Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

250 лет Чесменской баталии: «Отовсюду мечет гром Россия на врагов!»

Кандидат исторических наук и заместитель главного редактора журнала "Урал" Сергей Беляков напоминает:[Spoiler (click to open)]https://svpressa.ru/society/article/70563/


Чесма — величайшая победа русского флота, а чесменских героев — Спиридова, Грейга, Ильина — помнят только историки. Алексея Орлова-Чесменского иногда путают с его братом Григорием, фаворитом Екатерины.

В 1768 году Османская империя объявила войну России. Русская армия быстро доказала свое превосходство над турками, но нанести туркам удар с моря она не могла. На Черном море у России не было ни портов, ни кораблей. Спешно сформировали Азовскую флотилию, но путь в Черное море ее кораблям закрывала турецкая крепость Керчь.

Collapse )

promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…
  • prajt

Ерминия Жданко и тайна «Святой Анны»

Если бы за настоящие приключения давали бы «Оскаров», то история с полярной шхуной «Святая Анна», наверное, получила бы наград не меньше, чем нашумевший фильм о «Титанике». Тем более что драматические события разворачивались примерно среди тех же льдов и айсбергов.
В злосчастный год гибели крупнейшего лайнера мира отправилась навстречу льдам и неизвестности небольшая парусная шхуна, бывшее зверобойное судно «Святая Анна».

Святая Анна 1912

Collapse )
  • prajt

Операция спецслужб США «Вьюнок»

Борьба разведок и контрразведок России и США не прекращается ни на минуту. Об одной из прекрасно подготовленных и реализованных операций по прослушиванию подводных кабельных сетей связи ВМФ СССР стоит рассказать подробнее.

Что послужило в конце 70-х годов причиной возникновения идеи прослушивания секретных линий связи, расположенных на дне водных бассейнов, прилегающих к территории Советского Союза, можно только предположить. Возможно, на эту мысль натолкнуло изучение опыта немецких подводных лодок времен Великой Отечественной войны, когда немецкие специалисты прослушивали трансатлантические кабели связи.



[Дальше...]
Как бы то не было, но в 1970 году начальнику Отдела подводных операций разведуправления ВМС США Джеймсу Фрэнсису Брэдли пришла в голову мысль, как установить местонахождение секретных подводных кабелей связи: он вспомнил, что в детстве ездил на пароходе по Миссисипи и видел предупреждающие знаки "Не швартоваться: кабель".
А что, если такие знаки стоят и на советском побережье, предупреждая о прохождении кабельной линии.

Дополнительное изучение мест базирования советских подводных лодок и возможных размещений линий связи баз с управляющими штабами привело к определению места будущего проведения операции – Охотское море. По расчетам, именно там мог располагаться секретный подводный кабель, связывающий базу подлодок в Петропавловске-Камчатском со штабами во Владивостоке и Москве. Американские специалисты предполагали, что по этому кабелю передается информация о ракетных стрельбах, боевой подготовке, сведения технического характера по системам обеспечения и обслуживания подводных лодок, стратегическом и тактическом планировании. Специалисты разведки США допускали, что в расчете на засекреченность и труднодоступность этих линий связи информация по ним передавалась либо открытым текстом, либо с минимальным уровнем криптографической стойкости.

Отделом Джеймса Брэдли рассматривались, кроме Охотского, еще акватории Балтийского и Баренцевого морей. Выбор Охотского моря основывался на том, что именно здесь находилась одна из крупнейших баз подлодок стратегического назначения, которая располагалась на достаточно большом расстоянии от органов управления. Но этот вариант имел и проблемы: площадь моря составляет более 600 тыс. кв. миль и найти на его дне кабель толщиной 13 сантиметров задача не из легких.

Брэдли предложил отыскать на берегу предупреждающие и запрещающие знаки с помощью перископа – это значительно бы ограничило район поиска, поскольку в месте прокладки секретной линии связи должен быть запрещен траловый лов рыбы и подводные работы. Еще одну трудность необходимо было преодолеть: кабель располагался на глубине около 130 метров, и работа водолазов на такой глубине сопряжена со смертельной опасностью. Но и эта проблема была решена. Подводную лодку «Хэлибат» (USS Halibut), планируемую к участию в операции, оснастили декомпрессионной камерой и создали новое водолазное снаряжение.

У американцев был неудачный опыт поиска советских телефонных линий в 70-е годы возле острова Сицилия. В результате нескольких походов подлодок был обнаружен итальянский кабель времен прошедшей войны. Поэтому стоило больших трудов уговорить руководство страны дать добро на осуществление операции по подключению к секретной линии связи в территориальных водах СССР. Район Камчатки был интересен спецслужбам США еще и потому, что здесь кроме пункта базирования подлодок находился полигон, предназначенный для проведения стрельб межконтинентальными баллистическими ракетами. И, конечно, по скрытой линии связи должна передаваться информация о результатах пусков ракет.



"Кокон"






В то время тайные операции за рубежом спецподразделениями США проводились только с разрешения так называемого «комитета 40», в который входили директор ЦРУ, председатель объединённого комитета начальников штабов ВС и другие высокопоставленные лица из правительства и конгресса. Председателем этого комитета был Киссинджер, имеющий право самостоятельно, без одобрения комитета, принимать решения о проведении зарубежных разведывательных операций. Подробный, убедительный доклад Брэдли убедил Киссинджера, и тот взял ответственность за риск по осуществлению операции по установке прослушивающего устройства на себя.
Подготовка к операции подлодки «Хэлибат» и планирование маршрута заняло некоторое время. Любой заход "чужаков" в территориальные воды СССР являлся грубейшим нарушением суверенитета страны, а подлодке для подключения к кабелю требовалось подойти как можно ближе к советской береговой линии. На подлодке дополнительно установили специальную аппаратуру и глубоководный аппарат для спасения водолазов: шлюзовую и декомпрессионную камеры.

В октябре 1971 года «Хэлибат» вышла из Мэриленда и взяла курс на Охотское море. Маршрут был проложен через Алеутские острова и Берингово море, что позволило избежать нежелательных встреч с советскими кораблями. Путь, который корабли проходят за две недели, подлодка преодолела за более чем четыре недели. Перед тем как войти в Охотское море, подлодка несколько часов маневрировала между островами Курильской гряды и Камчаткой. Участники этой операции вспоминали, что хорошо запомнили прекрасный вид действующего вулкана, увиденного ими в перископ. Большая часть экипажа подводной лодки не знала об истинных причинах похода – они считали, что основной целью плавания был поиск частей советских ракет на дне Охотского моря. В состав экипажа входила группа специалистов по обслуживанию специальной аппаратуры, использующейся для подключения к линиям связи и обработки полученной информации.

Находясь на перископной глубине, подлодка медленно обследовала навигационные знаки, расположенные на побережье. Каждые три часа для проверки отсутствия слежения за ней советской подлодки, «Хэлибат» приходилось уходить далеко от берега. На поиски знаков ушло больше недели. Наконец был замечен знак, предупреждающий о том, что в связи с нахождением в этом районе кабеля все подводные работы запрещены.
Начались поиски самого кабеля. На дно было спущено радиоуправляемое устройство с вмонтированной телекамерой и мощным прожектором. С помощью этого устройства удалось в мутной воде найти кабель. Лодка отошла подальше от берега и «нависла» над кабельной линией. Водолазы закрепили на кабеле специальную аппаратуру, которая могла принимать сигналы по нескольким каналам сразу, но только в течение нескольких суток. Питание устройства поддерживала литиевая батарея.



USS Halibut



После подключения подслушивающей аппаратуры специалисты на борту подлодки смогли проверить работу устройства. Тестирование прошло успешно. Поскольку официальной версией нахождения американской подлодки вблизи российских берегов был поиск затонувшей советской противолодочной ракеты, водолазы отыскали и загрузили обломки ракеты в специальную емкость. Выполнив поставленную задачу, «Хэлибат» направилась в США к пункту базирования. Три месяца ушло у подлодки для возвращения.
После обработки полученной информации специалисты высоко оценили полученные сведения. Оказалось, что значительная часть переговоров советского руководства ВМФ и базы подводных лодок велась открытым текстом или шифровались примитивным кодом.

Успех окрылил американские разведывательные спецслужбы. Поскольку использованная в Охотском море для прослушивания аппаратура могла фиксировать информационные потоки только по нескольким каналам, разведчики поставили перед своими техническими службами задачу создать устройство, которое не только принимало бы сигнал со всех каналов кабеля, но и имело бы возможность работать автономно не менее нескольких месяцев. Это позволило бы подводной лодке не находиться вблизи кабельной линии, а с периодичностью в несколько месяцев снимать записанную за этот период информацию.

По заказу разведотдела штаба подводного флота корпорацией «Белл» (Bell Labs) разработано устройство, названное за свою форму «коконом», которое эффективно могло выполнить желаемые функции. Это устройство представляло собой цилиндр длиной более шести метров, а шириной около метра и весом приблизительно шесть тонн. В «кокон» была встроена ядерная энергетическая установка. Это новое устройство не было необходимости крепить непосредственно к кабелю, оно располагалось рядом с ним, используя для считывания информации эффект индукции.




В августе 1972 года устройство было размещено на подводной лодке, и «Хэлибат» снова отправилась в поход в сторону Охотского моря. В этот раз водолазы без проблем отыскали кабель и смонтировали «кокон» рядом с ним. Специалисты-радиоэлектронщики убедились, что аппаратура работает превосходно и эффективно осуществляет перехват. Через неделю лодка направилась обратно к берегам США, чтобы вернуться за принятой информацией через месяц. Но большая проблема возникла при изъятии водолазами кассет с записями спустя некоторое время. В этот день в Охотском море разыгрался сильнейший шторм. Не выдержали якоря подводной лодки, находящейся на большой глубине, - она стала резко всплывать, потащив за собой водолазов, которые были связаны с ней шлангами. Стремительное всплытие лодки подвергло опасности жизнь людей. Только умелые действия команды позволили спасти их.

Доставленная информация представляла собой настолько ценные сведения, что источник ее - кабель - был назван «золотой жилой». Походы «Хэлибат» стали регулярными, а самой операции было присвоено название «Вьюнок» (Ivy Bells). Фирма «Белл» получила задание на усовершенствование «кокона». Для исключения ситуации с обрывом якорей на подводной лодке были смонтированы специальные «лыжи», которые позволяли лодке мягко ложиться на грунт.

В 1975 году на смену отслужившей свой срок лодке «Хэлибат» пришла атомная субмарина «Сивулф» (USS «Seawolf» (SSN-575)). И хотя эта лодка была не новой, на ее модернизацию для проведения спецработ были выделены значительные финансовые средства. В течение двух лет «Сивулф» участвовала в реализации плана «Вьюнок». Но в процессе походов в Охотское море выявился недостаток подлодки - высокая шумность. В походах ее прикрывали две современные подлодки. Одна из них обеспечивала поиск и блокирование советских противолодочных систем, перед другой стояла задача отвлекать лодки противника от «Сивулфа».

В конце семидесятых годов, в связи с появлением на вооружении советского ВМФ нового поколения подлодок типа «Дельта», изменилась концепция применения стратегических морских ядерных сил. Американское руководство очень обеспокоило принятие на вооружение лодки, имеющей дальность стрельбы более 8000 километров, что делало невозможным их контроль американскими противолодочными системами. Срочно требовалась информация об изменениях в концепциях советского руководства по применению стратегических ядерных сил. Эксперты американских спецслужб дали заключение о необходимости прослушивания кабельных линий, идущих по дну Баренцева моря. Причина выбора этой новой акватории в том, что основные пункты расположения подлодок «Дельта» находятся на побережье Баренцева моря.

Еще несколько проблем обеспокоили американские разведывательные службы. Практически всегда советские субмарины появлялись в районах учений НАТО еще до прихода туда лодок участников. Внезапный и качественный скачок в строительстве новых советских подводных лодок - выпуск многоцелевых бесшумных лодок типа «Виктор III», которые не уступали по основным характеристикам американским подлодкам. Эти факты вызывали подозрение в наличие утечки секретной стратегической информации. После совещания на высшем уровне была одобрена операция по осуществлению прослушивания советской кабельной линии в Баренцевом море. Так операция «Вьюнок» начала реализовываться в другом районе советской морской акватории.

USS Seawolf (SSN-575)



Баренцево море

Но для выполнения этой миссии на этот раз была привлечена современнейшая атомная подлодка «Перч», приспособленная для ведения разведывательных операций. На подлодке была смонтирована модернизированная аппаратура для прослушивания. Прежде чем выйти в Баренцево море, «Перч» осуществила поход за данными, накопленными «коконом» в Охотском море. Поход в Баренцево море был задержан из-за проведения на высшем уровне американо-советских переговоров по ограничению вооружения. После подписания сторонами договора ОСВ-2 подлодка «Перч» вышла на задание. Поскольку операция представлялась очень рискованной, маршрут был избран необычный: Аляска - Берингов пролив - Северный полюс - Баренцево море. Основная команда не знала истинной цели похода – все считали, что проходит освоение нового маршрута.

Для размещения специальной группы радиоэлектронной разведки был перестроен торпедный отсек, также на лодке находилась взрывчатка для самоподрыва в случае критической ситуации. Теплым августовским вечером 1979 года подлодка вышла в поход. Аналитиками американских спецслужб было предложено искать кабель на выходе из Белого моря, поскольку кабель должен был связывать советский ремонтно-строительный центр подлодок с материком. По отработанной ранее технологии специалисты достаточно быстро нашли подводный кабель и установили рядом прослушивающее устройство. Результат работы команды «Перча» был по достоинству оценен руководством США и президентом Картером.

Летом 1980 года подводная лодка «Перч» не только сняла информацию с прослушивающих устройств в Охотском море, но и установила дополнительный «кокон» в Баренцевом море.

Пришедший к власти новый президент Рейган, прочитав доклад о подводных разведывательных операциях в российских прибрежных водах, одобрил дальнейшее их продолжение.

Но следующая операция по плану «Вьюнок» (vy Bells), которую проводила лодка «Сивулф» в Охотском море, закончилась неудачей. Командир субмарины при маневрировании навалился своими «лыжами» прямо на кабель. Это могло стать причиной неисправности кабельной линии и привело бы к обнаружению подслушивающего устройства при ремонте кабеля. К тому же опять поднялся шторм, что затруднило работу команды водолазов. После снятия информации с приборов подлодка с большим трудом оторвалась от дна и направилась в базу приписки.

Через достаточно короткий промежуток времени были получены фото со спутников, где в районе размещения подслушивающих устройств в Охотском море обнаружено сосредоточение большого количества советских судов. Опасения американских спецслужб подтвердились. Советскими техническим кораблями оба подслушивающих аппарата были подняты со дна и отправлены на военную базу. Принадлежность этих устройств была точно известна, поскольку они были снабжены табличками, указывающими, что их владельцем являются США.

При анализе произошедших событий американские специалисты подтвердили, что это не является случайной удачей русских. Установлено, что советские специалисты знали практически точно место размещения подслушивающих устройств. Исключался вариант, что русские обнаружили аппаратуру из-за «навала» «Сивулфа» на кабель, поскольку корабль технических служб с глубоководными устройствами на борту уже следовал к месту подъема во время операции «Сивулфа» в Охотском море. Из всего этого был сделан обоснованный вывод о наличии утечки информации в военных либо политических кругах США, знакомых с операцией «Вьюнок».

В советских газетах того времени была опубликована официальная версия о произошедшем в Охотском море. Первопричиной обнаружения американского «кокона» озвучен случайный обрыв кабеля тралом при рыбной ловле советскими судами в том районе. К предполагаемому месту повреждения кабеля было направлено специальное кабельное судно, которое при поиске обрыва на кабеле обнаружило на дне большой контейнер неустановленного назначения. Контейнер был поднят на борт судна, а затем доставлен в базу и переправлен далее в Москву для установления его предназначения и принадлежности. Эксперты КГБ и специалисты ВМФ дали однозначное заключение: найденный контейнер является высокотехнологичным автоматизированным подслушивающим устройством, изготовленным в США.

Правда, в этом сообщении есть одна неувязка.Этот район Охотского моря был объявлен запретным для рыбной ловли. В советское время подобные запреты выполнялись неукоснительно.

Американские разведчики оказались перед решением сложнейшей проблемы: означал ли провал операции в акватории Охотского моря то, что советские спецслужбы обнаружили прослушивающие устройства в Баренцевом море, не опасно ли посылать лодку «Перч» на съем информации к Кольскому полуострову? После длительного наблюдения всеми доступными средствами за ситуацией на советском севере, в 1982 году подлодка была направлена в Баренцево море очень замысловатым путем. Плавание длилось более пяти месяцев: вдоль побережья Южной Америки – мыса Горн – Фолклендских островов – через Атлантику в Баренцево море. На этот раз рядом с кабелем была установлена новая модификация «кокона», снабженная устройством подрыва в случае подъема на поверхность.

Удача команды была отмечена лично президентом Рейганом. Только в 1984 году лодка «Перч» вернулась в Баренцево море для съема информации с «кокона» - это был ее пятый поход по программе «Вьюнок». Доставленная информация была очень важной: сведения о принципах управления российскими подводными крейсерами, степени боеготовности, тактике и стратегии подводного флота при различных военно-политических ситуациях. Но самая важная полученная информация состояла в том, что по новой советской военной доктрине стратегические подводные лодки не планировалось использовать при первом ядерном ударе - они входили в стратегический резерв.

Американские спецслужбы не переставали вести поиск советских агентов в своих подразделениях. В 1985 году ФБР обнаружила, что офицер связи штаба подводного флота США работал на разведку СССР с 1968 года. Он передавал шифры, копии секретных документов, сведения по системам кодирования. Благодаря ему советское руководство знало о местах патрулирования американских подлодок, о новейших разработках в области модернизации подводных лодок США. Эти данные позволили Советскому Союзу не отставать от американских разработчиков в области строительства и оснащения новейших подводных лодок.

Чуть позже американское разведывательное сообщество потряс грандиозный скандал. В конце 1985 года был арестован бывший сотрудник Агентства национальной безопасности (АНБ) США Пелтон, который, как установили в ФБР, передал советской разведке большое количество секретных материалов, в том числе и по операции «Вьюнок». Пелтон продал КГБ информацию о прослушивании подводной кабельной линии связи у побережья Камчатки за 35 000 долларов. Американскому военному командованию теперь многое стало понятным из той неясной ситуации, которая складывалась в Охотском море в 1981 году. Однако, расследование, произведенное разведывательным управлением ВМС, показало, что Пелтон не имел доступа к данным о деятельности американских подводных лодок по плану операции «Вьюнок» в Баренцевом море, ни, тем более, в других районах Мирового океана.

Рональд Пелтон



Рональд Пелтон

Рональд Пелтон в период с 1964 по 1979 год являлся штатным сотрудником АНБ. Как специалист, свободно владевший русским языком, он работал в одном из подразделений агентства, занимавшемся дешифровкой записей переговоров советских военных и гражданских должностных лиц, перехваченных с помощью средств электронной разведки. В последние годы своей работы в агентстве Пелтону часто приходилось заниматься прослушиванием пленок принципиально нового характера. Как он предположил, они были получены при подключении к какой-то проводной линии связи русских на Дальнем Востоке, так как переговоры касались исключительно полуострова Камчатка.

Эти пленки поступали с периодичностью раз в 3–4 месяца, и тогда огромный вал информации для перевода буквально захлестывал сотрудников его отдела. Для Пелтона всё было нормально до 1979 года, когда он не прошел ежегодную проверку на полиграфе — «детекторе лжи». Во время проверки вскрылись его гомосексуальные наклонности, а таких сотрудников в агентстве не держали. Пелтону пришлось уволиться, но он затаил чувство мести на организацию, которая, моментально забыв его заслуги, вышвырнула на улицу без средства к существованию. В разведке есть такое понятие – «инициативник».

Оно обозначает сотрудника спецслужб, добровольно предлагающего свои услуги разведке другой страны. Пелтон стал таким «инициативником», предложив свои услуги КГБ в качестве бывшего сотрудника АНБ, имевшего доступ к сверхсекретной информации, а также сохранившего хорошие связи в этой организации. Почти шесть лет до своего ареста в ноябре 1985 года он предоставлял советской разведке подробные сведения о деятельности и элементах системы безопасности АНБ в семидесятые годы.
За это время он получил 35 тыс. долларов и 5000 долларов на дорожные расходы. Последний раз он посетил Вену, где происходили его контакты с сотрудниками КГБ в апреле 1985 г.

Пелтон выдал информацию о нескольких стратегически важных американских системах сбора данных электронной разведки, в том числе и по операции «Вьюнок».
Судя по всему, одним из мероприятий по прикрытию Пелтона и было распространение слухов, а в последующем и опубликование в советской прессе сведений об обрыве кабеля связи в Охотском море рыбаками и о «случайной находке» там американского подслушивающего устройства.

Считается, что разоблачение Пелтона произошло в результате побега в США в августе 1985 г. заместителя начальника 1-го (американского) отдела ПГУ КГБ полковника Виталия Юрченко (по другой версии, Юрченко был похищен американцами). Во время допросов в ФБР Юрченко помимо всего прочего рассказал о некоем бывшем сотруднике АНБ, добровольно предложившем свои услуги.
В июне 1986 г. жюри присяжных признало Пелтона виновным. В результате он был приговорен к трем пожизненным срокам.

Подобных историй противостояния разведок двух влиятельнейших государств мира в 70-е и 80-е годы прошлого столетия множество. За прошедшие годы изменилась политическая, экономическая и военная ситуация в России и в странах бывшего советского блока. Научная мысль по созданию новых видов вооружения продвинулась далеко вперед. И в настоящее время ни у одного государства нет гарантии, что против него не будут применены новейшие разработки в области разведывательной техники.



https://topwar.ru/9734-sovetskiy-agent-sorval-operaciyu-ssha-vyunok.html
https://nvdaily.ru/info/173924.html



  • prajt

Русская торпеда

1 июля 1866 года в центре Санкт-Петербурга, на юго-западном берегу Васильевского острова была спущена на воду подводная лодка. Это субмарина первая в мире использовала для подводного движения двигатель особой конструкции, работавший на сжатом воздухе. Все создававшиеся ранее проекты подлодок использовали либо паровой двигатель, либо банальный ручной привод.

[Дальше...]

Новая конструкция русского изобретателя позволяла обойтись без паровой машины, совсем не подходящей для подводного движения, и без многочисленного экипажа подводных гребцов, вручную вращавших винты. Но помимо этого новшества русская подлодка 1865 года была впервые в мире задумана как единый боевой комплекс, совмещавший движущийся подводный носитель с самоходным подводным оружием, ныне известным под именем «торпеда».
До этого все созданные и проектируемые в мире подлодки оперировали только с неподвижными минами, которые под водой буксировали к вражеским кораблям и подрывали их по проводам, отойдя на безопасное расстояние. Естественно, такая тактика существенно сужала возможности использования подлодок. И только предложенный в Петербурге проект 1865 года действительно обещал сделать подводную лодку по-настоящему смертоносным оружием для всех, даже самых больших кораблей.


Военный художник и царский фотограф

Автором опередившего свое время изобретения был Иван Федорович Александровский. Сын небогатого смоленского дворянина, он родился в 1817 году в Митаве (ныне территория Латвии), где его отец работал таможенным чиновником. Начало жизни Ивана Александровского ничем не предвещало его интерес к подводному оружию — он закончил Императорскую академию художеств в Петербурге, учась живописи у знаменитого Карла Брюллова. С 1849 года в качестве штатного армейского художника Иван участвует в Кавказской войне — живописцы тогда заменяли фотосъемку, в их задачу входило зарисовывать для военного командования особенности местности.

Иван Федорович Александровский.(1817-1894)



Фактически Иван Александровский совмещал функции военного топографа и разведчика. Именно тогда он серьезно заинтересовался только что возникшей фотографией — в то время это занятие требовало самых современных знаний химии, оптики и механики. Фотографические пейзажи и фотопортреты были не только модным увлечением, но и важным, новым направлением штабной работы, позволяя по-новому фиксировать военную информацию.
Уже в 1852 году Иван Александровский сконструировал первый в мире аппарат для получения стереофотографий. Через несколько лет, в 1859 году, он участвовал в штурме аула Гуниб и сфотографировал сдавшегося в плен имама Шамиля. Завершившаяся Кавказская война оставила и целый ряд рукописных картин Александровского — «Осада крепости Чох», «Разоренный аул Ташкутур», «Русский лагерь под Гунибом» и другие.

Серьезное занятие фотографией позволило Александровскому стать состоятельным человеком. В Петербурге на Невском проспекте он открыл «Заведение фотографических портретов», столичная знать, следуя новой моде, активно фотографировалась и платила немалые деньги за это новое развлечение. Парадное фото тогда стоило дороже, чем билет первого класса на пароход из Петербурга в Лондон.

Опыты с химическими составами и стеклянными негативами сделали Александровского самым успешным фотографом России и одним из лучших в Европе. Он не раз фотографировал царскую семью, а с 1859 года первым в России стал официально именоваться «Фотографом Его Императорского величества». Александровский становится еще богаче — по налоговой статистике 1862 года его «фотографическое предприятие» в Петербурге приносило свыше 30 тысяч рублей годового дохода. Это были огромные по тем временам деньги, на которые можно было купить два добротных дома в столице Российской империи.
Но состоявшийся фотобизнес и личный успех не отвлекли Александровского от проблем Отечества. В то время общество России болезненно переживало неудачи Крымской войны, когда решающую роль в успехе наших противников сыграли британские пароходы. Россия тогда не имела ни кораблей, ни оружия, способных активно противостоять современному и многочисленному паровому флоту Великобритании.


Англо-французский флот во время осады Севастополя.



Иван Александровский, чья биография была тесно связана с русской армией, особо болезненно переживал ее неудачи и техническое отставание. Накануне начала Крымской войны он, уже будучи состоятельным столичным фотографом, совершил путешествие на Британские острова и мог лично наблюдать многочисленные стальные броненосцы англичан. Хорошо знакомый с современной техникой, Александровский прекрасно понимал, что Россия из-за технических и финансовых причин не сможет нагнать Англию, признанную «владычицу морей», по количеству современных кораблей. Для успеха надо было искать принципиально новое решение.


«Духовой самокат»

Позднее Иван Александровский так описывал ход своих мыслей: «Во время моего пребывания в Англии в 1853 году, перед самым началом Крымской кампании, вид грозного английского флота, готовившегося напасть на Россию, впервые меня навел на идею о подводной лодке...»
Но чтобы победить грозный и многочисленный флот требовалась лодка, отличная от прежних проектов с неподвижными минами на носовом шесте и ручным или паровым приводом движения. На идею о сжатом воздухе Александровского навели опыты с пневматическим затвором фотоаппаратов.
Замысел подводной лодки с таким движителем возник у русского художника еще в годы Крымской войны. Но, как писал позднее сам Александровский, «средства для нагнетания воздуха находились в том время в таком еще младенчестве». Пять лет изобретатель потратил на создание и поиск проектов промышленного сжатия воздуха. Первый пневматический двигатель, как тогда говорили — «духовой самокат», Иван Александровский разработал совместно со Степаном Барановским, профессором университета в Гельсинфорсе (Хельсинки), городе, который как раз в те годы становился главной базой нашего Балтийского флота.

1 мая 1862 года проект подводной лодки, движимой силой сжатого воздуха, был представлен в Морское министерство. Однако большинство русских адмиралов после неудачных экспериментов с немецкими проектами подводных лодок, разочаровалось в самой идее подводного корабля и отказалось рассматривать проект Александровского.
Изобретателю понадобился почти год, чтобы лично заинтересовать новым проектом царя Александра II и главу Морского министерства адмирала Николая Краббе. 4 июля 1863 года русский царь подписал особый указ о начале строительства экспериментальной подлодки.
Работы по созданию субмарины были строго засекречены. Но сразу выяснилось, что в России нет государственных заводов, способных производит многие сложные детали двигателя и корпуса лодки. Половину заказов пришлось разместить на частном предприятии «Завод Карра и Макферсона». В наши дни это расположенное в Петербурге предприятие называется «Балтийский завод», ныне он является одним из ведущих в отечественном судостроении. Но полтора века назад завод принадлежал британскому подданному Марку Мак-Ферсону, которого подозревали в связях с английской разведкой еще в годы Крымской войны.

Завод Карра и Макферсона (Балтийский судостроительный завод).



Заказ же на изготовление большой партии баллонов для сжатого воздуха тогда вообще не могло выполнить ни одно находящееся в России производство. И его пришлось размещать в Англии с ее мощной и передовой промышленностью. Так детали еще небывалого и передового проекта, не смотря на заявленную в царском указе секретность, почти сразу же стали известны «потенциальному противнику».


Первые подводные испытания

Не смотря не все технические сложности, к июню 1865 года лодка была почти полностью готова. На тот момент это было самое большое подводное судно в мире, достигая в длину 33 метров. Экипаж лодки составляли 23 человека — если в прежних проектах экипаж был в основном занят вращением ручного привода винта или работой паровой машины, то в новой лодке экипаж наконец получил возможность сосредоточится на управлении судном и его оружием. Что удивительно, но по форме корпуса и расположение основных узлов конструкции лодка Александровского напоминала современные классические субмарины.
Однако до осени 1865 года «Завод Карра и Макферсона» приостановил завершающие работы на лодке, ожидая поступления оплаты из казны. И только к октябрю лодка была окончательно готова к испытаниям и отправлена на буксире в Кронштадт. Первым командиром экспериментальной субмарины был назначен лейтенант флота Павел Крузенштерн, внук знаменитого мореплавателя.
Из-за наступления холодов и появления льда на Балтике, итоговые испытания лодки отложили на будущий 1866 год. Первое полное погружение было запланировано на 19 июня 1866 года — но оказалось, что неопытные моряки испытывают почти суеверный ужас перед перспективой оказаться ниже среза воды. К тому же первые испытания с погружением были действительно смертельным риском, опыт подобных работ в мире был минимален.

Поэтому в первом погружении участвовали только двое — сам не испугавшийся рисковать жизнью изобретатель лодки и вызвавшийся добровольцем механик «Завода Карра и Макферсона». Удивительно, но допущенный к секретным работам и испытаниям механик носил фамилию Ватсон и был английским подданным — понятия о секретности у русских адмиралов XIX столетия оставались еще очень патриархальными. Фактически вся «секретность» заключалась в том, что адмиралы отказались публиковать сообщения о работах и испытаниях в открытой печати.
Первое погружение на глубину в несколько метров прошло успешно, но закончилось аварией – оказалась не закреплена крышка одного из клапанов высокого давления, и вырвавшийся сжатый воздух разбил все электрические лампы внутри лодки. Кто не закрепил клапан — так и не смогли выяснить, а понятие технической диверсии военным XIX столетия было еще неведомо…
Однако последствия аварии на лодке удалось быстро устранить. Испытания продолжились, экипаж уже не боялся погружений, и лодка, полностью скрываясь под водой на несколько десятков минут, проплывала в таком положении до 2 миль. 27 июня 1866 года Иван Александровский с экипажем, находясь под водой, даже распили бутылку коньяка за здоровье императора Александра II.

Сам царь посетил лодку в середине сентября 1866 года и оказался весьма впечатлен, как он выразился, «чрезвычайно умной придумкой». Изобретателя наградили орденом Владимира 3-й степени и денежной премией в 50 тысяч рублей. Премия по тем временам была огромной, но на все исследования и работы, связанные с подлодкой, Иван Александровский потратил 140 тысяч рублей личных средств, все без остатка накопления, заработанные им в качестве фотографа.


«Торпедо» Александровского

Летом 1865 года, одновременно со спуском на воду своего подводного корабля, Иван Александровский предложил Морскому министерству Российской империи и новое оружие для новой лодки. По сути это были уменьшенные копии самой субмарины, так же двигавшиеся под водой мотором на сжатом воздухе — то, что сейчас именуется торпедами. Именно в 1865 году в описании новой подводной лодки ее конструктор впервые применил этот термин в еще неустоявшейся транскрипции — «самодвижущееся торпедо».
Изначально латинским torpedo в науке о рыбах именовались электрические скаты. С начала XIX века термином «торпедо» в России называли морские мины, приводимые в действие по электрическим проводам. Иван Александровский назвал свой проект «самодвижущееся торпедо» или «самодвижущаяся мина».

«Торпедо» Александровского.



Предложенный проект нового, еще не существовавшего в мире оружия понравился главе Морского министерства Николаю Краббе. Но тут русские адмиралы допустили первую ошибку — руководители Морского министерства посоветовали Александровскому сначала завершить первые испытания подлодки, а потом уже заняться воплощением в жизнь проекта торпед для них.
В 1868 году Иван Александровский вновь представил в Морское министерство уже доработанный проект «торпедо». К тому времени стало известно, что опыты над аналогичными устройствами, приводимыми в движение сжатым воздухом, ведет австрийский флот при помощи известного британского конструктора Роберта Уайтхеда.

Александровский немедленно приступил к испытаниям своих торпед. Однако в царской казне не нашлось для этого эксперимента денег, изобретателю предписали создать новое оружие «на собственные средства с последующим возмещение в случае успеха». Поэтому работы велись кустарно, в частной слесарной мастерской на Казанской улице Петербурга.
Параллельно с работой над торпедами Александровский продолжал испытания подводной лодки. Многочисленные погружения выявили недостатки лодки, причем не столько в проекте, сколько в качестве выполнения работ — например, из экономии «Завод Карра и Макферсона» заменил медные листы обшивки более дешевыми и тонкими латунными. Помимо устранения этих проблем, изобретателю пришлось решать массу ранее неисследованных вопросов, в основном связанных с устойчивым передвижением субмарины на глубине. Впервые в мире была проведена целая серия научных опытов по подводному движению.

В 1869 году подлодка Александровского впервые участвовала в маневрах флота совместно с надводными кораблями. Пройдя под водой почти милю, лодка вынырнула у борта императорской яхты «Штандарт», и ее экипаж на глазах царя в полной парадной форме моментально выстроился на палубе.
На следующий год был запланирован цикл испытания лодки на больших глубинах свыше 25 метров. Однако случилась неожиданная задержка — Россия в то время отказалась от рекрутской повинности с длительным сроком службы солдат и переходила на комплектацию армии путем временного призыва. В связи с этим прежний срок службы рядовых матросов был существенно сокращен и к 1870 году почти весь экипаж подлодки Александровского был уволен в запас. На подготовку нового экипажа ушел почти год, и цикл глубинных испытаний был начат только в 1871 году.

10 июля 1871 года лодка впервые погрузилась на глубину 24 метра. Это стало мировым рекордом погружения обитаемого аппарата подобной величины. Обрадованное флотское начальство без консультаций с конструктором, который отбыл с докладом в Петербург, решило на следующие сутки провести погружение на глубину свыше 30 метров. Этого поспешного погружения корпус лодки не выдержал, и она затонула в Финском заливе у пролива Бьёркезунд (ныне это Выборгский район Ленинградской области).
Два года Иван Александровский потратил на подъем лодки с глубины. В 1873 году ему это удалось при помощи резиновых понтонов собственной конструкции. Естественно, спасение лодки отвлекло его от работ по созданию первых торпед.


«Оскорбительно для русского самолюбия обращаться к Уайтхеду»

К тому времени командование армией и флотом было озабочено очередным конфликтом с Турцией. Боевые действия должны были начаться в ближайшие годы, но после Крымской войны Россия не имела флота на Черном море. Простроить за 2–3 года новый броненосный флот было невозможно, и единственным наступательным средством русского флота против турок могли стать лишь «самодвижущиеся мины», торпеды.
Летом 1875 года в Морском министерства состоялось совещание адмиралов, на котором решалась судьба торпедного оружия. Имелось два варианта — купить за большие деньги торпеды британца Уайтхеда или доработать до готовности торпеды Александровского.

К тому времени «самодвижущихся мины» русского изобретателя прошли успешные испытания, но по скорости уступали британскому варианту. Хотя Александровский разработал проект торпеды в 1865 году, годом ранее, чем получил свой патент Роберт Уайтхед, однако русский конструктор прошедшее десятилетие был вынужден потратить на создание, испытание, а затем спасение затонувшей подводной лодки, в то время как британец сосредоточился исключительно на опытах с торпедным оружием.
Помимо этого торпеды Александровского изготавливались им за свой счет кустарно в слесарной мастерской, тогда как на Уайтхеда работал его собственный большой механический завод в Фиуме (ныне порт Риека в Хорватии), щедро финансируемый австрийским флотом. Неудивительно, что, имея такую фору, британский инженер за несколько лет вырвался вперед в вопросах скорости нового оружия.

Роберт Уайтхед и его торпеда.



Большинство адмиралов по этой причине высказались за покупку британского проекта. Однако глава Морского министерства Николай Краббе решительно поддержал русского изобретателя. «Господа, — обратился он к подчиненным, — я всегда старался поддерживать русский труд и русские изобретения, а вы? За какую-нибудь трубку, придуманную иностранцем, готовы дать сотни тысяч… Обратите внимание, что Александровский не имеет в своем распоряжении никаких механических предприятий, устройте механическую мастерскую для изготовления торпеды, и я уверен, что Александровский построит торпедо не хуже Уайтхеда».

В итоге Ивану Александровскому удалось быстро увеличить скорость своих торпед в два раза, почти достигнув показателей Уайтхеда. Как писал сам русский изобретатель, за отставание в скорости «никого нельзя упрекнуть, ибо это есть следствие скудных механических средств, имеющихся у нас в России». Главной проблемой в борьбе за скорость стало качество металлов — нужные по прочности и гибкости стали, с успехом примененные англичанином, тогда были большим дефицитом в нашей стране.
К несчастью сторонник русской торпеды адмирал Краббе осень 1875 года тяжело заболел и покинул пост главы российского флота. И в октябре того же года Морское министерство приняло решение не ждать завершения опытов с «торпедо» Александровского, а купить образцы этого оружия у британца Уайтхеда. Против этого решения решительно выступил вице-адмирал Андрей Александрович Попов, создатель первых русских броненосцев. Он с гневом заявил коллегам-адмиралам: «Накануне самостоятельного решения этого вопроса Александровским даже оскорбительно для русского самолюбия обращаться к Уайтхеду».

Однако большинство адмиралов накануне большой войны с Турцией решили не рисковать и, не дожидаясь конца опытов Александровского, купить для флота сотню торпед Уайтхеда. Понимая, что война с турецким флотом не за горами, Иван Александровский подчинился требованиям флотского начальства и даже вошел в комиссию, которая занималась приёмкой британских торпед. «Когда я увидел мину Уайтхеда, — позднее вспоминал русский изобретатель, — то оказалось, что ее устройство основано на тех же принципах, как и мое торпедо, с той лишь разницей, что механизм его мины отличается весьма тщательной отделкой, что и не удивительно, так как он имеет для этого специальный громадный завод, тогда как моя самодвижущаяся мина была сделана без всяких механических средств у простого слесаря на Казанской улице...»


«Руководствуясь высочайшим повелением о сокращении расходов»

В то время торпедное оружие по сложности и стоимости изготовления соответствовало крылатым ракетам XXI века — менее чем за десятилетие Россия выплатила Уайтхеду почти полтора миллиона рублей серебром. Но именно наличие конкурента в лице Александровского позволило русскому правительству почти в два раза снизить первоначальную цену торпед Уайтхеда.
Иван Александровский сразу же внес несколько усовершенствований в конструкцию носовой части британской торпеды, усилив ее поражающую мощь. Это русское изобретение почти сразу стало известно Уайтхеду, и он тут же применил его в своих торпедах.
«Самодвижущиеся мины» Уайтхеда были использованы черноморскими моряками России уже в январе 1878 года. Два русских катера «Чесма» и «Синоп» потопили турецкий пароход, впервые в мире произведя успешный боевой пуск торпед.

Судьба же русского изобретателя-энтузиаста Ивана Александровского сложилась поистине трагически. После окончания русско-турецкой войны 1877–78 годов бюджет Российской империи испытывал серьезный дефицит, одновременно русский флот начал дорогостоящее строительство броненосных кораблей на Черном и Балтийском морях. Адмиралы были увлечены новыми, казавшимися непотопляемыми цельнометаллическими броненосцами, эксперименты с подводными лодками казались им ненужной тратой сил и средств.
Напрасно Иван Александровский убеждал Морское министерство, что его субмарина с новыми торпедами «без малейшего для себя риска, незамеченной потопит любой броненосец». Его идеи почти на четверть века опередили свое время — господство подводных лодок моряки всего мира окончательно осознают лишь к началу Первой мировой войны.

Пока же Александровскому пришлось испытать всю горечь неудач. Весной 1881 года террористы убили Александра II, который лично знал изобретателя и симпатизировал его идеям. Новый император был далек от увлечений постаревшего фотографа и летом 1881 года он без колебаний удовлетворил прошение Морского министерства о прекращении всех опытов над лодками и торпедами Александровского в целях экономии бюджетных средств, или как тогда звучал язык бюрократических документов — «руководствуясь высочайшим повелением о возможном сокращении расходов».
Изобретателя уволили из штатов военно-морского флота, затраты на создание подводного оружия оказались невозмещенными. За годы упорной работы над подлодкой и торпедами некогда модное фотоателье Александровского пришло в упадок, опыты и эксперименты съели все финансовые накопления. Последние годы жизни изобретателя прошли в бедности и попытках доказать перспективу подводного флота.

Иван Федорович Александровский умер 13 сентября 1894 года. Ровно через 6 лет Морское министерство, обеспокоенное успешными опытами по созданию подлодок в Европе, вновь организовало комиссию по разработке субмарин. И еще через 2 года в Петербурге на Балтийском заводе построили подлодку «Дельфин», первую подводную лодку, официально зачисленную в списки боевых кораблей Российского флота. В ее конструкции русские инженеры использовали многие наработки, сделанные ранее Иваном Александровским.


https://rusplt.ru/sdelano-russkimi/russkaya-torpeda-17465.html

Коронавирус выводит из строя сильнейший флот мира

В  ближайшие несколько месяцев военная мощь Соединенных Штатов резко  снизится. Невидимый враг, COVID-19, вывел из строя почти все  американские авианосцы. Военные учения и ротация войск приостановлены. И  это только начало.

Как же так получилось, что какой-то коронавирус за месяц с небольшим вывел из строя сильнейшие армию и флот на планете?

Чтобы не быть голословными, обратимся к фактам.

Флот

Когда  пандемия только начиналась, ее символами стали гигантские круизные  лайнеры, из роскошных плавучих отелей неожиданно превратившиеся в  тюрьмы. Причина проста: несмотря на большие размеры и развитую  инфраструктуру, внутреннее пространство на корабле весьма ограниченно.  По вентиляционной системе циркулирует один и тот же воздух, которым  дышат и здоровые, и зараженные. В условиях карантина пассажирская каюта  становится камерой, и никуда с этой «подводной лодки» не деться.

К  слову, о подводных лодках и прочих военных судах. Условия жизни на них  несравненно более суровые, чем на круизных лайнерах. Экипаж больших  кораблей составляет многие тысячи человек, по штату койки местами стоят  даже в тамбурах и переходах. Создать условия для карантина на военном  флоте куда сложнее, чем на гражданском пассажирском судне. Что на  практике и продемонстрировали ВМС США, которые сложно упрекнуть в  недостаточном финансировании и дефиците.

Collapse )
  • prajt

Благородство на войне и последствия

Это одна из тех историй, после которых пропадает всякое желание играть на войне в благородных рыцарей.
В Первую мировую войну у немецких подводников было принято проявлять благородство по отношению к своим жертвам – имея возможность торпедировать вражеское транспортное судно с экипажем, немецкая субмарина позволяла вражеской команде на шлюпках покинуть судно, и только потом топила пустой корабль.
Иногда такое благородство приводило к печальным результатам.

Пропагандистская открытка по сбору средств для немецкого подводного флота

[Дальше...]

2 сентября 1917 года около 11:55 немецкая подводная лодка U28 под командованием лейтенанта Георга Шмидта к северо-востоку от мыса Нордкап на свое несчастье перехватила британское транспортное судно Olive Branch («Ветвь оливы»), следующее с боеприпасами в Романов-на-Мурмане (будущий город Мурманск). Пароход построили в Глазго в 1912 год, и первоначально дали имя «Беллорадо». Он считался везучим — в феврале 1917 года отбился от немецкой подводной лодки, вступив с ней в артиллерийскую дуэль. В перестрелке погибли три члена экипажа «Беллорадо», но пароход спасся, сменил владельцев и был переименован в «Олив Бранч».

Капитан-лейтенант Г. Шмидт был четвертым командиром U-28, и, несмотря на его талант, успех принадлежал также экипажу и лодке, считавшейся везучей. U-28 построили в 1913 году на верфи в Данциге. Она имела надводное водоизмещение 675, подводное — 867 тонн, длину 64 метра, надводную скорость 16,7 узла, подводную — 9,8 узла и дальность плавания 9779 миль. На вооружении лодка имела четыре торпедных аппарата, шесть торпед, одно 105-мм орудие. Экипаж составлял 39 человек. За пять боевых походов в 1914—1917 гг. она отправила на дно 40 судов противника общим водоизмещением 90 тыс. тонн, повредила три судна и два захватила в качестве приза.

Немецкая подлодка U-28 16 марта 1915 года во время захвата голландского транспортника Batavier V (фото сделано с голландского корабля)



Англичане шли без конвоя из Ливерпуля с грузом взрывчатки, артиллерийских снарядов и военного снаряжения для союзной Российской империи.
Субмарина U28 торпедировала Olive Branch, а после того как пароход был подбит, всплыла в надводное положение и благородно предложила британской команде покинуть судно.
Удивительно, что Olive Branch сразу не взлетел на воздух.

Экипаж U-28 16 марта 1915 года аналогично предлагает голландскому экипажу Batavier V покинуть судно (фото сделано с голландского корабля)



Терпеливо подождав, пока весь экипаж британских моряков, успеет погрузиться в спасательные шлюпки и отплывет на безопасное расстояние от обреченного судна, U-28 открыла огонь из палубного орудия по пустому кораблю. Снаряд со второго выстрела попал в боеприпасы, находящиеся в грузовом трюме. Взрыв был настолько силён, что взрывной волной и обломками судна была нарушена герметичность корпуса субмарины.

Со слов британцев, события развивались так:
«2 сентября торпеда с U-28 угодила в машинное отделение британского судна Olive Branch. К счастью, судно не сразу пошло ко дну, и у его экипажа было достаточно времени, чтобы сесть в спасательные шлюпки. В этот момент подлодка всплыла и приблизилась к тонущему судну на расстояние в две с небольшим сотни метров, чтобы добить его из пушки. Первый же выстрел оказался и последним, причем не только для судна, но и для подлодки. Раздался мощный взрыв — судно везло боеприпасы.
Тяжелый грузовик, перевозившийся на баке судна, взрывом был подброшен высоко в воздух и обрушился прямо на подлодку, которая скоро затонула...»
[1]

Но это еще не конец истории. Большая часть экипажа U-28 незадолго до взрыва вышла на палубу поглазеть, как артиллеристы будут расстреливать и топить «Olive Branch» и поэтому очутилась в воде.

«Несколько немецких подводников поплыли в сторону спасательных шлюпок с Olive Branch, прося взять их на борт. Как потом объясняли английские моряки, шлюпки были заполнены, кроме того, некоторые из немцев были вооружены. Так или иначе, немцев в шлюпки не взяли, и их в конце концов поглотил океан...
Экипажу Olive Branch повезло больше: спустя некоторое время все они (за исключением погибшего при взрыве торпеды кока) высадились на берег в Норвегии»


Погибший экипаж немецкой подлодки U-28



Интересно, почему историки ограничиваются коротким «от взрыва погибла и подводная лодка» — без объяснения причин? Думаю, они не верят в чудеса, которые иногда происходят — когда все звезды и напряжения сходятся в одной точке.



[1] - Андрей Ольховатов. Британские моряки на Русском Севере в Первую мировую войну. Отечественные записки. №6. 2013.



https://oadam.livejournal.com/?skip=30
Глеб Минский

Йоханнес Херманус Куккук - голландский художник-маринист, основатель династии. Продолжение.

Первая часть здесь!


Творчество его внука Виллема (одного из внуков) - часть 1 и часть 2

Творчество его сына (одного из сыновей) Хермануса Старшего - часть 1 и часть 2.



1. Рыбаки на пристани с видом на устье реки.

Collapse )

Глеб Минский

Йоханнес Херманус Куккук - голландский художник-маринист, основатель династии.

Йоханнес Херманус Куккук (1778 - 1851), был одним из самых известных художников-маринистов своего времени и передал свой талант четырем из восьми своих детей. Семь его внуков и четыре правнука также прославились как художники. Он был талантливым мастером самоучкой.


Творчество его внука Виллема (одного из внуков) - часть 1 и часть 2

Творчество его сына (одного из сыновей) Хермануса Старшего - часть 1 и часть 2.



1. Морской пейзаж.


Collapse )