Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

  • prajt

Петербургский Ангел

В Измайловском саду, соседствующем с Молодёжным театром на Фонтанке, расположилось множество скульптур и инсталляций. А однажды на спинку одной из скамеек скромно примостился удивительно трогательный «Петербургский ангел». Он выглядит добрым интеллигентным дедушкой. Из-за потёртого пальто, видавшей виды шляпы и характерного шарфика многие принимают его за петербургского бездомного. И только крылья выдают ангельскую сущность.


Collapse )
promo uctopuockon_pyc november 17, 2016 11:36 36
Buy for 10 tokens
Оригинал взят у koparev в Арктическая теория и Россия «Арктическая» теория Основа арктической теории была заложена книгой североамериканского историка Уоррена «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе» (1893 г.). Уоррен…
антик

Фото 1941 года...

 Театр имени Вахтангова в Москве на Арбате, разрушенный при налете немецкой авиции в ночь с 23 на 24 июля 1941 года...

Фото
Во время бомбежки в театре погибли несколько сотрудников администрации, пожарный и два артиста, дежуривших на крыше, чтобы тушить зажигательные бомбы...

После войны театр был отстроен заново.

источник

зимнее
  • tanafi

Недавний юбилей

В Миккели, Южное Саво (Финдяндия), имеется свой городской драматический театр. Его
история начинается в 1913 году, когда было основано Драматическое общество Ассоциации рабочих. Следующая дата: осень 1919 года, он был восстановлен и собрал более 30 человек, в двадцатом году эта сцена получила право на
Collapse )
  • prajt

Вероника Полонская... Та самая

Оригинал: https://prajt.livejournal.com/247252.html
Вероника Полонская, последняя любовная привязанность и единственная свидетельница самоубийства Владимира Маяковского 14 апреля 1930 года. Вероника (Нора) Полонская познакомилась с Владимиром Владимировичем 13 мая 1929 года. Ей был всего 21 год, Маяковскому-36. Их роман продлился почти год.
Гибель Владимира Маяковского была для Вероники тяжелым потрясением, ударом, от которого она долго не могла оправиться.
Через восемь лет (1938) Вероника Полонская написала воспоминания, которые были опубликованы только через полвека.

Полонская Вероника Витольдовна (1908-1994)

Collapse )
зимнее
  • tanafi

Народные развлечения...

На Святки. Одним из таких развлечений был кукольный театр.
О том, что кукольный театр был известен еще в Киевской Руси, свидетельствует одна из фресок Софийского собора, на которой изображен кукольник, поднимающий занавес. О представлении кукольного театра , "Петрушки" — в 17 веке

Collapse )
антик

Портрет балерины Александры Балашовой



Когда речь заходит об истории старинной улицы Пречистенка в Москве, о доме № 20 и его обитателях, вспоминается не только легендарный генерал Ермолов, но и прима Большого театра балерина Александра Михайловна Балашова.
Collapse )
  • prajt

Байки из «Актёрской курилки»

Актёр и режиссёр Борис Львович собрал богатейшую коллекцию баек из жизни актёров театра и кино, писателей, музыкантов и прочих творческих людей и опубликовал их в книге «Актёрская курилка».

* * *
В Малом театре служил когда-то актер Михаил Францевич Ленин, помимо всего прочего знаменитый тем, что году в восемнадцатом дал в газету объявление: «Прошу не путать меня с политическим авантюристом, присвоившим себе мой псевдоним!».

Михаил Францевич Ленин
[Дальше...]
Рассказывают, что однажды прибежали посыльные в кабинет к Станиславскому и закричали: «Константин Сергеевич, несчастье: Ленин умер!» «А-ах, Михаил Францевич!» — вскинул руки Станиславский. «Нет — Владимир Ильич!» «Тьфу-тьфу-тьфу, — застучал по дереву Станиславский, — тьфу-тьфу-тьфу!..»

* * *
Уже на исходе лет своих, рассказывают, старейшая актриса Малого театра Евдокия Турчанинова как-то звонит Александре Яблочкиной: «Шурочка, я тут мемуары затеяла писать! Так не припомнишь ли: я с Сумбатовым-Южиным жила?»


Александра Яблочкина и Евдокия Турчанинова, 1947 г.




* * *
Знаменитый конферансье Михаил Наумович Гаркави был необыкновенно толст. Он прожил на свете почти семьдесят лет, жена его была на двадцать лет моложе. Рассказывают, как-то на концерте она забежала к нему в гримуборную и радостно сообщила: «Мишенька, сейчас я была в гостях, сказали, что мне больше тридцати пяти ни за что не дашь!». Гаркави тут же ответил: «А пока тебя тут не было, зашел ко мне какой-то мужик и спрашивает: «Мальчик, взрослые есть кто?».



Михаил Гаркави



* * *
Некий новый русский пригласил Зиновия Гердта осмотреть свою новую квартиру. Водил по бесчисленным комнатам, объяснял: «Здесь это, здесь то... один туалет, другой туалет, одна ванная, другая ванная... спальни, кабинеты, комнаты для приемов...» В конце экскурсии, естественно, вопросил: «Ну, как вам, Зиновий Ефимыч?» Вежливый Гердт сказал, что все очень мило, но, на его взгляд, где-то здесь еще должен быть пункт обмена валюты.


Зиновий Гердт


* * *
Актер Геннадий Портер когда-то много лет назад поступал в школу-студию МХАТ, выдержал огромнейший конкурс и был принят. Курс набирал известнейший мхатовский актер Павел Массальский. (Даже далекие от театра люди помнят его в роли плохого американца в кинофильме «Цирк».) И вот где-то на третий день обучения Массальский, сжав руки и возвысив голос, провозгласил: «Друзья мои, сегодня к нам на курс придет сам Михаил Николаевич Кедров. Он обратится к вам, наследникам мхатовских традиций, с приветственным словом.

Слушайте, друзья мои, во все уши и глядите во все глаза: с вами будет говорить ученик и друг великого Немировича-Данченко!» «Мы сидим просто мертвые от страха, — рассказывал мне Портер, — шутка ли: сам Кедров! Что же он скажет нам о театре, какое „петушиное слово“?! Вот он вошел, сел напротив курса. Смотрит на нас, голова трясется. Мы замерли, ждем. Он долго так сидел, глядя на нас, тряся головой. Потом, едва повернув голову к Массальскому, гнусавым своим голосом сказал: „Курс большой, будем отчислять!“ Встал и удалился».



Павел Массальский



* * *
Старейший московский актер Мозалевский, в силу своей ужасной шепелявости весь театральный век простоявший в массовке без единого слова, тем не менее под конец жизни превратился в памятник самому себе: шутка ли — столько лет безупречной службы! В день празднования 50-летия МХАТ на сцену вышли только два артиста, участвовавшие в самом первом спектакле «Царь Федор Иванович»: премьерша Книппер-Чехова и вечный массовщик Мозалевский! В те времена вышла мемуарная книга генерала Игнатьева «50 лет в строю». Мхатовские шутники говорили, что Мозалевский тоже пишет книгу, которая будет называться «50 лет СТОЮ»... Ну, книгу — не книгу, а кое-что стал «позволять себе»...


Сергей Александрович Мозалевский



Однажды Немирович-Данченко, имевший пунктиком непременное и доскональное знание каждым актером биографии своего персонажа, накинулся на него, переминавшегося с ноги на ногу в толпе гостей в доме Фамусова: «Почему вы пустой, Мозалевский? Почему не чувствую биографии? Кто ваши родители, где вы родились, с чем пришли сюда?..» «Ах, Владимир Ивановищь! — ответил шепелявый корифей. — Не дурите мне голову, скажите луще, где я штою!» Это была такая неслыханная дерзость, что оторопевший Немирович отстал немедленно...

* * *
Старейшая актриса Малого театра Елена Николаевна Гоголева была очень щепетильна в вопросах театральной этики. В частности, страстно боролась даже с малейшим запахом алкоголя в стенах театра. Но однажды она была в гостях в подшефной воинской части, и там ее уговорили выпить рюмку коньяку. Гоголева очень переживала. Придя тем же вечером на спектакль, она встретила Никиту Подгорного. «Никита Владимирович, — сказала она ему, — простите, Бога ради! Нам с вами сейчас играть, а я выпила рюмку коньяку!» Подгорный, в котором к этому времени «стояло» этого напитка раз в двадцать больше, тут же возмутился громогласно: «Ну, как же вы так, Елена Николаевна! То-то я смотрю: от кого коньячищем пахнет на весь театр?!»

Никита Подгорный



* * *
Михаил Новохижин рассказывал, что часто записывался с Раневской на радио. Репетировали у Раневской дома — с чаем, пирогами и тараканами. Да-да, тараканами, у Раневской их было множество, она их не убивала, наоборот: прикармливала и называла «мои прусачки». Ползали везде, совершенно не стесняясь... Новохижин терпел, терпел, но когда один самый нахальный таракашка пополз прямо в тарелку с пирогом, он его ладошкой припечатал к столу. Фаина Георгиевна встала над столом в полный рост и пророкотала: «Михал Михалыч, я боюсь, что на этом кончится наша дружба!»


Михаил Новохижин



* * *
Вера Петровна Марецкая загорает на южном пляже. Загорает очень своеобразно: на женском лежбище, где дамы сбросили даже легкие купальнички, знаменитая актриса лежит на топчане в платье, подставив солнцу только руки, ноги и лицо. Проходящая мимо жена поэта Дудина замечает ей: «Что это вы, Верочка, здесь все голые, а вы вон как...» «Ах, дорогая, — вздыхает Марецкая, — я загораю для моих зрителей! Они любят меня; я выйду на сцену — тысяча людей ахнет от моего загорелого лица, от моих рук, ног... А кто увидит мое загорелое тело, — кроме мужа, человек пять-шесть? Стоит ли стараться?»



Вера Марецкая




* * *
Замечательный артист театра Сатиры Михаил Державин некоторое время был зятем Буденного. Вот как-то он везет своего легендарного тестя на дачу и по дороге развлекает его анекдотами про Василия Иваныча Чапаева. Буденный слушал внимательно и серьезно, закручивая ус на палец, потом досадливо крякнул: «Э-эх, говорил я ему, дураку: учись!!»


Михаил Державин


* * *
Актерские дети, как и цирковые, есть особая часть детского населения. Болтаясь с рождения в театре, они насквозь пропитываются запахом кулис. Сын моих знакомых актеров пошел в первый класс. Первого сентября прозвенели звонки, дети разошлись по классам, только этот сидит в коридоре со своим портфельчиком. «Почему ты не идешь в класс, — спрашивает его завуч, — ты что, не слышал, что был второй звонок?» «Слышал, — сурово ответил ей театральный ребенок, — ну и что? Вот дадут третий, — тогда и пойду!»







* * *
Режиссеры Алов и Наумов снимали фильм, в котором была занята большая группа цыган. Один из постановщиков все время обращался к ним (видимо, ему казалось, так будет вежливее): «Товарищи цыгане, войдите в кадр!.. Товарищи цыгане, выйдите из кадра!.. Товарищи цыгане, все налево!.. Товарищи цыгане, все направо!..» В конце концов один из цыган спросил его (видимо Наумова): «Товарищ еврей, а перерыв на обед когда?»



Режисеры Владимир Наумов (справа) и Александр Алов



* * * * *

Актёр и режиссёр Борис Львович



Из книги Бориса Львовича «Актёрская курилка»
Взято:
https://vakin.livejournal.com/2596381.html

  • prajt

Нестареющий "Необыкновенный концерт" Сергея Образцова

Если вам приходилось посещать театр кукол им. С. Образцова в Москве, или хотя бы слышать о нём, то весьма вероятно вы знаете о «Необыкновенном концерте». Этот спектакль - визитная карточка театра.

"Необыкновенный концерт" за свою историю был сыгран больше восьми тысяч раз, "живьем" его видели более пяти миллионов человек, а в телеверсии — больше двухсот миллионов. Получив эти цифры, эксперты Книги Гиннесса поначалу не поверили своим глазам: показатели самых популярных театральных постановок мира на два порядка ниже.





"Кукольные часы" на театре кукол С.В.Образцова

[Дальше...]


Еще в 1939 году Александр Введенский принёс в театр Образцова свою кукольную пьесу для взрослых «Концерт-варьете». Пьеса по просьбе Образцова была переработана для детей и представляла собой пародию на популярные концертные программы и исполнителей тех лет, а действующими лицами в ней были животные.








Однако постановку отложили, затем началась война, и пьеса Введенского так и осталась лежать в архиве театра. Работа над новым спектаклем началась весной 1944 года. Почти год продумывалась пьеса. Осенью 1945 года были готовы первые эскизы кукол, затем начались репетиции. Сценарий спектакля складывался постепенно по принципу театрального «капустника».

Спектакль составили как смешную пародию на стандартные приёмы и стереотипы множества эстрадных концертов того времени. Его так и назвали - «Обыкновенный концерт». Впервые он был показан в 1946 году.
«Через полтора года, как концерт полюбили, пошли зрители, рассказывал Борис Голдовский, историк театра, - вдруг в 48-м году спектакль закрыли. Во-первых, в необыкновенном «Обыкновенном концерте» нет ни одного положительного героя. Во-вторых, это клевета на нашу эстраду».














Тогда Сергей Образцов поменял название спектакля на «Необыкновенный концерт». А в качестве положительного героя стал выступать сам, взяв на себя роль ведущего концерта.

По настоянию чиновников из программы были изъяты ещё несколько номеров (пародия на «буржуазный» джаз, «трафаретная» обезличенная хоровая капелла, в которой узнавали хор Свешникова и пр.), и оставшихся пять-шесть кукольных номеров хватило лишь на одно (второе) отделение, которое было названо «Концерт кукол», а в первом отделении Образцов исполнял свой сольный концерт.

Но уже через полтора года Эдуард Апломбов - конферансье спектакля, вернулся на сцену. Его роль в разное время играли Семен Самодур, Евгений Сперанский и блистательный Зиновий Гердт. Они же были и авторами знаменитых реплик.
Всемирно известный конферансье Эдуарда Апломбов, этот нагловатый, но очаровательный тип объявлял номера концерта с необыкновенным юмором, от которых зал просто умирал от хохота.










В 1968 году в новой редакции спектакля возродился полный концерт. При этом Образцову удалось сохранить неизменной всю программу, в том числе блестящие реплики конферансье, которые произносил Зиновий Гердт, искрометный юмор и сатирические образы всех персонажей.

Спектакль представлял собой пародию на различные жанры искусства: хоровое пение, авангардная музыка, цирк, цыганские романсы, латиноамериканские (трио, исполнявшее песню «Ай-яй-яй, компанья», что, по словам ведущего, в переводе означает «Ой-ёй-ёй, коллектив»), а также французские (вымышленная певица Мари Жють - возможно, аллюзия на Мирей Матьё) песни.
На "Необыкновенном концерте" выросло не одно поколение. Ему выпала самая счастливая из возможных в этом жанре судеб — он был растащен на цитаты и вошел в разговорный обиход.






Выражения "цыганский хор заполярной филармонии", "соло водобачкового инструмента" и "капелла главного аптекоуправления", равно как и имена Стеллы Свисс, Мари Жють и братьев Баклушиных знают у нас все, кому за двадцать или за двадцать пять.
«Необыкновенный концерт», не потеряв живой реакции, стал памятником ушедшей советской эстраде. О которой, иногда с горечью вспоминают какие-нибудь социально активные пенсионеры, которые, не теряя надежды на лучшее.
В прежние годы концерты были вправду разнообразнее. Мог выйти Василий Лановой и прочитать что-нибудь из Пушкина. Обычно он читал: «Алина, сжальтесь надо мною, быть может, за грехи мои, мой ангел, я любви не стою...»












Обязательно был один какой-нибудь номер из классики, или балета Большого театра. Могла выйти Майя Михайловна Плисецкая и станцевать «Умирающего лебедя». Хазанов - в концерте ко Дню милиции. Его обычно выпускали даже в телевизионный эфир.
Конечно, эстрадный оркестр под управлением Юрия Силантьева. Цыгане обязательно...
В общем, все то, что так остроумно пародировали в «Необыкновенном концерте». Ну и, конечно, был конферансье, жанр и, можно сказать, сам тип, родившийся на заре прошлого века в подвалах кабаре, на небольших летних эстрадках в городских садах.

Что говорить, некоторые реплики ведущего Эдуарда Апломбова и участников концерта стали «крылатыми»:

«У рояля - то же, что было раньше»;

«Дерзайте, маэстрочки, чтоб талантливо было, а я пойду немножко покурю».









«Ибо кто из нас не любит, придя домой после радостного трудового дня на службе, уединиться и попеть хором!»

Она (Мари Жють) поет о любви, только о любви в рамках культурного обмена. Ее тема - страдание, страдание не в смысле «я страдала, страданула», а в смысле «лямур-тужур-бонжур».

«Молодой, холостой, незарегистрированный».

«Шахерезада Степановна! - Я готова».

«Мы с вами живем в эпоху деревянных реек, стекла и бетона. Вот почему на этой сцене столько деревянных реек, вот почему в нашем юморе столько бетона».

«А ну, ходи веселей, курносенький!»

«Сидоров-Сидорини с огромным успехом пел в Милане, наискосок от Ла Скала».











«Дикие звери работают в изолированной от публики клетке, что обеспечивает им полную безопасность».

«Семен Иваныч, будьте любезны, дорогой, ликвидируйте рояльчик».

«Лишь тот, кто витамины пьет, до самой смерти доживет!»

«Конферансье. Слово это, к сожалению, до сих пор не русское, слово это зарубежное. Оттуда. Кстати, о Западе. Есть мнение, что Запад успешно загнивает. Но не будем на этом останавливаться, это, в конце концов, их нравы».

«Завершающее монкондо белиссимо сюсюрандо водобачкового инструмента».

«Если я не найду свой кумир, - Брошу мир и уйду в мо-нас-тыр! Девочки! - Что?! - За мной! - Куда?! - В монастыр!!!»













А квинтет Вальдемара Кыша - это же шедевр водно - бочковой музыки. Ничего не напоминает?

Идут годы, подрастает уже четвертое поколение. Заглянешь в афишу театра кукол им. С.Образцова и радуешься - спектакль по-прежнему идет, несмотря на возраст, шутка ли - почти 70 лет.

Когда будет время, соберитесь все вместе и посмотрите «Необыкновенный концерт». Посмеётесь от души. Хорошее настроение гарантируется!
Здесь полная версия спектакля - фильм 1972 года.






Оригинал:
https://www.liveinternet.ru/users/komrik/post347898947



Мельпомена повержена, или Здравствуй, местечковый холуин

Мельпомена повержена,  или Здравствуй, местечковый холуин

Фото В. Шарифулин / ТАСС


Минувший Год театра запомнится окончательным разгромом русского традиционного театра, который всегда воспитывал, просвещал, взывал к совести зрителя, к его чувству справедливости, учил добру. Для мыслящего слоя общества он был своего рода индикатором идентичности. Если ты, сидя в зале, не обливаешься слезами над бедами униженных и оскорблённых, не наливаешься праведным гневом, видя на сцене «над правдою глумящуюся ложь», ты не русский человек. Не по крови, понятно, а по культурному коду. И вот этот театр почти уничтожен. Зачем?

ПОПРОБУЕМ разобраться. Видимо, русский театр стал слишком неудобен для той «стабильности», которая предполагает сохранение всех наших социальных перекосов и пропастей. Помните, Остап Бендер собирал деньги на ремонт Провала, чтобы не слишком проваливался? Вот-вот! Боюсь, большинство президентских грантов сегодня уходят именно на «ремонт Провала». В нынешней ситуации куда спокойнее, если театр, литература, кино взывают не к чувству справедливости, а эксплуатируют любопытство человека, по преимуществу нездоровое. Если зритель воспалился, видя, как актриса на сцене демонстрирует групповой орал, власти плевать. Разве что православные активисты возмутятся. А вот от воспалённой гражданской совести бывают волнения. Я против беспорядков, но с ними надо бороться не с помощью блокады совести и постмодернистских штучек Суркова, который ушёл, чтобы остаться.

Лицо России

Главное событие Года театра – это, без сомнений, жестокое свержение Татьяны Дорониной, фигуры грандиозной,

Collapse )