец, и дяди по отцу, все состояли в ложах. В 1821 году Пушкин даже сам вступил в ложу Овидия во время своей ссылки и путешествия по Бессарабии, однако вскоре ложа Астрея распорядилась закрыть Овидия, и Пушкин остался, так сказать, бесхозным. Но больше никуда вступать не стал, так что на этом масонская игра «нашего всего» закончилась. Но остались связи!

Выдвину гипотезу – и Грибоедов, и Пушкин, как действительные масоны, тайно сотрудничали с императорским сыском в обход Бенкендорфа, таким образом являясь агентами власти в среде масонов. И разгром декабристов во многом состоялся благодаря тем сведениям, которые они передали. Именно поэтому Грибоедов так быстро вышел сухим из воды, а Пушкин так и вообще отсиделся в мнимой ссылке. И именно поэтому Николай взял молодого, но многообещающего поэта под своё крыло, оказывая в дальнейшем ему потрясающую по тем временам протекцию. Ни у одного из пушкинистов я не нашёл чёткого и ясного объяснения такого поведения Николая, так что вывод напрашивается сам собой – это была благодарность. Есть, правда, мнения, но уже на грани абсурда – дескать, Пушкин стал даже штатным агентом государя, дуэль ему подстроили, убийство разыграли, а самого его забросили во «вражеский тыл», в Париж точнее, где он жил, работал и шпионил в пользу России под именем Александр Дюма-отец… Без комментариев, как говорится. Если б это было правдой, то он был очень скверным шпионом, и Крымская война не случилась бы. Так что опять одни «бы».

Оба – и Грибоедов, и Пушкин, оказались приговорёнными братством, уцелеть не было никаких шансов. Причём, как мы знаем, братья никогда не прибегали к грубым методам типа киллера из-за угла тёмной ночью. Масоны всегда привыкли извлекать из акта как минимум две выгоды, а лучше и того больше. Поэтому убийства обоих Александров Сергеевичей настолько сложносочинённы. Начнём с Грибоедова.

Это был не совсем правильный масон. Талантливый поэт, композитор и писатель вместе с тем был ещё и ярким дипломатом, сумевшим обложить Персию после её поражения в войне с Россией в 1828 году гигантской контрибуцией в двадцать миллионов рублей серебром. Вместе с тем, своих братьев по ложе он считал не отвечающими идеям масонства – Грибоедов был идеалист! Он действительно верил в миф о свободе, равенстве и братстве, в то время как истинное, англо-американское масонство давно уже перешло к иной, хищной и манипуляторской идеологии. Грибоедов желал развивать русскую культуру, русский язык, заниматься народным просветительством, тогда как высшее руководство братства имело совершенно иные виды на нашу страну. Просвещённые русские в их планы точно не входили. Кончилось всё тем, что Грибоедов из ложи вышел и основал свою – «Из блага» (Du bien). Отщепенцев братство не переносило ещё больше – это было равносильно предательству. Думаю, именно поэтому Грибоедов отклонил предложение работы в русском посольстве в США, которое получил почти сразу после основания собственной ложи – он прекрасно понимал, что там, в Америке, кара настигнет его очень быстро, и выбрал иной путь, зная, тем не менее, что конец неизбежен, но стараясь успеть послужить России. Он выбрал местом службы Персию, результатом чего стал Туркманчайский мирный трактат. После следствия по делу декабристов Грибоедов вновь возвращается туда, но уже в статусе посла. В Персии его ждал «тёплый» приём. Английские братья, используя своё безграничное влияние на шахского визиря, устроили в Персии настоящую истерику насчёт русских – нанятые крикуны день и ночь голосили на улицах Тегерана и Тебриза о том, какие плохие русские, как они ограбили благословенный Иран, как они, прибрав к рукам Армению и Грузию, хотят уже и исконно персидских земель, и так далее. Безусловно, кричали и о самом Грибоедове, что, дескать, это он самый и ограбил казну после войны, он шайтан! Вот в такую своеобразную атмосферу направлялся Грибоедов, можно сказать – шёл на Голгофу. Но по пути он оказался в Грузии, где посетил дом князя Чавчавадзе в Кахетии и влюбился в его дочь Нино, на которой сразу и женился. Браку было суждено прожить всего несколько недель.

Посольство, как и все прочие, располагалось в Тебризе, однако прежде, чем прибыть туда, Грибоедов отправился в Тегеран ко двору шаха для вручения верительных грамот. Там к нему в дом, где остановилась новая русская дипмиссия, явился армянин-евнух, главный казначей шаха и потребовал политического убежища. После вхождения Грузии и Армении в состав России последняя объявила себя защитницей всех армян и грузин, чем и поспешил воспользоваться казначей. Грибоедов отказать не смог, и это сработало как эффект вспыхнувшей спички – и без того раскалённая нанятыми англичанами крикунами обстановка получила свою искру, ведь казначей знал много государственных тайн, которые Персия не желала оглашать. В итоге подстрекатели подняли толпу, как обычно воспользовавшись именем Аллаха, и смели русскую дипмиссию, разорвав и армянина-казначея, и весь казачий гарнизон, и самого Грибоедова. Тело литератора была настолько сильно обезображено, что его смогли опознать лишь по повреждённому в прошлом во время дуэли с декабристом Якубовичем пальцу на левой руке. Шах перепугался не на шутку – на горизонте встала новая война с Россией, которая была для него очень некстати. Но была кстати для англичан! Россия уже вела в те годы войну с Турцией, и погрузить её в пучину вооружённых конфликтов на юге было как нельзя прекрасным раскладом – масоны готовили тогда очередную фазу передела власти в Европе, для этого Россию нужно было выбить из процесса, раз с декабристами не вышло. Но шах решил пожертвовать многим ради мира – валяться в ногах у Николая и вымаливать прощение в Петербург отправился шахский внук, преподнёсший государю один из самых больших и красивых алмазов в истории человечества – Шах. Николай тоже не желал новой войны с Персией, поэтому дары и извинения принял. Так Грибоедов расплатился за своё отступничество и информаторство. Можно сказать, что его конец – это и есть горе от ума, слишком уж идеальным и великолепным видел он будущее России. Пьеса же его так никогда и не была ни издана, ни сыграна при жизни. Чацкий, во многом списанный с Чаадаева и так же объявленный сумасшедшим – это и есть грибоедовский двигатель справедливости, который в план масонов ну никак не укладывался.

С Пушкиным таким же образом разделаться возможности не было – слишком уж он стал публичной личностью. К тому же повышенное внимание к его персоне со стороны Николая давало поэту определённый иммунитет. За время между восстанием декабристов и 1830 годом Пушкин успел сделаться «нашим всем», получил титул и массу привилегий. Устранить Пушкина как Грибоедова для масонов было не просто невозможным, но и ненужным – они, как изобретательные аристократы, должны были публично унизить его и уничтожить его репутацию. Но как?! Пушкину прощалось всё – пьяные дебоши, публичная матерщина, литературные издевательства над уважаемыми людьми, дурацкий пустой патриотизм из серии «за границей всё плохо, сам не был, но осуждаю» (Пушкин из России ни разу в жизни не выезжал, что породило массу анекдотов типа «Ты б хоть в Любек съездил»). Унизить его в глазах всего общества было делом не таким простым. Но братство терпеливо выжидало, и дождалось своего часа. В 1831 году Пушкин женился на Наталье Гончаровой, которой и предстояло стать его уязвимым местом.

Как известно, Пушкин был убит на дуэли в январе 1837 года в Санкт-Петербурге Жоржем Дантесом. В пушкинистике про эту дуэль написаны километры строк, есть даже версии, что Дантес его не убивал, это кто-то другой там из кустов стрелял, причём чуть ли не из карабина. По сути это сейчас не столь важно, кто стрелял и откуда, главное – убили. А перед этим публично опозорили. Зарвавшийся стихотворец и бывший масон, чувствовавший себя царём Олимпа, должен был перед смертью лишиться лица! Это самая страшная кара для Пушкина, которую смогли придумать братья. Миссия была возложена на голландского посла в России, барона Геккерна, масона со стажем и гомосексуалиста. Склонив к сожительству прибывшего из Эльзаса и поступившего на русскую службу Дантеса, недавно приобщившегося к ложе, он на правах любовника и доминирующего в паре повелел ему войти во флирт с Гончаровой, причём делать это как можно чаще и публичнее. Дантес был хорош собою, строен и высок, так что по обществу поползли слухи. То есть Пушкин получил двойную оплеуху – кругом все судачили не просто о том, что поэт cocu (рогат), но и что его жена настолько им неудовлетворена, что ищет утешения в объятиях того, кто предпочитает мужчин! Пушкин, разумеется, вспыхнул, как бенгальская свеча, далее последовала дуэль и ликвидация поэта – а уж Дантес убил или нет, какая теперь разница…

«Три потока с шумом и пеной низвергались с высокого берега. Я переехал через реку. Два вола, впряженные в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» – спросил я их. – «Из Тегерана». – «Что вы везете?» – «Грибоеда». Это было тело убитого Грибоедова, которое препровождали в Тифлис». Эти строки написал Пушкин за год до собственной смерти в своём «Путешествии в Арзрум». Литературоведы доказали, что описание этой грустной встречи – вымысел. Хронология путешествия Пушкина по Кавказу никак не совпадает с хронологией транспортировки в Тифлис растерзанного тела Грибоедова. Но для чего было нужно оно поэту? Оба Александра Сергеевича дружили, в прошлом их связывало масонское братство, в нынешнем – литература и желание приносить пользу родине, как бы это высокопарно не звучало. Чётко выраженная гражданская позиция. Взаимное уважение. И, очевидно, прозрение насчёт планов братства вольных каменщиков. Оба пошли на предательство осознанно, пытаясь хоть чем-то помочь России и хоть как-то спасти её. По пути на Кавказ Пушкин побывал в Орле, где встретился с генералом Ермоловым. Тот, всячески нахваливая творчество Пушкина, обронил фразу: «Вот это поэзия! Это не стихи нашего знакомого Грибоеда, от жевания которых скулы сводит». Словно протестуя на такие слова, Пушкин потом вложил это унизительное прозвище – Грибоед – в уста грузин-погонщиков, показав, что вся политика Ермолова на Кавказе – заблуждение. Да и всю сцену он придумал для того же.

Итак, после рассмотрения возможного сотрудничества Грибоедова и Пушкина с императорским сыском обратимся к ещё одному великому русскому поэту – Лермонтову. Но он-то тут при чём? На момент восстания декабристов ему было всего одиннадцать лет, так что этой связи здесь быть не может. Но нам Михаил Юрьевич интересен не сотрудничеством с тем же органами, про которые говорилось выше, а возможностью его планов по такому сотрудничеству!

В масонские ложи Лермонтов никогда не вступал. Хотя планировал. Его двоюродный дядя, Алексей Столыпин, родственник будущего премьер-министра и реформатора России, рекомендовал его к вступлению самому Бенкендорфу, однако Лермонтов очень быстро разобрался, что тут к чему. Его, как и Грибоедова с Пушкиным, в масонстве привлекали идеи свободы, светлого будущего, справедливости и самосовершенствования. Но умный и проницательный человек был Михаил Юрьевич, щёлкнув этот гнилой орех и вовремя увидев его нутро. Он отстранился от братства подальше, однако на тот момент располагал уже достаточным объёмом информации для предоставления властям компромата. Как уже говорилось, и Александр, и Николай Павловичи масонские ложи, как и любые тайные общества, совершенно ненавидели и строжайше запрещали. Николаю вообще пришлось намного сложнее, чем брату – в его царствование всё это подполье расцвело как сирень в мае. При этом государь либо знал, либо догадывался, что окружён масонами со всех сторон, но поделать ничего не мог – не было достаточно доказательств. А Лермонтов как раз такую информацию мог бы предоставить. Однако об этом Николай не ведал и поэта очень не любил, причём – внимание – за его вздорный и склочный характер!

Скажем правду – Лермонтов был совершенным неврастеником. Перепады настроения у него могли случаться настолько резко, что никто вокруг даже не мог понять, что послужило тому причиной. Из миролюбивого и обходительного человека он вдруг мгновенно превращался в чудовище, готовое унижать и оскорблять каждого на своём пути. Тяжелейший характер. И вот именно он и стал причиной конца великого русского поэта. Николай распорядился отправить Лермонтова служить в горячую точку – на Кавказ, с пометкой, «дабы поручик Лермонтов непременно состоял налицо во фронте, и чтобы начальство отнюдь не осмеливалось ни под каким предлогом удалять его от фронтовой службы в своем полку». Сразу невольно всплывает ассоциация с библейским сюжетом о Давиде и Урии, хотя и без Вирсавии. Государь, как несостоявшийся рыцарь своей эпохи, таких людей презирал и считал полезным для них испытания подобного рода. Для братства же вспыльчивость Лермонтова могла выйти боком – он попросту где-нибудь в свете выдал бы на публику всё, что знает. А высокопоставленные масоны, такие как шеф жандармов Бенкендорф или канцлер Нессельроде, своими местами и репутацией очень дорожили, и не хотели их потерять благодаря внезапному нервному срыву молодого поэта. Возможно, именно Бенкендорф повлиял на Николая с решением об оправке Лермонтова на Кавказ. Там устранить поэта было гораздо проще, чем в столице. Устроили так, что поэт оказался в одном полку со своим старым приятелем Николаем Мартыновым, с которым у него были очень своеобразные отношения. Лермонтов постоянно Мартынова задирал, писал на него эпиграммы и всячески старался задеть. В приятельских отношениях между мужчинами это не редкость, однако всему есть предел, и здесь эту линию, судя по всему, Лермонтов перешёл. Он допустил бестактность по отношению к сестре Мартынова, за что и был вызван им на дуэль.

Дуэль состоялась в июле 1841 года у подножия горы Машук, при этом секундантами из четырёх человек трое оказались действительными масонами! Это уже упоминавшийся Столыпин, а также князья Трубецкой и Васильчиков. Четвёртый секундант, корнет Глебов, единственное нейтральное лицо в этой истории и единственный человек, оставшийся под проливным дождём с истекающим кровью поэтом в ожидании транспортировки. Фактически, на руках у Глебова Лермонтов и умер. Остальные же господа благополучно ушли в ночь, как говорится, выполнив возложенную на них миссию по контролю за устранением поэта. Дошло даже до того, что на следствии по делу о дуэли Трубецкой с Васильчиковым не упоминались вовсе, будто их там и не было.

Касательно самой дуэли существует масса описаний и версий, вплоть опять же, как с Пушкиным, до снайпера в кустах с винтовкой. Мартынов, дескать, потом не раз повторял: «Да, стрелял. Но не убивал!». Поводом служит обстоятельство, что пуля, нанесшая Лермонтову смертельную рану, прошла навылет под углом около 35° к горизонту, попав в правый бок под нижнее двенадцатое ребро, а вышла с противоположной, левой стороны грудины между пятым и шестым ребрами. Говорят, что такая траектория невозможна, поскольку секунданты описывали положение дуэлянтов иначе. Выходит, киллер сидел в кустах снизу и сбоку от Лермонтова, а пуля шла по восходящей траектории. Однако место дуэли потом подробно осмотрели, и выяснилось, что Лермонтов стоял против Мартынова на небольшом возвышении и был повёрнут к нему правым боком. Правая же рука его в момент выстрела Мартынова была поднята вверх – в ней поэт сжимал свой пистолет и произвёл выстрел в воздух – как настоящий фаталист, он всегда поступал так на дуэлях. Возможно, на это организаторы дуэли тоже рассчитывали. При таком положении тела левая часть грудины и левое плечо опускаются вниз. Так что ничего странного здесь нет. Дуэльный пистолет, из которого был убит Лермонтов, обладал достаточной убойной силой, чтобы с пятнадцати шагов пробить грудную клетку взрослого мужчины, поэтому дискуссия о слабости оружия тоже несостоятельна.

Итак, Лермонтов последовал за своими предшественниками-литераторами, встав на пути у организаторов и исполнителей Великого плана переустройства мира. Всего через семь лет после смерти Лермонтова Европу сотрясла «Весна народов», которую так скрупулёзно готовили братья и которой ничто не должно было помешать. Европа вновь начинала новую жизнь, вставая теперь уже окончательно на путь к большой всемирной войне.

Перечитывая стихи Пушкина из школьной программы, не перестаю улыбаться, осмысливая их по-новому. Они просто напичканы масонской символикой! Разумеется, в советской школе об этом никто даже и помыслить не мог. Что это за «звезда пленительного счастья» из «К Чаадаеву»? Что за странный образ такой? Да вот же она, родимая!

И что это за таинственные «Оковы тяжкие падут, Темницы рухнут – и свобода Вас примет радостно у входа, И братья меч вам отдадут» из послания к декабристам, хорошо знакомого нам по первым строчкам «Во глубине сибирских руд»? Свобода – главный символ и завлекалка масонов, которым они дурят и продолжают дурить головы людям во всем мире по сей день. Братья – тут даже комментировать нечего, и так всё ясно. Меч – не «символ борьбы против ненавистного царизма», а главный инструмент для посвящения в масоны и принятия в ложу. На церемониях посвящения использовали шпагу – меч в поэтическом прочтении.

Сотрудничали русские поэты с властью или нет – вопрос до сих пор открытый. Необходимо собирать дополнительные материалы и доказательства. Однако при всестороннем взгляде на эпоху и сопоставление событий, происходивших тогда, всё приводит именно к этому. Возможно, впоследствии это даже вошло в традицию – только сейчас, например, начинают появляться документы, проливающие свет на сотрудничество Маяковского с ЧК. А как закончил великий советский поэт, думаю, известно всем. В любом случае, это сотрудничество было порождено не низменными чувствами и трусостью, а радением о собственной стране и народе, твёрдой гражданской позицией. Таких литераторов на Руси, к сожалению, почти уже не делают.

promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 39
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded