zol_dol (zol_dol) wrote in uctopuockon_pyc,
zol_dol
zol_dol
uctopuockon_pyc

Categories:

Роль Сталина в Сталинградской битве


Видимо настало время отойти от тенденциозного подхода к анализу разработки и осуществления контрнаступательной операции «Уран», содержащегося в мемуарах Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления». В свете обнародованных документов и новейших исторических исследований необходимо отказаться от преувеличения роли Г.К. Жукова в Сталинградской битве. Она была отнюдь не триумфальной и вовсе не решающей, а отличалась необоснованными досадными просчетами, непоследовательностью и незавершённостью в достижении поставленных целей. Вместе с тем сделанный Г.К. Жуковым анализ неудач боевых действий частей Красной Армии в период обороны города, временных успехов, серьёзных упущений и непоправимых ошибок командования Вермахта, соединённый с всеобъемлющими оценками положительного опыта боевых действий различного рода советских войск явились весомым вкладом в разработку планов контрнаступательных операций частей Красной Армии в районе Сталинграда. «Во время Сталинградских событий, – отмечает выдающийся отечественный историк, генерал армии М.А. Гареев, – именно Г.К. Жуков вместе с А.М. Василевским вовремя уловили момент, когда надо было отказываться от растраты сил на продолжение многочисленных контрударов, копить силы и подготовить более основательную наступательную операцию, завершившуюся окружением и уничтожением 300-тысячной группировки противника».

Однако исторические исследования движутся вперёд. И в свете новых документов оказывается несостоятельным миф о «тайне трёх» в разработке операции «Уран», содержащийся в книге Г.К. Жукова «Воспоминания и размышления». Дело в том, что во второй половине 90-х годов были рассекречены журналы посещений И.В. Сталина, в которых скрупулезно фиксировались все его встречи и беседы с должностными лицами. Как утверждал Г.К. Жуков в своих мемуарах, 12 и 13 сентября 1942 года состоялись встречи И.В. Сталина с ним и с А.М.Василевским. Именно тогда было положено начало разработки плана стратегической контрнаступательной операции в районе Сталинграда. Однако в это время в сталинских журналах встречи с Жуковым и Василевским не значатся. Их просто в эти дни не было в Москве. На это обстоятельство обращает внимание видный британский военный историк Джеффри Робертс, который считает, что Сталин не мог встречаться с Жуковым между 31 августа и 26 сентября 1942 года, а Василевский виделся со Сталиным, но только не между 9 и 21 сентября 1942 года, поскольку они были заняты на других местах и отсутствовали в Москве большую часть сентября

Как свидетельствуют исторические документы и факты Ставка ВГК, ГКО и лично Сталин приступили к планированию контрнаступательных операций на юго-восточном фланге советско-германского фронта, в районе Сталинграда уже в начале лета 1942 года, сразу же после поражений советских войск в Крыму и под Харьковым. Выбор времени разработки плана был отнюдь неслучайным, а опирался на фундаментальный анализ сложившейся геополитической обстановки, строился с учетом боевых действий на советско-германском фронте и базировался на детальном изучении обширной информации, полученной по каналам советских разведывательных органов. Советское руководство вовремя раскрыло план нацистской верхушки, нацеленного на захват нефтеносных районов Северной Африки, Ближнего Востока и Передней Азии («план Ориент»). Его осуществление было увязано с завоеванием Кавказа и перекрытием русла Волги в районе Сталинграда («план Блау»). В центре военной кампании стояло овладение богатейшими месторождениями углеводородного сырья (уже к началу 1942 года Германия стала испытывать огромные трудности с обеспечением нефтепродуктами), а в случае её победоносного завершения открывалась реальная возможность втягивания в войну Турции и Японии на стороне Германии. Реализацию своих авантюристических планов германское руководство связывало с опережением ввода в боевые действия свежих сил и новых резервов Красной Армии.

Советское руководство вовремя раскрыло планы германского командования и приняло неотложные меры к их срыву. В начале лета 1942 года Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин поручает Генеральному штабу сделать наметки основных положений масштабного наступления в районе Сталинграда. По заданию Сталина идея Сталинградской наступательной операции была разработана старшим офицером Оперативного управления Генштаба полковником, (а в последствии генерал-лейтенантом Потаповым). Большой вклад в разработку этого плана внёс генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин, занимавший в 1940-1942 годах ряд ответственных постов в Генштабе. Намеченный план был рассмотрен начальником Генерального штаба генерал-полковником А.М. Василевским. Подготовленный документ был подписан А.М. Василевским и Потаповым 30 июля 1942 года. Составленный план был направлен И.В. Сталину. Ознакомившись с представленным документом, Верховный поручил А.М. Василевскому довести до сведения Г.К. Жукова первоначально разработанный план.

В дальнейшем в соответствии с указаниями И.В. Сталина в сентябре – октябре 1942 года Г.К. Жуков и А.М. Василевский были направлены в район Сталинграда для изучения конкретной обстановки и увязывания плановых установок на главных направлениях намечаемых ударов. Выводы двух полководцев были однозначны: для разгрома сталинградской группировки противника по частям Вермахта необходимо нанести сокрушительные удары, которые могут быть обеспечены только мощными резервами и более основательной подготовкой советских войск 27-29 сентября 1942 года. Ставка ВГК рассмотрела предложения А.М. Василевского и Г.К. Жукова и утвердила в основном план будущего контрнаступления. В течении октября и начале ноября 1942 года Генштаб, руководимый А.М. Василевским, осуществлял доводку намеченного плана совместно с командующими родов войск Вооруженных сил и фронтов, их штабами и военными советами, с представителями Ставки. В это же время, находясь в действующей армии, Г.К. Жуков и А.М. Василевский дорабатывали составленный план с учетом мнений командующих фронтами сталинградского направления К.К. Рокоссовским, Н.Ф. Ватутиным и А.И. Ерёменко.

В итоге напряжённой, полной творческих поисков работы сложился всесторонне обоснованный план контрнаступления советских войск под Сталинградом. 13 ноября 1942 года он был утверждён Ставкой ВГК и лично Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным. План получил кодовое наименование «Уран». В архиве советского Генерального штаба сохранилась большая карта, озаглавленная «План контрнаступления в районе Сталинграда». В «легенде» карты перечислены все соединения, участвующие в операции, приведены их силы и расчеты средств усиления, определены ближайшие задачи фронтов и армий. Вверху на карте, слева от названия операции синим карандашом написано «Утверждаю» и поставлена подпись «Сталин».

И.В. Сталин руководил всей работой над планом контрнаступления, детально и компетентно рассматривал все узловые вопросы его составляющие. Подготовка к контрнаступлению носила многоплановый характер и прошла определённые этапы. Она охватывала создание необходимых материально-технических ресурсов, наращивание производства новой военной техники и вооружений, укомплектование стратегических резервов, перегруппировку и передислокацию воинских соединений и формирований, широкий спектр военно-разведывательных действий и дезинформационных мероприятий, адресованных противнику. Принимались необходимые меры по ускоренной доставке резервов войскам, участвующим в контрнаступлении. Для этого осуществлялось строительство новых и расширение действовавших железнодорожных линий и участков (в начале августа 1942 года вступила в строй линия Кизляр-Астрахань, протяжённостью более 348 километров, началась эксплуатация южного участка железной дороги Свияжск-Ульяновск, железнодорожной линии Саратов-Иловля вдоль правого берега Волги). Всё это позволило резко увеличить объём воинских перевозок с севера на юг и ускорить подготовку к проведению наступательных операций.

Большим новшеством в плане контрнаступательной операции явилось массированное использование артиллерии. И.В. Сталин лично разработал теоретические вопросы и практику артиллерийского наступления. С этого момента это стало основной формой применения артиллерии во всех наступательных стратегических операциях. 19 ноября 1942 года мощной артиллерийской подготовкой началось контрнаступление советских войск в районе Сталинграда. С тех пор 19 ноября стал отмечаться как День артиллерии.

Одно из ведущих и определяющих мест в системе плановой подготовки отводилось определению места и времени перехода к контрнаступательной операции. Как справедливо указывает видный отечественный историк, участник Великой Отечественной войны, генерал армии М.А. Гареев: «Следует прежде всего отметить выбор Ставкой ВГК и Генштабом момента для перехода в контрнаступление, когда наступление противника уже выдохлось, группировки его войск были растянуты, фланги ослаблены, а переход к обороне не осуществлён. Весьма удачно, с учётом наиболее уязвимых мест (оборонявшихся румынскими войсками) были определены направления главных ударов с целью окружения и уничтожения наиболее сильных группировок под Сталинградом. Сталинградская битва закончилась окружением и уничтожением 300-тысячной группировки гитлеровцев и потрясли всю Германию».

План контрнаступления был органически увязан с совокупностью внутренних и международных факторов своего времени. Подготовка и осуществление плана контрнаступления строились с учётом развития обстановки как на советско-германском фронте, так и на других театрах военных действий Второй Мировой войны. Принимались во внимание основные тенденции развития международной обстановки и столкновение геополитических интересов воюющих стран. При этом особенно учитывалось углубление межсоюзнических отношений в рамках складывавшейся антигитлеровской коалиции.

Весь план предстоящего решающего наступления был нацелен только на победу. В этом отношении он строился с учетом субъективных и объективных факторов. В активе у советского военно-политического руководства были неуклонно наращиваемый военно-экономический потенциал страны, неоспоримое превосходство в людских ресурсах, постоянно совершенствующаяся боевая выручка личного состава Красной Армии, небывало высокий подъем патриотических настроений советского народа, вызванный справедливым, освободительным характером Великой Отечественной войны. На полях сражений это находило своё выражение в неоспоримых преимуществах Красной Армии в живой силе, боевой технике и вооружений.

Рассматривая процесс разработки и принятия плана контрнаступления советских войск под Сталинградом военный историк, генерал армии М.А. Гареев приходит к выводу: «Исторически, в конечном счете, идея, замысел принадлежит тому, кто её принял и взял на себя ответственность за её осуществление, а именно Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину».

В отечественной исторической литературе довольно обстоятельно освещается ход контрнаступления советских войск под Сталинградом (операция «Уран»). Однако в большинстве публикаций боевые действия частей и формирований Красной Армии в период контрнаступления описываются одномерно, от успеха к успеху, без указания на трудности и противоречия и определённые «издержки» в выполнении поставленных задач. Об ошибках и просчетах в выполнении говорится скупо или вообще умалчивается. Более того в последнее время авторы «новых исследований» тенденциозно пытаются искусственно завысить потери наступавших войск, которые являлись якобы неизбежным следствием некомпетентных действий и ошибок командного состава частей Красной Армии.

Примером может служить описание рейда 24-го танкового корпуса генерал-лейтенанта В.М. Баданова, проведённого в 20-х числах декабря 1942 года в районе Тацинской. Прорвавшись в тыл врага, корпус перерезал железнодорожную ветку Сталинград-Лихая, уничтожил 56 транспортных самолётов противника; в руки советских частей попало большое количество самолётов и другой немецкой военной техники. Однако корпус был блокирован немецкими частями. Баданов удерживал взятые позиции четыре дня. При активной помощи командования Юго-Западного фронта корпус Баданова с большим трудом удалось вырваться из окружения, потеряв в этих боях почти половину численности своих танков. Тем не менее, этот рейд помешал немцам снабжать окружённую в Сталинграде 6-ую Армию и вынудил фон Манштейна перевести 48-ой танковый корпус в оборону, а не освобождать его с помощью сталинградскую группировку. В действительности именно решительность, находчивость и умелое использование манёвра, проявленные командиром корпуса В.М. Бадановым, вызвали растерянность у командования частей Вермахта и сорвали их продвижение к Сталинграду. Смелый и дерзкий рейд танкового корпуса генерала Баданова получил высокую оценку Ставки ВГК: 24-й танковый корпус был преобразован во 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус и награждён орденом Ленина.

Были ли трудности в проведении контрнаступления советских войск под Сталинградом? Безусловно, были. К числу важнейших из них следует отнести, во-первых, неточные данные о численности группировки противника в районе Сталинграда (она оказалась в 330 000 человек, а не вдвое меньше по данным разведки накануне наступления) и, во-вторых, были явно недооценены возможности стойкого и упорного сопротивления окружённых немецких войск. В этой связи необходимо более глубокое освещение действий командования войсками Донского (командующий генерал-лейтенант К.К. Рокоссовский) и Юго-Западного (командующий генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин) фронтов, а также их отдельных соединений, в частности 65-й (командующий генерал-лейтенант П.И. Батов) и 21-й (командующий генерал-майор А.И. Данилов) армий в Сталинградской контрнаступательной операции. Ведь именно действия командований этих фронтов позволили умело переиграть противника на заранее им подготовленных рубежах, добиться эффективного взаимодействия родов войск и успешно осуществить окружение немецко-фашистских войск. Боевые действия частей и соединений Донского и Юго-Западного фронтов помогли своевременно развернуть наступление войск Сталинградского фронта.

Вплоть до последнего времени в некоторой имеющейся литературе, особенно популярной, весьма упрощенно представлена операция «Кольцо». Прежде всего, недостаточно чётко выявлены причины перехода к этой операции. Дело в том, что в ходе ноябрьских и декабрьских сражений 1942 года советскому командованию не удалось превратить в единый и непрерывный (без пауз) процесс окружения, расчленения и уничтожения по частям войск 6-ой и части сил 4-ой танковой немецких армий. В сущности, осуществление операции «Уран» не привело к окружению группировки немецких войск в районе Сталинграда. Причины такого положения заключались в следующем. Во-первых, войскам Донского фронта не удалось на первом этапе контрнаступления отсечь, окружить и уничтожить так называемую «задонскую группировку» противника и образовать тем самым брешь на северо-западном фасе окружения. Во-вторых, ошибочная оценка разведкой фронтов сил окружённой группировки, преуменьшение их в три раза не позволило фронтовому командованию объективно оценить возможности окружённых, а в результате это приводило каждый раз к постановке советским войскам, по существу, непосильных задач. В-третьих, окружённый противник, широко используя оборонительные сооружения бывших сталинградских обводов, стремился во чтобы то ни стало выполнить приказ Гитлера об удержании района Сталинграда, «крепости Сталинград». При этом расчёт строился на помощи извне и поддержке боеспособности войск в результате мер дисциплинарного и морально-психологического характера, принимавшимися командованием 6-ой Армии. Всё это создавало предпосылки для того, чтобы части и соединения противника дрались до последних возможностей и исключительно упорно.

В силу этих и некоторых других причин возникла необходимость проведения войсками Донского фронта в январе-феврале 1943 года тщательно подготовленной наступательной операции с целью окончательного разгрома окружённой группировки противника. Эта операция вошла в историю под кодовым наименованием «Кольцо». По времени она совпала с общим наступлением Советских Вооружённых Сил на втором этапе зимней кампании 1942/1943 годов ГКО, Ставка ВГК приняли решение об объединении всех войск, находившихся на внутреннем фронте окружения, в один Донской фронт. Командующим фронтом был назначен К.К. Рокоссовский. В целях удобства и надёжности управления переданными в состав Донского фронта 62-й, 64-ой и 57-ой армиями бывшего Сталинградского фронта был создан в районе Наримана временный пункт управления во главе с заместителем командующего войсками фронта.

События, связанные с проведением операции «Кольцо» условно подразделяются на три этапа. На первом этапе – 10-12 января 1943 года – ударная группировка Донского фронта нанесла поражение соединениям 14-го танкового и 8-го армейского корпусов противника на западном фасе окружения, со срезом так называемом «Мариновского выступа». Однако отсечь противника в выступе не удалось. Командование вермахта, почувствовав угрозу отсечения, спешно отвело свои соединения и части на второй рубеж обороны. На втором этапе операции – с 13 по 17 января 1943 года – действия войск Донского фронта приобрели большой размах и оказались более успешными. Под ударом с запада противник был отброшен на третий рубеж обороны. Третий этап операции «Кольцо» – с 18 января по 2 февраля 1943 года был самым продолжительным и завершился окончательной ликвидацией окружённых немецко-фашистских войск в Сталинграде.

С окончанием операции «Кольцо» представитель Ставки ВГК генерал-полковник артиллерии Н.Н. Воронов и командующий войсками Донского фронта К.К. Рокоссовский доложили Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину о том, что в 16.00 2 февраля 1943 года советские войска завершили разгром и уничтожение окружённой сталинградской группировки противника. В тот же день последовал один из приказов Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина с поздравлением командования Донского фронта с успешной ликвидацией окружённых войск под Сталинградом. Всем воинам фронта – бойцам, командирам и политработникам – была объявлена благодарность. Такого рода приказы в последующем стали традицией в Советских Вооружённых Силах. Операцией «Кольцо» завершилась Сталинградская битва, продолжавшаяся 200 дней и ночей.



Исходным руководящим положением в характеристике советских полководцев и военачальников в период Сталинградской битвы, на мой взгляд, должны быть следующие мысли, высказанные Маршалом Советского Союза Б.М. Шапошниковым весной 1942 года: «Эта война, какой еще не знало человечество, позже, когда нас на свете не будет, привлечет обостренное внимание историков. Потому нельзя оставлять после себя одни белые пятна, преступно говорить только об успехах, скрывая жесточайшую правду. И пусть потомки увидят не только мужество солдат наших, но и трагические просчеты генералов… Пройдут годы, и какой-нибудь листок из блокнота, написанный комбатом в траншее за минуту до его гибели, станет важным историческим документом… Сберечь бы всё это!».

До сих пор в исторических публикациях о полководцах и военачальниках Сталинградской битвы доминируют субъективистские и политизированные, конъюнктурные подходы. Часто их деятельность беспристрастно и довольно сухо официально рассматривается как последовательное восхождение вверх по ступеням служебной лестницы от успеха к успеху, от победы к победе. Но главное, в этих публикациях не отмечены те характерные черты руководства войсками, которые были присущи этим советским командирам в дни Сталинградской битвы. Между тем, в последние годы были заново изданы воспоминания советских полководцев и военачальников, в которых помещены авторские тексты, ранее изъятые цензурой. Такие материалы позволяют более полно раскрыть оценки их авторов непростых, подчас весьма противоречивых и трагических событий, в которых полководцы и военачальники принимали непосредственное участие, и сами выступали творцами военной истории. Вышли в свет и новые исследования о военной деятельности командиров Великой Победы.

Особенно много измышлений разного толка содержатся в освещении личности И.В. Сталина. Так называемые «независимые» и «демократические» исследования о роли Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина выполнены в духе набивших оскомину постулатов хрущевской критики «культа личности». При этом выбрасывается за борт и та непреложная историческая истина, что именно этот человек был Верховным Главнокомандующим Вооружёнными Силами Советского Союза, которые наголову разгромили фашистских агрессоров. Маршал Советского Союза А.М. Василевский, который всю войну проработал вместе с И.В. Сталиным, был, что называется бок о бок, рядом с И.В. Сталиным, в полной мере мог оценить место и роль этого неординарного руководителя и человека в годы Великой Отечественной Войны. «Главное для Сталина была сила и мощь страны,– отмечает А.М. Василевский. – Полагаю, что Сталина, несомненно, можно отнести к разряду выдающихся полководцев. Другое дело, что он таким стал не сразу. Именно Сталин осуществлял общее политическое и стратегическое руководство войной, его заслуги в достигнутой победе трудно переоценить. В то же время он был противоречивой личностью».

Авторы, негативно относящиеся к советскому периоду истории Отечества, преднамеренно искажают или вообще замалчивают роль Сталина в великой битве на Волге. Однако появившиеся в последние годы исследования В. Суходеева, Ю. Емельянова, А. Мартиросяна, Ю. Жукова, К. Романенко и С. Кремлева позволяют восстановить правду о личности партийного, государственного и военного руководителя. А ведь именно в период Сталинградской битвы впервые во всей полноте проявились выдающие качества И.В. Сталина как полководца, военного руководителя. Как свидетельствуют документы, И.В. Сталин лично руководил организацией обороны города на Волге, подготовкой и осуществлением Сталинградской контрнаступательной операцией. Принимая во внимание масштабность развернувшегося у стен Сталинграда сражения, невольно возникает вопрос об уровне компетенции и эффективности сталинского руководства. Среди многочисленных критериев оценок необходимо выделить один из важнейших показателей деятельности командующего войсками – это размер среднесуточных безвозвратных потерь в живой силе. Именно этот показатель характеризует отношение военачальника к человеческим жизням вверенных ему войск во время боевых действий. В этом отношении сам И.В. Сталин показал великолепный пример. В Сталинградском сражении, лично им спланированном и организованном, потери в живой силе были в 2-2,5 раза ниже, чем в любой иной из наиболее известных битв Великой Отечественной войны.
http://zavtra.ru/blogs/rol-stalina-v-stalingradskoj-bitve
Tags: ВОВ, Великая Отечественная, Вторая мировая, Сосо Бесович Джугашвили, история СССР
Subscribe
promo uctopuockon_pyc ноябрь 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments